Сергей Васильев
Проделки недоучки

Проделки недоучки
Сергей Васильев

Книга в жанре фэнтези с добавлением юмора и эротики. Начало приключений колдуньи-недоучки в нашем мире. Задачи у неё для этого мира огромны и важны, а возможностей воевать мало. Но что-то всегда можно придумать. Найти друзей и помощников. И спасаться не забывать.

Глава 1. Нежданная встреча, долгожданная встреча

Андрей

Тёплым летним утром я шёл на прогулку от деревни к близкому лесочку, когда навстречу из-за деревьев вылетел один из местных пьянчужек, Санёк. Выглядел выпивоха ошарашенным, если не считать всегдашнего похмельного вида.

– Привет, Андрюх! – сразу закричал он – Я тут такооое нашел! Дай на опохмелку, и я тебя туда отведу и покажу.

Я с улыбкой посмотрел на страдальца. Чем уж тот собирался удивить? Но Санёк был в общем-то нормальным парнем, да и раньше мы вместе так сказать культурно не раз уже проводили время, причем за мой счёт. И сейчас не жалко было поделиться малой суммой денег.

– Веди, Индиана Джонс, навстречу приключениям.

Я оказался в этой глухомани по делам наследства, но шансов разбогатеть не было. Умерла моя прабабушка, жившая одиноко и не желавшая переезжать в город к детям-внукам, и после похорон из всей семьи только у меня почему-то и нашлось время распорядиться имуществом. Что-то перебрать и передать родственникам, что-то распродать или раздать, что-то выкинуть. Я взял отпуск и поехал завершить не очень скорбные дела и заодно отдохнуть напоследок в такой знакомой деревне, где много раз проводил немало времени в детстве, да и взрослым пару раз приезжал.

А находится деревня на юге Западной Сибири, вдали от городов. Сёла и деревни здесь располагаются на большом удалении друг от друга. Сибирь все-таки, не самые густонаселённые места на планете… Так что пообщаться с природой здесь самое то.

Быстро рассовав по соседям кур, продав по дешёвке козу и пристроив с доплатой кота, ибо возиться с животными совсем не хотелось, я за следующую неделю разобрался и с остальным имуществом. Дом договорился отдать даром давней подруге моей бабушки, покупателей на него, как и ожидалось, не нашлось. И теперь неделю просто гулял по окрестностям и вечерами жарил шашлыки с соседями и детскими приятелями, среди которых был и Санёк.

Пока мы шагали по дороге через лес, Санёк не замолкал, размахивая пустыми руками:

– Я вчера на рыбалку вечером пошёл, на озерцо, ты знаешь, в трёх верстах… Ну выпил немного, там и заснул, на рассвете удочки смотал да и пошёл домой. А на полпути…

– А удочки где, рыбак? – усмехнулся я.

– Бросил как побежал – спохватился он – Так вот, на полпути вдруг слышу, как будто зовёт кто. Даже не зовёт, а будто чудится, что зовёт кто справа, от рощицы берёзовой. Ну я пошёл туда, там еще пригорочек махонький такой, на краю березнячка этого. Смотрю, а там вроде как нора большая. Такая большая, я таких и не видел никогда. Ну сунулся я к ней, а шагов за десять так страшно стало, как будто что-то там! И ужасное такое! Я давай бог ноги оттуда. Даже удочки бросил свои…

– Закусывать не пробовал – засмеялся я.

Мы быстро прошли небольшой наполненный птичьим щебетом и запахами лета лес, дорога пошла через заросшие густой травой луга, и слева уже была видна та самая рощица в сотне метров слева от дороги. В роще я действительно помнил небольшой холм.

Что уж там могло быть? Кто выкопал? Интересно… Но тут, еще не сойдя с дороги, я и сам услышал. Даже не услышал, а как будто в голове мысль появилась, что там, в роще, помощь кому-то нужна. И не кому-то, а девушке в беде. Санёк тоже что-то опять почувствовал. И мы оба замерли. Я достал из кармана ветровки фляжку с водой.

– Вот оно! – свистящим шёпотом выдавил Санёк – Мол, сюда иди…

– А чего страшного? – я криво усмехнулся – Странно конечно, но как-то даже любопытно. Хотя глюки обычно не коллективное развлечение… Она как будто просит помочь…

– А почему она? – Санёк отвлекся от фляжки, поняв что в ней просто вода. Тон его стал заговорщицким – Оно!

Я глянул на Санька, потом на рощу. Его начало потряхивать.

– И чего ты так испугался?

– Мне тоже поначалу не страшно было – растерялся Санёк – Да ну тебя. Ты это, давай на опохмелку, и пойду я обратно.

Я достал из портмоне сотню и протянул Саньку.

– Ты не убегай, я тебе удочки принесу.

Пара удочек и потрёпанная сумка валялись в десятке метров от холма. Зов не прекращался и вроде даже стал сильнее ближе к холму. Он был странный, слов не было, но почему-то было понятно, что неизвестная девушка непрестанно зовет на помощь. Я отнёс вещи рыбаку, взяв паузу подумать, ходя туда-обратно. Санёк резво припустил к деревне. Ему явно расхотелось искать приключения и захотелось запить стресс.

Я постоял ещё пару минут. Подумал. Может учёные какие чудят или военные. Но не было их тут никогда. Потом развернулся и быстро пошёл к холму. В конце концов, ну что за ерунда может приключиться? Да и скучно жить без поиска приключений на свою задницу. А тут такое! Не пойди, потом всю жизнь будешь жалеть. Короткая мысль сообщить тем же умникам или воякам сразу была отброшена. Они, если приедут, то зевак пинками погонят от самого интересного, а может и в дурку определят. И тоже всю жизнь потом думай: «А ЧТО ТАМ было?».

Никакого ужаса, отпугнувшего Санька, не было и в помине. Шагов за десять я встал как вкопанный – в пологом склоне холмика в небольших кустах действительно была какая-то большая дырка. Очень большая, метра полтора высотой и чуть меньше в ширину.

– Такие норки даже медведики не роют… – пробормотал я вслух.

Внутрь лезть расхотелось. И тут вдруг образ зова изменился. Перед моими глазами возник чёткий образ лежащей непонятно на чём прекрасной совсем юной девушки в полупрозрачном платье. Девушка была неподвижна и глаза ее были закрыты. А рядом груда золота и кучка крупных драгоценных камней и ювелирка какая-то. «Это всё твоё! И я твоя, если пожелаешь! Только помоги!» – зов уже умолял. Да уж, от такого никто бы не отказался… А зов продолжал: «Я добрая. Я не обижу тебя. Я очень слаба. Умоляю, ПОМОГИ!».

Осторожность и здравый смысл шепнули: «Так и идут в пасть к…». А к кому? В чью пасть? Я атеист. И в чертовщину не верю. Да и опаснее людей на этой маленькой планете нет никого. А люди так не умеют! Но что же так напугало Санька?

«Помоги, помоги» – звенело в голове. И я решился. Подошел ближе. Из «норки» слабо пахло какими-то незнакомыми пряностями или травами. Неожиданно. Я ругнул себя за нерешительность и шагнул в коридор. В конце концов – вот ОНО, чего, может быть, я всю жизнь ждал и такой шанс только раз и бывает! Да и что ждёт обычного клерка в большом городе. Без связей. И без особой удачи до 29 лет дожившего. А хочется чего? А в детстве все мечтали быть кем и жить как?

Я ругнулся на себя за трусость и, наклонившись, шагнул в тёмное будущее. Постоял полминуты, пока глаза привыкли к сумраку. За входом нора увеличилась ввысь до пары метров. Пройдя по ней несколько шагов, я вдруг заметил, что нет ожидаемой темноты. Я ведь даже не подумал смартфоном посветить. Но и не требовалось. Откуда-то сверху и с боков исходил свет, без светильников, просто как потолок и стены немного светились! И тут захотелось все таки применить смартфон, и время засечь, и сфоткать аномалию. Но смартфон пребывал в отключке и включаться не пожелал.

Коридор шёл вниз. Стены и пол были ровные, явно выкопано человеком, а не случайное творение природы или животного. Хотя и мысли сомневаться в рукотворности тоннеля не было.

Сжимая мертвый смартфон в руке, я сделал еще несколько шагов. Проход повернул направо и… превратился в обложенный камнем коридор, ярко освещённый часто висящими на стенах факелами. Горящими! Ровным спокойным пламенем. И оно только что загорелось, часть факелов разгорались на моих глазах, а часть так и не загорелись. И пламя было холодное. Лицо не чувствовало жара, когда я прошёл между первой парой факелов совсем близко от пламени. Пламя не обожгло руку со смартфоном, когда я сунул её прям в огонь и прикоснулся к прохладному дереву верхушки факела. Так и стоял пару десятков секунд, размышляя, что сейчас последняя возможность рвануть назад.

Как будто почуяв мои сомненья неведомая терпящая бедствие красотка аж взвыла, призывая на помощь, из уголка закрытого правого глаза с длинными чуть загнутыми ресницами выкатилась слезинка и медленно потекла к аккуратному ушку, украшенному маленькой серёжкой с желтым камешком. Лежащие рядом драгоценности заблистали. И в призыве появилось обращение «Мой Рыцарь». Хм. Так меня еще никогда не называли, тем более без тени иронии или преувеличения. Да и страха не было, было желание помочь и любопытство. Ну и желание получить столь щедро обещанное.

Да, вот они: величайшее открытие, ласки красавицы, богатство, слава. Ну или примитивная мышеловка. Хотя наверно я уже внутри. Да и, если задуматься, кому я нужен? Зачем придумывать нечто невообразимое, чтоб поймать меня, если достаточно просто подойти на просёлочной дороге…

Я отвернулся от факела и решительно двинулся дальше. Идти пришлось совсем недолго, коридор еще раз завернул направо и закончился дверью. Ручка была сделана в виде кольца. Повернув которое, я и открыл дверь. Наружу вырвался поток пахнущего какими-то пряностями воздуха. Похоже, внутри поддерживалось избыточное давление.

О, великие боги, в которых я не верил, но уже не так уверенно! Я оказался в квадратной комнате площадью метров 20 или 25. Ярко освещённой такими же факелами. Но потолок был на полметра повыше, чем в коридоре. Посередине комнаты стоял ящик, сделанный вроде как из дерева, очень красивого, чёрного с крупной хорошо заметной текстурой. Обычной такой текстурой породистой древесины. Только золотого цвета. Рядом стояли несколько больших корзин, набитых золотыми монетами, слитками, самородками, драгоценными камнями, в которых я не разбираюсь, но явно очень дорогими. Было и немного серебра. Конечно же, для карманной разменной монеты благородному рыцарю-спасителю.

И да, ящик не был похож на гроб. Он был всё-таки пошире и повыше. Накрыт ящик был стеклянной крышкой. С ручками на ближней к двери стороне. И с петлями на противоположной. Пора было открывать. Подойдя к ящику, я увидел в глубине жертву произвола. Я замер в восторге, она не обманула не только с золотишком. Очень красивая молодая блондинка неподвижно лежала, вытянув ручки вдоль тела. И даже слезинка блестела у правого ушка. Распущенные не очень длинные волосы слегка переливались, часть прядей были золотистыми, часть пепельными, часть платиновыми, часть серебристыми, часть белыми – что выглядело довольно забавно, но вряд ли изысканно. Одета девица была в полупрозрачное платье, под которым больше не было ничего. Сразу бросались в глаза, помимо остальной невозможной красоты, невероятно красивые довольно большие торчащие вверх сиськи и необычная очень узкая талия с прекрасным плоским животиком с тонюсеньким слоем жирка. Мои глаза скользнули ниже… Да уж, я только и смог, что сглотнуть. Такая красота только присниться и может… Или лежать в ящике со стеклянной крышкой передо мной и звать на помощь, обещая всё. ВСЁ! Я с трудом оторвался от… созерцания. Вернул взгляд на прекрасное слегка загорелое личико с немного пухлыми щёчками и в меру пухлыми губками. Впрочем, мордашка красотки не была ни кукольной ни детской. Всё в меру и очень аккуратно. И совсем непохоже, что это косметика. Бровки тоже были аккуратными и естественными. От уголков закрытых глазок к вискам шли едва заметные стрелочки, наверно венки через кожицу просвечивали…

Образ суперконфетки портила, но только чуть-чуть, тонкая царапина через всю правую щёчку. И царапина была свежая, на ней даже выступили крохотные капельки крови. Что было странно – ящик заперт, на стыке крышки и стенок вблизи стал заметен тонкий серебристый слой неповреждённого герметика. И вся инсталляция явно была не нова. Пыли было мало, но она была, несмотря на то, что неизвестный упаковщик позаботился о чистоте помещения – и избыточное давление, и стены, пол и потолок из гладкого красноватого камня, и отсутствие тканей и любых источников пыли. Даже корзины с сокровищами были сделаны из металла.

К изголовью ящика изнутри были приделаны две бутылочки горлышками вниз. Из пробок в оба уголка рта девушки шли прозрачные едва заметные трубочки. Вокруг пробок висели переливающиеся шарики сияния.

Больше ни в комнате, ни в ящике ничего не было.

Тут мелькнула мысль – на изображении, которое так настойчиво транслировала в мой мозг спящая красавица, не было трубочек и царапины на щёчке. А может я просто не разглядел, там и без этого глаза разбегались. Между тем жертва неизвестного негодяя или странного эксперимента не прекращала отчаянно звать на помощь. Только прекратила транслировать изображение великолепия, которое и так было во всей красе перед глазами. Получается, она меня чувствует.

Я решительно поднял крышку, хрустнул герметик. В нос ударил запах омытого дождём леса. Облачка сияния у бутылочных пробок лопнули, и голубоватая жидкость в два потока очень быстро устремилась прямо в ротик красотке.

Лана

Как же, оказывается, болит голова после долгого забытья, когда просыпаешься не от живительной влаги зелья, а от неумело сотворённого самой заклинания. Как медленно и тяжело включается сознание, и моя магия не может разбудить тело. Мало магии, что бы развеять наложенные мастерами могучие чары долгого сна и ослабления моей волшебной мощи. Хорошо хоть хватило силёнок сломать невероятную магию остановки времени, затягивавшую всю комнатку.

Так, сколько же я спала? Я наколдовала пробуждение через 15 дней и 2 часа. Раз не сработали чары распечатывания пробок обеих бутылочек, и основной и резервной, значит права была Наставница Ризалина – кто-то предал засылаемую в далёкое будущее «отважную воительницу» и обрёк меня на участь обложенного драгоценностями прекрасного подарка этому будущему злому и жестокому правителю этого мира. Участь рабыни и для гарема, и, что гораздо важнее, для продления жизни будущего Великого Повелителя до пары тысяч лет.

А может потому и отправили меня, глупую недоучку, на три тысячи лет вперёд на тяжёлую войну с будущим Великим Завоевателем всего этого несчастного мира. Ведь в десятках веков и в десятках миров не сыскать столь сильного мага-модификатора, как говорили профессора Школы Магии, который способен продлить жизнь не до почти обычных для избранных четырёх-пяти сотен лет, а до тысячи лет, а если пренебречь повреждением души и тела и мага и исцеляемого, то и до двух тысяч лет. Но этот так рвущийся к власти неизвестный тёмный маг, конечно, выжмет всё из возможного долголетия.