Ник Перумов
Война ангелов. Игнис

– Потому что, – остро взглянул ему прямо в глаза Ричард, – что очень непростой этот кристалл. Как я понимаю, непростыми были и те, о которых ты рассказывал. И чем обернётся это, кого капкан захватит – это ещё бабушка надвое сказала.

– Какая бабушка, высокопочтенный?

– Моя, – отрезал д’Ассини. – Ну а теперь молись всем богам, каких только знаешь, ловец Эварха, потому что для тебя же лучше, ежели твой амулет и в самом деле в ход пускать не придётся.

– Ну, силы благие нам в помощь!..

Плоский камень исчез, словно и не бывало. Маги замерли, напряжённо вглядываясь в окружающее пространство – видели свою посылку каким-то образом, что ли?..

Какое-то время ничего не происходило, однако затем Эварха разглядел сквозь стягивающуюся сеть, как ангелы заметались из стороны в сторону, ну точно муравьи, в чью кучу вонзили палку.

– Неужто учуяли? – пробормотал Ричард, так и оставшийся стоять рядом с Эвархой. – Что ж, посмотрим, как на сей раз вы управитесь!..

Ячейки раскинутого ангелами невода сжимались, и вдруг…

Смутно различимая огромная фигура взмахнула крылами, вмиг оказавшись почти у самой сети. Замерла на миг, дёрнулась – слепящий белый меч вырвался из её длани, протянулся через Межреальность, ударил – но лишь рассыпался облаком искр.

Ричард хрипло расхохотался.

– Совсем за дурачков нас держишь, крылатый! Не-ет, придумай что похитрее!

Заклятие невидимости спало, и Эварха видел теперь пламенеющую алым искорку, что подплывала уже к самой сети.

– Ну же! – выкрикнул кто-то из магов.

Однако ангелы не растерялись. Одна из крылатых фигурок поменьше вдруг прижалась к самой сети, забила крыльями – и, ломая их, протиснулась сквозь ячейки, ринувшись наперерез багровой искре.

Ангел не пытался атаковать, он просто падал на неё, да и изломанные крылья уже его не держали.

Ричард выругался.

Межреальность вздрогнула, Эварху подбросило, хоть и не так сильно, как в прошлый раз. Навстречу белой фигурке взметнулась раскрытая пасть воронки, словно атакующая змея, но крылатый даже и не подумал уклониться, напротив – запылал весь, засиял новорождённой звездой, да и канул со всего размаха в распахнутый зев ловушки.

Эварха невольно содрогнулся. Ангел жертвовал собой, сам бросаясь в капкан, заставляя его сработать; если чародей д’Ассини и рассчитывал что-то сделать своей воронкой, он явно ошибся.

– Фанатики, – бросил тот самый чародей д’Ассини. – Самоубийцы. Видали мы таких, во всех видах видывали… но погоди, ещё не вечер!

И точно, зев воронки оседал, однако успел потянуть за собой две или три серебристые нити, и они не выдержали, лопнули. По ушам Эвархе ударил нестерпимо высокий не то визг, не то свист. В неводе ангелов появилась прореха, в неё потекла сила – пусть не слишком обильно, но потекла.

– Спасибо небесам и безднам за малые споспешествования, – сквозь зубы процедил д’Ассини. – Что ж, теперь легче дело пойдёт, не так ли, Эварха-ловец? Давай, путы мы надорвали, теперь станет полегче твоему кристаллу – на него вся надежда.

Эх, «вся надежда»! А чего ж ты ждал, покуда тебя и отряд твой не спеленали, аки паук беспечную муху?

– Держись, ловец, – без улыбки бросил ему Ричард и отошёл к своему месту в паутине скрещённых магических линий.

– Начали!..

Фигура под ногами замерцала, углы-сцепки с сетью вспыхивали один за другим, и так же отзывались управлявшие ими маги:

– Есть!.. Есть!.. Есть!..

Построения ожили, и ловец ощутил, как в ответ вздрогнула надорванная сеть, как по линиям, на которых стоял он сам, заструился обжигающий поток. Так, сейчас главное – не позволить ему течь слишком быстро и мощно, не превысить порог, заданный самой фигурой, иначе сеть, схлопываясь, прихватит с собой и Эварху, и многих, стоящих у него за спиной. А там, в пещере, на самом вытянутом луче фигуры, противостоящем другим лучам и углам, мерцал ало-чёрным пламенем тёмный кристалл-ловушка.

Ловушка для ловушки.

– Задействуем тягу! Линда!..

– Есть!

– Кларисса и Кант!

– Есть! Есть!..

Фигура, вычерченная, придуманная магами Долины, потянула на себя сложнейшее заклятие, каковым и являлась, по сути дела, серебристая сеть.

Поток силы обрушился на ловца, линии наполнились, взбухли, словно русла весенних ручьёв талой водой. Он держал их мысленно, не при помощи рун или амулетов, и это требовало всего его умения, всего магического дара. Тяжесть навалилась, сковала, и казалось, что он вручную пытается остановить тяжело гружённый воз, медленно, но верно сползающий со склона.

Серебристые нити, бессильно свисавшие на месте разрыва, затрепетали, словно подхваченные ветром, потянулись к островку.

– Ловец! Держи, не выпускай!

Отвечать было некогда. Некогда стало и следить за тем, что делают другие маги – четыре потока силы, ровных, трепещущих от наполняющей их мощи, текли мимо него, тянули за разорванные нити, увлекая за собой огненно-белую сеть, сворачивая, скрадывая, затягивая в тёмный кристалл.

Ловец держал их, ни на миг не позволяя себе расслабиться, аж взмок.

Но противник тоже не мешкал. Сеть задёргалась, напряглась и обвисла, потоки силы заколебались, что-то светлое промелькнуло на границе зрения раз, другой… Ловец не выдержал – вскинул глаза и остолбенел.

Ангелы продолжали ткать серебристое полотно слой за слоем, и то, что уходило в кристалл с одной стороны, с другой – непрерывно прирастало.

Несмотря на то что сейчас сеть уже не закрывала выход плотно, висела, словно мокрый невод, – исчезать она не торопилась. А щели, куда могли бы уйти маги, – мимо них то и дело проносились крылатые фигуры.

«Кристалл не выдержит. – Эварха похолодел. – Он всего один, ещё немного, и его попросту разорвёт. А остановить – это уже не остановишь ведь!..»

Пока маги опережали, сеть обвисла ещё и заметно поредела, разрыхлилась, сквозь неё виднелась Межреальность и ангелы, снующие, словно челноки в руках невидимой ткачихи. Но это – пока кристалл выдерживает. А потом?

Свободная сила снаружи продолжала течь в пещеру, её становилось всё больше, Ричард и остальные уже пытались её использовать – Эварха ощутил эхо плетущихся чар, но что они, эти чары, делают, не видел.

А ангелы всё носились туда и сюда, и откуда только у них-то сила бралась? Как будто они черпали её из самих себя, как из неиссякаемого источника!

Однако новосотворённая сеть не пропускала и их – плата за то, чтобы протиснуться сквозь ячейки, оказалась неподъёмна даже для ангелов. Заклятие действовало не только на дичь, но и на поимщиков, и этим можно было воспользоваться. Риск, конечно, велик, и маги будут недовольны, но спрашивать их мнения уже нет времени.

«Не я ли лучший ловец всякоразличных тварей? – Эварха криво усмехнулся, хоть как-то пытаясь побороть страх. – Не затем я сюда полез, чтобы погибнуть! И не затем, чтобы верх бы взяли какие-то там ангелы Спасителевы!»

Ангелы сновали, добавляя к уже существующей сети новые полотнища, но эти полотнища провисали, расслаивались, им не нужно было плотно запирать пещеру – достаточно просто тянуться и тянуться. Ангелы торопливо метались между ними, протягивая и сплетая серебристые нити. Между, а не позади, – хорошо, очень хорошо, то, что надо!

– Господа маги! – рявкнул ловец, не выпуская из виду «свои» потоки силы. – Будьте готовы!

Позади послышались крики, вопросы, но Эварха не стал даже прислушиваться. Сейчас – сейчас ловец вступил в схватку сам, и его главным оружием, как всегда, были терпение и точность.

this