Текст книги

Дэуши Андре
Синее пламя

Синее пламя
Дэуши Андре

Для Вселенского Альянса чужая жизнь – это лишь ресурс, который можно использовать. Они живут на огромных космических станциях, бороздящих космос. Для их содержания постоянно требуется энергия. Они превратили планеты в свои батарейки, а жителей Вселенной – в беспрекословно подчиняющихся подданных. Их власть безгранична. Но однажды они узнают, что в одной из галактик была целенаправленно уничтожена ценная энергетическая планета. И уничтожил ее представитель человеческой расы по имени Рендал. Они отправляют за ним квадетэрианского детектива Юндела, бывшего «охотника за головами».

Он шёл в толпе. Олагарро-сити трещал от его жителей, особенно в центре, так как остальная площадь планеты Блик была малопригодной для жизни. Рендала постоянно пихали, толкали, резко перед ним тормозили, и поэтому он сам непроизвольно натыкался на впереди идущих. Ему дважды наступили на пятку. Человек повернулся назад и увидел хоботок кесопанийца в деловом костюме. Сам Рендал был одет почти так же, только образ его дополняли чёрная шляпа и синяя борода.

– Простите, сэр, – сказал сзади идущий.

Несмотря на врождённую вежливость, кесопаниец не смог скрыть своего удивления, увидев человека. Люди стали большой редкостью во Вселенной. Тем более в центре Олагарро-сити.

– Ничего страшного, мистер, – подмигнул ему в ответ Рендал. – Мы в центре планеты, где все наступают на тебя, а ты наступаешь на всех. Не стоит затруднять себя извинениями. Раз вы тут оказались, значит, вы много на кого наступили ранее.

Кесопаниец поравнялся с Рендалом.

– Вы ошибаетесь. Я не местный. На этой суровой планете я строго по бизнесу. У меня встреча с Плазма Джетс.

– Торгуете плазмой? – осведомился бородач.

– Да. И надеюсь, дело выгорит. Мне досталось в наследство месторождение на спутнике Блика Йоти-572. Меня зовут Нарро Третий.

– Рендал. Ваш отец был Нарро Вторым?

– О нет, просто в этой галактике я стал третьим из всех зарегистрированных Нарро. Представляете? Чуть больше удачи, и я бы мог получить своё уникальное имя. Но в галактике всегда найдётся кто-то шустрее. Хотел бы я встретить этого самого Нарро без номера… Но тем не менее мне и так несказанно повезло. А какой у вас номер?

– Один умножить на десять в двадцать первой степени, – рассмеялся человек. – Примерно. Хотел бы сказать, что я секстильонный зарегистрированный человек во Вселенной, но рискую ошибиться на пару триллионов.

Этот короткий разговор привлёк внимание к беседующим. Многие посматривали на странную парочку. Стоит отметить, что кесопанийцы также были редкими гостями в городе.

– Если не ошибаюсь, разница на которую вы ошиблись, и является примерно тем количеством людей, что зарегистрированы по Юнискану?

– Не могу сказать, ошибаетесь вы или нет, но точно скажу, что нас осталось мало. Как и вас, собственно, – Рендал грустно улыбнулся.

– Да уж, всего три зарегистрированных секстильона на всю Вселенную. В рамках Вселенной ничтожно мало, но всё-таки мне невероятно повезло с номером в имени. Это производит впечатление на покупателей. Надеюсь, мистер Джетс согласится на сделку.

Они поднялись по ступеням некогда работавшего эскалатора на большую площадь, которая возвышалась над городом. Её окружали различные одноэтажные конторы-офисы, в одной из которых мистер Джетс Фринго встретился бы с Нарро Третьим, и на него обязательно бы произвело впечатление имя продавца, и, возможно, стороны ударили бы по рукам, заключая взаимовыгодную сделку, но… этому не суждено было сбыться.

– Нарро Третий, – глядя в глаза кесопанийцу, протянул Рендал. – Вы мне нравитесь, мистер. Если у вас есть три минуты и… – он посмотрел на часы на правой руке, – двадцать три секунды, то позвольте я вам кое-что покажу.

Кесопаниец хотел было что-то возразить, но синебородый человек в шляпе, не дожидаясь ответа, схватил его за рукав и настойчиво потащил за собой. Он подвёл его к краю площади между двумя конторами.

– Отличный вид на бледный лик планеты Блик, – нараспев выдал Рендал, рукой «открывая» вид на пустынный пейзаж планеты с большой высоты.

– Да уж, – согласился Нарро Третий.

– Флора и фауна здесь были гораздо лучше, но заводы и рудники за сто лет уничтожили нормальную жизнь. А знаете, что самое интересное, мой друг?

И не дожидаясь ответа, продолжил:

– За строительство заводов ответственны корпорации Альянса, которым интересна только добыча ресурсов, а не благосостояние жителей. Но, как вы знаете, существует структура, сдерживающая аппетит корпораций. Это «Космитет по правам жителя Вселенной», или просто «Космитет». Так вот они хотели решить экопроблему Блика и предложили проект восстановления. Дорогостоящий, но необходимый для такой большой планеты. Однако местные жители, похоже, больше боятся потерять работу, чем жизнь. Здесь часто идут кислотные дожди, выброс металлов в воздух огромный, растительности нет вообще, чистой воды здесь уже нет. А жителям всё равно. Они готовы платить своим здоровьем.

– Это печально, – вздохнул кесопаниец, отчего его хоботок и уши комично встрепенулись. – Но жизнь жестокая штука. А самое ужасное, что она в своей жестокости разнообразна. Мне, как гибриду, известно это даже не хуже, чем вам, человеку, – существу, чью расу давненько смешали с мусором. Но жизнь продолжается, мистер Рендал. И на этом я вынужден вас покинуть, так как хочу устроить хотя бы свою жизнь, а для этого необходимо заключить сделку с Джетсом.

Рендал еще раз взглянул на часы.

– Подождите минуту. Я обещал вам показать кое-что поинтереснее, чем скудные виды Блика. Нас ждёт поистине незабываемое зрелище. Поверьте мне на слово, с вас не убудет.

Хоть Нарро был слегка раздражён странными речами человека, но всё же согласился подождать ещё одну минуту.

Они стояли, устремив взгляд вдаль. Внезапно небо налилось краской, прибавилось синевы. Стало намного жарче. Кесопанийца бросило в пот. Вся монопалитра неба надвигалась на них, поглощая пустыню, что виднелась на горизонте.

– Что происходит? – взволнованно спросил Нарро Третий.

Рендал выглядел слишком спокойным для происходящего вокруг.

– Это языки пламени. На другом конце планеты произошел взрыв. Особый взрыв, который направлен не на разрушение, а на созидание. Если нам повезёт, мы станем свидетелями великого события, если нет, то всего лишь конца планеты Блик и его жителей. По моим расчётам, если пламя доберётся до Олагарро-сити, который находится ровно на другом полюсе планеты, то это будет означать, что семи процентов вероятности успеха недостаточно.

– Какого ещё успеха?

– Видите ли, Нарро, я учёный. И сейчас я работаю над одним крайне интересным явлением, которое более не встречается в космосе. Я пытаюсь его воссоздать. Это мой первый опыт, не судите меня строго. Возможно, он будет неудачным.

– Вы с ума сошли? Мы же все погибнем! О нет, мы сгорим живьём!

Жители Олагарро тоже заметили языки синего пламени. В городе воцарилась жуткая паника, самая страшная и беспомощная, пугающая неминуемой гибелью. Все пытались забиться в конторы, спрятаться в них, как в бункере, многие дрались друг с другом за место под крышей. Сама смерть ещё не добралась до Олагарро-сити, но на главной площади города уже лежали тела…

Рендал, глядя на это, горестно покачал головой.

Нарро Третьего трясло. Ему было страшно обидно. Он не понимал, за что с ним так сурова судьба. Получить столько вистов в начале жизненной партии и всё растерять в один момент из-за какого-то психа… Сколько ещё не проданной плазмы было в его скважине…

Пламя всё приближалось, оно уже выглядывало из-за холмов. Казалось, оно ползёт медленно, но от этого угнетённость положения становилась только сильнее.

Человек с синей бородой посмотрел на часы в третий раз. Цокнул языком.

– Семи процентов маловато.

И, уже обращаясь к кесопанийцу, сказал:

– Хватайтесь за руку, друг мой.

Нарро, третий во всей Вселенной, в недоумении хлопал глазами.

– Хватайтесь, хватайтесь.

Кесопаниец повиновался. Он резко схватил Рендала за руку.

Человек вынул из кармана пульт с двумя большими кнопками: красной и зеленой.

– Нас слишком мало осталось, чтобы так просто сгореть, – улыбнулся Рендал и нажал на красную кнопку.

В мгновение ока кесопаниец и человек, держащиеся за руки, словно испарились в воздухе.