Зосима Тилль
Минимо: макси(ма)лист


Кровь струями стекает со стен.

Кровь везде. Везде течёт кровь.

Я задыхаюсь, мне нет, что сказать.

Я задыхаюсь, мне нет, что сказать.

Я задыхаюсь, мне нет, что сказать.

Я задыхаюсь.

15 («пятнашки»)

…и умирать сама

ПРО ПЕЛЬМЕНИ, БОРЩ ДОМАШНИЙ СО СМЕТАНОЙ МАМИН И ПАДЕЖИ

Эй, кто там смеет утверждать, что пельмени это – деликатесный удел холостяков? Плюньте ему в лицо и скажете, что он – женщина! Пельмени – главный символ БДСМ. Не верите? Тогда ответьте на вопрос: почему с одними их лепить чистый эМ – мазохизм, а с другими Дэ – сексуальнейшее из доминирований?

Пельмени – это вам не женская таблица склонений имён существительных мужского рода: предложный, дательный, творительный, родительный, именительный, винительный, винительный, винительный… И не мужская женских суть аналогичная.

Спорить с женщиной разумно лишь в постели. Там и покричать можно, и рот заткнуть. Было бы чем. Поэтому сейчас поподробнее остановимся на Бэ. Не на той самой, о «затыкании» рта которой вы сейчас подумали, а на бондаже, древне японском искусстве эротического связывания или на чём-то по типу того.

«Если мужчина не чувствует твою боль, и его не трогают твои слезы, то стоит задуматься, а имеет ли он вообще какое-либо отношение к тебе». Как вам верёвочка? Любой зрелый мужчина знает, что женщине для того, чтобы решить проблему, сначала необходимо проблему создать, и во многих случаях эти «боль и слёзы» произрастают именно отсюда. Чтобы доказать, достаточно женщине в такую трудную минуту предложить бутылку коньяка. А играть в одну и ту же игру рано или поздно, но надоедает. Понимаешь, что сдувать с человека пылинки – практически то же самое, что мыться антибактериальным мылом. Рано или поздно ты убьешь весь свой естественный защитный биологически слой. Да, в конце концов он останется для вас кипельно чистым, но чем он тогда будет отличен от вас или всех остальных человеко-комплектов постельного белья?

И вот тогда уже начинается эС – садизм, когда мужчина уже не чувствует женскую боль и слёзы, а женщина между ударами жизни ключом по голове начинает усиленно задумываться. «Винительный, винительный, винительный…»

А сексом-то, как бы ни складывалась в дальнейшем жизнь, по-прежнему хочется заниматься по любви, а не в рамках гуманитарной миссии или «для здоровья».

Тут и возникает сакраментальный вопрос: «А что дальше?» Дальше начинается мужской климакс, первым признаком которого является подспудное понимание, что от бабы вреда больше, чем пользы.

Есть два подхода к снаряду: секс, как самореализация, сродни творчеству. И секс как форма мастурбации с использованием живого человека. В первом случае это можно назвать занятиями любовью, во втором – ненавистью. Выбирать, как говорится, по настроению. Но если мужик начинает осознавать, что женщина всего лишь навсего человек, не фея, не обольстительница и не икона, а такое же существо, как и он сам, и сексоваться с ней всё равно, что сношать самого себя, то это уже всё. Терминальная стадия. «Смерть стоит того, чтобы жить» – это бесспорно. Но стоит ли любовь того, чтобы ждать – спорно. До дурноты. Потому что это самое ожидание и откладывание всего, что делает любовь любовью, на потом, её и убивает.

Есть такие люди, благодаря расставанию с которыми, мы становимся лучше, меняем себя и свою жизнь. Это люди-«волшебные пендали». Цените таких в своей жизни. Ибо рано или поздно окажется, что именно они сделали для вас куда больше, чем подавляющее большинство иных вместе взятых, и с них началась ваша настоящая жизнь. Ибо изменить человека извне или заставить его измениться самому – невозможно. Подтолкнуть, пусть и ценой расставания с ним, к переменам – бесценно. Тому, кто сам не хочет изменить свою жизнь, помочь нельзя. Тому, кто хочет – тоже.

В общем, хорошо быть женщиной – всегда знаешь, что твоё место на кухне. А каково оно нам, мужикам – ищи и ищи себя в этом большом и жестоком мире. Хотя большинство сегодняшних представителей когда-то сильного пола, с моей точки зрения, вообще истерички. Один на нервах из-за того, что ему не дают. Другой – из-за того, что ему дают, но не любят, третий – что ему дают, но не те. Прямо так и подмывает иной раз сказать: занимайтесь самообслуживанием, господа… Что за жизнь! Ведь нам всем так хочется постоянное Па де Жи, а получаются только падежи…

Эй, кто-нибудь! Отберите у меня мою собственную наковальню. А то я кую какую-то куйню. И принесите мне тетрадь «в кружочек», ведь сколько бы верёвочке не виться, всё равно и к ней конец всегда придет. Хотя, с другой стороны, завсегда лучше хорошо матерящийся человек, чем тихая воспитанная сволочь. Главное сойти с ума на своей остановке, а то случались прецеденты, оттоптанные пальцы на руках до сих пор болят… Те, кого мы научили летать, всегда будут гадить нам на голову с высоты, а я? Скорее всего Господь, создавая меня, долго мозговал и недоуменно приговаривал: «Так… Ну а ты… Я даже не знаю… Давай ты будешь трепать всем нервы!» Чем я, собственно, в меру своих способностей и занимаюсь.

АЛЬ ДЕНТЕ

В наши дни не имеет никакого смысла писать длинный рассказ. Поверьте, половина пробежавших глазами первое предложение уже даже не читает второе. Эту фразу не читает ещё две трети от оставшихся. А только что ещё несколько человек начали листать дальше, надеясь с полувзгляда наткнуться на шутки, картинки и стихи. Эту фразу видят примерно процентов пять из всех, кто начал читать с первой строки. Вы всё ещё читаете. Отлично! Просто замечтательно! Для меня крайне неожиданно, что вы дошли до этого абзаца с моим-то закорючистым и занудным авторским стилем. Вы уже начинаете думать, что, отсеяв таким иезуитским способом всех случайных пассажиров, теперь я могу сказать что-то серьёзное, важное, основополагающее и именно вам? Кто знает, вполне возможно. Так что, пожалуй, я начну.

Состояние «замужем» бывает четырех видов «почти», «уже», «ещё» и «пока» и, зачастую, не совпадает с имеющим схожую градацию типов состоянием «женат». Мой тихий осенний вечер проходил, как обычно, и не предвещал ничего эдакого жизнеповоротного. Пульт от телевизора, словно палочка начинающего, но очень амбициозного дирижёра по третьему кругу заставлял телеканалы разных направленностей исполнять короткие сольные партии. Макароны направленности военно-морской упорно не елись. Не потому, что получились аль денте, что я не очень-то и приветствую. Они-то как раз были готовы штурмовать мою уставшую за день физическую оболочку, вторившую: «Да и кокос с ним – аль денте, так аль денте!» Любимый чай с бейской грушей уже давно мог принимать конькобежцев.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск