Ник Перумов
Война ангелов. Игнис

– Так и будем пятиться, Дик?

– Не вижу в этом ничего страшного, дорогая Клархен. – Ещё одна ослепительная улыбка. – Наша дорогая Рита озабочена безопасностью применения сильнодействующих заклинаний, так что… – И он шутовски развёл руками.

– Воронку Дилмы можно использовать только в абсолютно пустом Междумирье, – фыркнула старая волшебница. – Неравномерности среды приводят к, гм, нежелательным эффектам – мы все помним к каким! А здесь не Межреальность, а сплошные ямы с рытвинами, тьфу!

– Прекрасно, дорогая Рита – с радостью выслушаю твои предложения! – ухмыльнулся Ричард. – Пока что могу лишь заметить, что стихийная волшба их почти не берёт.

Несколько магов согласно закивали.

– Так ведь их и делали, чтобы от неё защищаться, – бросил Эдвин Сай, высокий черноволосый маг, обычно хранивший молчание.

– Точно, – кивнул Ричард. – Потому что именно стихийной магией стали бы обороняться обычные колдуны; ну, или варлоки – призывая демонов.

Клара встала в первый ряд, и ей охотно дали место. Ричард, конечно, позёр и слишком любит возвышенные речи, но здесь он прав: молниями и ледяными иглами тут ничего не сделаешь. Имитации обычного оружия не работают. Требуются куда более убийственные чары, из арсенала магии крови или даже, проклятие, некромантии!..

Понятно, почему мессир Архимаг так ненавидит этот раздел тёмного колдовства; но всё-таки, всё-таки бывают обстоятельства…

– Предлагаю вообще убраться отсюда, – подала голос Джей Харна, ещё одна чародейка Гильдии. – Драка назревает серьёзная, твари эти сильны, с наскока их не возьмёшь. Что мы могли о них вызнать – мы вызнали, мир уже мёртв, куда они перекачивают силу, известно – известно ведь, да, Клара?

Волшебница молча кивнула. Джей была хорошим боевым магом, разве что, пожалуй, излишне циничной.

– Тогда что мы здесь делаем? Оставлять это, как говорится, на волю волн нельзя; но экспедицию надо готовить куда более тщательно. И, провалиться мне на этом месте, сил надо куда больше. А мы даже не подняли всю Гильдию! Где, спрашивается, Витар Лаэда? Где Эгмонт? Где Шанри и Генрик Эмплада? Где…

– Мы тебя поняли, Джей! – прервал её Ричард. Обернулся, элегантным движением отправил в ангелов целую гирлянду огнешаров, мечущихся из стороны в сторону, словно летучие мыши на свету. – Тебя долго не было в Долине – обживала новый домик в замечательном мирке Канно, не так ли, дорогая?.. Так вот, отвечая на твой вопрос: Витар в дальнем походе, Эгмонт, как ты знаешь, законтрактован целителями, а мы своё слово держим…

«Особенно после твоего пафосного выступления на совете», – подумала Клара.

– Эмплада остались дома, попросили продлить отпуск. Медовый месяц, как-никак…

– Я б сказала – медовый год! – хмыкнула Джей. – Уходила из Долины – они отмечали, вернулась обратно – по-прежнему отмечают!.. Пора б и прекратить!..

– Это, я полагаю, можно будет обсудить в гильдейском клубе. Когда вернёмся, разумеется, – отрезал Ричард. – А пока – никаких разговоров!

– Ясно, никаких разговоров, – пожала плечами Харна. – Тогда ждём твоих команд, любезный наш кавалер д’Ассини.

– Отходим. Пока – отходим. Пока досточтимая Рита не даст добро на воронку.

– Ну мы же не хотим сами в неё ухнуть! – отозвалась досточтимая Рита. – Ну как дети, честное словно!.. Я тут, наверное, единственная, кто помнит мэтра Дилму в деле!..

– Ну отчего же, дорогая, – вдруг подал голос Динтра, отвлекаясь от раненых. – Я тоже, к примеру, помню.

– Прошу простить, мэтр, – покраснела та. – Значит, и вы тоже…

– Я помню, – решительно перебил Динтра, – что чары Мариуса Дилмы и впрямь требуют ровного, непрерывного тока силы и как можно более гладкой среды Междумирья, однако у меня тут раненые, и тяжёлые. Причём раны эти куда хуже обычных магических поражений. Прошу, друзья мои, не тянуть. Идеальных условий никогда не будет, кроме как на практическом поле в Долине. Надо рисковать – и не доводить граничные условия до абсурда.

Рита Рикарди дослушала речь старого лекаря, пылая всеми оттенками пунцового; однако Динтра, всегда мягкий, спокойный Динтра на сей раз заговорил с ощутимой сталью в голосе.

«Словно совершенно иной человек», – смятенно подумала Клара.

…И они отходили всё глубже в Межреальность, всё дальше от погибшего мира; дружинники, вынужденно оказавшись не у дел, шли мрачно – мол, что такое, болтаемся никчёмным охвостьем!.. Рита Рикарди шагала самой последней, что-то бормоча себе под нос – надо полагать, весьма нелицеприятное в адрес мэтра целителя.

Ангелы по-прежнему тянули за ними. Тянули, но атаковать не спешили, словно в замешательстве.

Отряд останавливался, давая краткий отдых ногам, и тогда расстояние до крылатых преследователей сокращалось, но не более. Выгодными, как могло показаться, возможностями для удара они так и не воспользовались.

– Рита! – наконец обернулся Ричард. – Честное слово, лучше места мы не найдём. Ям хватает, но лучше, чем было. Дальше отходить смысла нет. И нет, Джей, просто так мы не отступим.

– Место и впрямь получше, – нехотя отозвалась Рикарди. – Хотя тоже далеко от идеального. Давайте здесь, чего уж…

– Я помогу, – вновь влез Динтра. – Я имел честь лечить достопочтенного Мариуса после, эээ, его возвращения в Долину, и мы многое с ним обсуждали…

– Ну и память у целителя, – пробормотал кто-то рядом с Кларой.

Так или иначе, отряд остановился. Место и впрямь было «гладким», как выразилась Рита; по мнению Клары, так и вовсе как зеркало, по меркам Межреальности. Ричард знал, куда вывести.

Воронка Дилмы, конечно, известна была любому, прослушавшему в Академии хотя бы один семестр «Основ боевой магии». Собственно говоря, это даже не воронка, а «псевдопортал в искусственно создаваемую временную полость». В эту ловчую яму проваливается твой враг, крышка захлопывается, а потом сдвигаются и стенки, обращая всё, угодившее меж ними, в неразличимую глазом пыль. В принципе, ничего сложного. До идеи подобной ловушки дошли и в самых диких мирах, но Мариус Дилма первый предложил, обосновал теоретически и применил на практике эти заклинания не где-то, а в Межреальности.

В идеале «маг, сведущий в Высоком аркане» должен проделывать подобные фокусы силой одной лишь мысли. Увы, даже сам создатель воронки на такое способен не был, прибегая к помощи многочисленных амулетов, талисманов и прочих магических предметов.

Не обошёлся без них и отряд Ричарда.

Они вдруг перестали отступать, упёрлись, выдвинув недлинную цепь магов, поддерживаемых доброй сотней дружинников. Ричард, Рита, Клара, сопящий и кривящийся от боли Мелвилл и Роб Кламон (вместе с примкнувшим к ним Динтрой) остались в импровизированном лагере.

– Воронка Дилмы – чары высшего порядка, едва ли крылатые способы понять, чем мы тут заняты. – д’Ассини аккуратно раскладывал на кожаном покрывальце разноцветные кристаллы, и одиночные, и в друзах. – Помогайте, друзья. Все, кто помнит наизусть формулу. Кто нет – прошу, не суйтесь под руку, встаньте лучше в цепь, она у нас и так хлипкая. Я начну, центр будет третьего уровня…

– Ого, – присвистнула Рита.

– Предпочитаю не рисковать повторными ударами, – сухо проговорил Ричард. – Повторяю, третьего уровня. Клара, возьми на себя первый рукав, Рита – второй. Роб, за тобой – третий. Пожалуйста, без самодеятельности, всё, как в учебнике, у нас нет времени на споры и согласования.

«Разумно», – отметила про себя Клара, берясь за дело.

– Надеюсь, построение воронки третьего уровня все помнят, – с прежней сухостью напомнил д’Ассини. – Если кому нужно, могу подсказать.

– Спасибо, не требуется, – фыркнула Рита.

– А то у меня все схемы с собой. – Глава Гильдии невозмутимо склонился над ровной поверхностью тропы.

– Предусмотрительный ты наш! – Рита Рикарди поджала губы. – Клара, дай место, пожалуйста. И вообще, с первым рукавом я бы справилась лучше…

Клара не ответила на подпущенную шпильку. Воронка Дилмы – дело и впрямь сложное. Требуется вычертить магическую фигуру, но, в отличие от всех других, инвертированную – обычные фигуры тем мощнее, чем больше, а начертание Мариуса – наоборот. Требовалось всё сжать, сделать линии – волосяными, сопряжения – близкими к идеальным, ну и попутно решать задачки навроде квадратуры круга с использованием квадратрис.

Потом этот чертёж обрастёт руническим шлейфом, к рунам прибавятся классические кристаллы (Дилма был большим поклонником «предельно упорядоченных структур»), и, наконец, самое главное – ментальные формулы, гордо названные Мариусом «тайнами Хаоса», хотя, конечно, ничего общего с Хаосом они не имели.

Чертить построение Дилмы на выпускном испытании – мука мученическая, и среди студиозусов ходила молва, что, дескать, сам мессир Архимаг перед каждым экзаменом самолично изымает из опечатанного конверта билеты с этим проклятым вопросом, однако злокозненные профессора, обожающие мучить несчастных дипломантов и аспирантов, каждый год возвращали проклятую тему обратно.

Остальные маги – их, правда, оставалось всего ничего – удерживали ангелов на почтительном расстоянии. Джей Харна, словно стараясь загладить неловкость после слов о возвращении в Долину, от души пуляла взрывающимися клубками молний и, надо сказать, не без успеха – дважды её выстрелы оставляли заметные чёрные пятна на белоснежных одеяниях крылатых созданий.

Клара несколько раз сбивалась, несмотря на мнемонические чары, позволявшие магам Долины удерживать в памяти донельзя запутанные построения высшего волшебства – Ричард не без сварливости подправлял.

this