Ник Перумов
Война ангелов. Игнис

– Рассказывал, верно, – кивнул чародей. – О том, как заказ исполнял, о том, как добычу доставил, о том, как переделывали её монахи на Игнисе; а вот что дальше с ней сталось? В кого её превратили?

Эварха открыл рот, закрыл и снова открыл. А потом опять закрыл, потому что уж слишком глупый вид у него получался.

В самом деле, всё, что он видел, – это магический кокон, заключивший в себя Древнюю. И всё, что он ощущал, – странные, пугающие чары, трудившиеся под его поверхностью, превращавшие пленённую богиню в нечто совершенно иное. Ричард д’Ассини был совершенно прав, задавая вопрос: превращавшие её… во что?

– Этого я уже не видел, господин чародей. Отцы святые со мной расплатились, да и выставили за порог… точнее, я сам ушёл, а они…

– Да-да, – нетерпеливо прервал Ричард, – я помню. А они тебя не остановили, хотя знали, что рана твоя смертельна. Не суть. Что случилось с Древней, ловец Эварха?

– Не могу знать, сударь д’Ассини, – беспомощно вздохнул ловец.

– Не можешь… – сощурился Ричард. – А не может ли быть, что её сделали одной из вот этих вот крылатых?

Маги зашевелились, запереглядывались, кто-то хмурился, кто-то заморгал недоумённо, кто-то, напротив, тут же принялся чертить какие-то формулы и руны.

– Вопрос, откуда вообще взялись эти конструкты, конечно, интересный, – протянул Динтра, – но откуда ты можешь знать, Дик, что Древняя…

– Такую, как она, словил только я, – сдавленно проговорил Эварха. – Она одна такая.

– И ловить, и в кокон запелёнывать пришлось посредством твоей крови, ловец? – не отступал Ричард. – Что ж, друзья, боюсь, что имеем мы дело как раз с этой тварью, только в ином обличье.

– Монахи её едва обуздали, и она им чуть весь монастырь не разнесла, – напомнила чародейка Хюммель. – Может, они и раньше переделывали в ангелов всяких магических существ – только не столь сильных, как эта богиня. Вполне разумная практика, кстати.

– Угу, вполне разумная – а откуда они взяли чары для таких трансформаций?! – Ричард нацелился в Клару пальцем. – Сами додумались?! Своим умом дошли? Допетюкали?

– Может, и сами, – пожал плечами Динтра. – Пренебрежение талантами смертных чародеев может дорого нам обойтись, друзья. Только не думаю, что стоит обсуждать это именно сейчас.

– Да. Да, верно, – отрывисто кивнул д’Ассини после краткой паузы, словно что-то обдумав. – Сейчас и впрямь неважно, как вышло, что слуги Спасителевы преуспели в данном разделе высшей магии, которым и в Долине-то владеют считаные единицы… Главное – я хочу понять, не с Древней ли, изловленной ли добрым нашим Эвархой, мы сейчас имеем дело? С Древней, превращённой в этого крылатого вожака!

– Может быть, – пожала плечами Рита Рикарди. – Но что с того, Ричард? Это нам как-то поможет?

– Пока не знаю, дорогая моя, пока не знаю. Но чует моя селезёнка, что помочь может, и в самый неожиданный момент.

– Слишком смелое утверждение, – не согласилась Рита. – Учитываешь ли ты, что…

Чем кончился спор, ловец так и не узнал, потому что Клара Хюммель весьма настойчиво потянула его к лазарету.

Ловец брёл в смущении и растерянности. Да, напрашивалось, что Древнюю превратили именно в вожака ангелов; напрашивалось, но строгое доказательство отсутствовало. Может, да, а может, и нет. Может, осталась пленённая богиня на Игнисе; может, именно через неё и делают других ангелов, «магических конструктов», как выразился старик Динтра. А может, это она сама сейчас крыльями машет…

Здесь ловцу стало вконец нехорошо, ибо он весьма некстати вспомнил горящий ненавистью взгляд Древней – за миг до того, как брошенное его рукой копьё ударило туда, где на лике богини оставила следы его кровь.

«Этого она мне не простит», – подумал Эварха.

Но, может, она и не помнит ничего? Или вообще всё это ерунда? Он как мог старался себя успокоить.

В полевом лазарете Эвархе, забыв до поры о Древней, пришлось снова излагать свои предложения двум братьям, похожим как две капли воды. Братья выглядели неважно – бледные, слабые, – но при виде тёмного кристалла заметно оживились, принялись перебрасываться непонятными терминами, втянули в спор Клару Хюммель, и как-то так получилось, что ловец очень скоро очутился не у дел.

Маги совещались, чертили на каменном полу какие-то схемы и расчёты, они словно забыли и о горечи поражения, и о серебристой сети, отделившей их от свободной силы.

Древняя и её судьба, похоже, тоже перестали их занимать.

Эварха отошёл в сторонку, сел на каменный выступ рядом с лагерем дружинников в глубине пещеры и задумался. Правильно ли он поступил? Может, надо было попросту мимо пройти? Пусть бы поубивали друг друга все эти маги, ангелы, вышние силы – что ему чужая война? На кой ему гадания эти – здесь переделанная Древняя или нет здесь? Исполнил бы поручение князя Валламорены, вернулся б в Идиллию, девчонку б забрал, да и увёл бы за руку в Вольный город. Нечего ей по Межреальности скакать, пусть дома сидит, кашу варит! Ну, или если уж сильно захочет, – пусть охотится вместе с ним, Эвархой, чтобы было кому прикрыть ей тощую задницу и проследить, чтоб не лезла в глотку к ракопаукам с ифритами.

Но нет, полез, полез, дурак, куда не просили, и теперь с Хаэльдис совсем скверно получается. Ульф наверняка постарается вернуться обратно – самому ему путь в Игнис не сыскать. Конечно, он не маг, и в Межреальности-то дышит только благодаря навешанным на шею амулетам, но человек решительный и бывалый, такой, пожалуй, обратную дорожку легко найдёт. И что тогда с Хаэльдис случится, даже и подумать страшно.

А ведь есть ещё кардинальская удавка…

Нет, правильно я полез, возразил себе Эварха. Такой вельможа, как Валламорена, понимает и уважает только силу, и ловец с девчонкой для него – сущие букашки. Из тех, что могут укусить, если не пришибёшь вовремя…

«Он бы нас всё равно убил», – подумал Эварха и неожиданно для себя вознёс молитву всем богам, сущим и павшим, чтобы дева Хаэльдис – так звать – осталась бы жива, дождалась бы его возвращения. Одно утешение – там, с ней, черепушка Адальберт. Не даст в обиду, насколько сил его хватит.

Я должен вернуться. Должен вернуться и вытащить её. И маги Долины мне в этом помогут, потому что, кроме них, некому – а значит, придётся мне или убедить их, или заставить.

Означенные маги Долины тем временем что-то высчитали и вы?меряли. Ричард д’Ассини сдвинул на затылок свой берет, прожжённый в нескольких местах, и разогнал всех на работы – кого чертить магические фигуры, кого проверять и расставлять кристаллы, кого – перетаскивать раненых вглубь пещеры. Заняты были все – и маги, и дружинники, и Эварха тоже принялся помогать с лазаретом, попутно приглядываясь к тому, чем занимаются чародеи.

Магические фигуры на этот раз совсем не походили на привычные многолучевые звёзды и окружности с дугами. Ясное дело почему – здесь почти не было свободнотекущей силы, нечего стало преобразовывать. Фигуры напоминали зигзаги и углы, остриями направленные к серебрящейся сети, – улавливать просачивающиеся крохи магии.

В опорных точках мерцали разноцветные кристаллы-преобразователи, а вот своего Эварха не заметил. Что, не годится, что ли? Или приберегают для последнего удара? Или решили прикарманить, а Эварху гнать взашей, как только вылезут отсюда?

Ульф наверняка не станет долго сидеть на месте, сутки-двое, и он будет на Идиллии…

Тут Эварху позвали – Ричард д’Ассини ждал его, держа в руке тёмный кристалл с пламенеющей сердцевиной.

– Досточтимый ловец, – сухо сказал он. – Время на исходе, сеть стягивается быстрее, чем мы ожидали, ещё немного, и наших сил не хватит её разорвать. Всех магов в дело ставим, всех, даже раненых. Рискнём сейчас. Отправим крылатым некий гостинец, надеюсь, он тоже поможет… Но нас мало, и тебе дело тоже нашлось – удерживать сворачивающее заклятие. Ничего сложного, встанешь здесь, через эти линии пойдут потоки силы от сети к кристаллу. Видишь? Следи, чтобы сеть не схлопнулась слишком быстро… – И д’Ассини добавил после паузы: – Если она, конечно, вообще будет стягиваться в твой кристалл. Но мои маги считают, что должна. Итак?..

«А если сеть сожмётся слишком быстро, то сожжёт незадачливого ловца», – подумал Эварха, а вслух сказал:

– Я согласен. Я смогу.

Спрашивать про «гостинец» он не стал – д’Ассини не вдавался в объяснения.

Начали вскоре, укрыв лазарет под красно-чёрными сводами в глубине скалы. Ричард расставил по опорным точкам всех магов, кроме лежачих братьев-близнецов, а ловец встал впереди, ближе всех к сияющей завесе.

Белые огоньки весело перебегали по тонким нитям, свитым из серебристого света, переливались, как роса на паутине, но Эварха всей кожей ощущал заключённый в них гибельный жар. Д’Ассини был прав – сеть становилась плотнее. Сквозь неё уже не видна была Межреальность, да и фигуры снующих ангелов едва можно было угадать. Похоже, крылатые не так уж хотели боя – зачем биться, если можно запереть врага в его укрытии и просто подождать пару недель? Что им, ангелам Игниса, неделя-другая?..

Судя по всему, в открытом бою уверенного перевеса не добился бы никто; но магам пришлось заботиться о раненых и об оказавшихся обузой дружинниках, с которыми чародеи явно просчитались.

Несколько магов, включая и самого Ричарда, возились с плоским камнем, тем самым, который волшебники так старательно обходили.

Короткий толчок силы – кто-то из чародеев задействовал амулет, – и плоский камень, на глазах Эвархи растворяясь в невидимости, заскользил к мельтешившим вдали крылатым фигуркам.

– Держись, добрый ловец, глядишь, всё ещё и обойдётся. – Ричард д’Ассини с нехорошей усмешкой стоял рядом, глядя на мерцающую сеть.

– Что обойдётся, досточтимый?

– Наш подарочек сработает, как я рассчитываю, и тогда, глядишь, рисковать с твоим камешком вообще не придётся.

– Почему «рисковать»? – чуть не обиделся Эварха. – Я и то с ловушкой справился, а уж вы, могущественные…

this