Ник Перумов
Война ангелов. Игнис

И, разумеется, следовало поспешить, пока к укрытию чародеев ещё остались свободные подходы.

Эварха скинул заплечный мешок, устроился на нём понадёжнее.

– Сиди тут, жди! – рыкнул он на Ульфа ещё раз, так что тот оторопел, и изо всех сил оттолкнувшись, помчался по тропе вниз, как катался когда-то малышом с ледяной горки.

Эх, был бы здесь ветер – свистел бы в ушах!..

Ангелы его, разумеется, сразу заметили – Эварха ощутил коснувшееся его огненное дыхание, призрак белого пламени. Пригнулся, приготовился прыгать, однако трогать его почему-то не стали. В конце тропа сделалась едва не отвесной, и Эварха не удержался – покатился кубарем вместе со своим мешком, больно ударяясь боками то о тропу, то о свои же припасы.

– Я свой, я ловец Эварха, пропустите меня! – завопил он издалека, размахивая руками.

Наверное, его узнали, потому что под сень парящей скалы он влетел помятый, запыхавшийся, но живой.

Маги глядели мрачно и настороженно – растрёпанные, перемазанные копотью, а кто-то и кровью, а дружинников – тех осталось едва две трети. Эвархе очень хотелось бы думать, что часть их просто отправилась обратно, в свою благословенную Долину и куда-нибудь ещё, но, судя по увиденному бою, – это вряд ли. А ведь, если вспомнить удар, что забросил Эварху в Идиллию, сражение началось отнюдь не только что.

– Ну и ну! Смотрите-ка, кто к нам тут пожаловал! – Ричард д’Ассини насмешливо отсалютовал ловцу малиновым беретом. Сбоку в дорогом бархате торчал обгоревший остов пера. – Добрый ловец Эварха, собственной персоной! Какая честь, господа маги, какая честь! И где ж это тебя носило столько времени, приятель, а? И как ты сейчас вовремя появился!..

Ловец оглядел отряд Долины, сбившийся в укрытии под красной с чёрными прожилками скалой. Дружинники угрюмо молчали – и то верно, чему веселиться, коль в угол загнали?

Толстяк Динтра вместе с русоволосой Кларой Хюммель и ещё одной статной чародейкой, которую все называли валькирией, занимались ранеными – а раненых было порядком, и не только среди дружинников.

В стороне, отдельно от всех, Эварха заметил неподвижное тело на носилках, лицо прикрыто капюшоном дорогого плаща. Явно не дружинник – кто-то из чародеев. Вот и у вас пошли настоящие потери…

Остальные маги отдыхали, измотанные, перемазанные гарью и очень, очень злые.

Как видно, могучие волшебники Долины столкнулись с противником, достойным их сил. Сейчас они почти не сопротивлялись, позволяя ангелам замкнуть сеть – лишь двое или трое не давали крылатым скучать, проверяя их то молнией, то крутящимся вихрем. Ангелы поставили щит один раз, другой, а на третий сочли за благо оттянуться подальше, выйдя, надо полагать, из досягаемости обычных чар.

А ещё маги старательно обходили некий каменный обломок, на вид – совершенно обычный. Чар на нём ловец никаких не почуял, что, впрочем, ни о чём ещё не говорило.

Эварха кинул быстрый взгляд через плечо – не попёрся ли за ним дурак Ульф, с него станется! Нет, остался на месте. Потом, конечно, доложит обо всём своему князю, ну да ловец надеялся, что к тому времени Хаэльдис будет уже далеко.

– Прошу прощения, досточтимые маги. – Эварха поклонился, стараясь держаться как ни в чём не бывало; извлёк из-за пазухи кардинальский кристалл. Тот немедленно ожил, в тёмной глубине мерцали и метались багровые сполохи – совсем как в тех камушках, посредством коих ловец спеленал Древнюю богиню.

Не ошибся он, значит.

– Прошу вас, не гневайтесь, досточтимые, и выслушайте меня! – Эварха вскинул безоружные руки. – Вижу, дело тут у вас жаркое. Мню, что могу помочь – снастью своей ловецкой, а после и вы мне поможете – умением своим чародейским. Однако, коли промедлим – всё пропало!.. А потому – доверьтесь мне сейчас, очень прошу, а потом я всё и объясню. И пусть милости ваши меня судят.

Последнюю фразу, от коей за версту разило неприкрытой лестью, он вставил, вспомнив советы Пустошника.

Маги переглянулись, но, несмотря ни на что, соглашаться отнюдь не спешили. Динтра подошёл из своего лазарета, за ним – Клара. Ричард д’Ассини прищурился.

– Слишком уж ты вовремя появился, почтенный Эварха. Слишком уж вовремя помощь предлагаешь. Это, знаешь ли, веры тебе не прибавляет, приятель, отнюдь нет. И, помнится, ты-то как раз с этими милыми птичками и их создателями повязан был, разве нет? – Он кивнул в сторону ангелов, которые заканчивали оборачивать искрящей сетью скалу.

– Так вы на всю Межреальность шумели, как тут мимо пройти, – не удержался ловец, однако железо следовало ковать пока горячо и пока ангелы не замкнули сеть. – Да будет вам известно, с миром Игнис я никак не связан, только бывал там. Монахи тамошние меня наняли, что верно, то верно, а вот что «связан» – нет. И без того такую гору неприятностей заработал, что больше уж туда не сунусь, хоть сколько золота мне ни сули!..

– Ну, предположим; а теперь-то чего же ты хочешь? – Динтра глянул на него с интересом. – Сбежать от нас сообразительности у тебя достало, парень ты хваткий, выгоду свою видишь – чего ж теперь от нас понадобилось? Сам не справишься?

– Не справлюсь, – помолчав, признался Эварха. Лгать в глаза старому лекарю, так заботившемуся о нём в Долине, не хотелось. – Потребно мне немногое, сущие пустяки – помогите одного человека из темницы вытащить, в недалёком отсюда мире, где тот страдает безвинно. Вам, таким могущественным магам, это ничего не стоит, разок пальцем шевельнёте, и всё! А уж я расстараюсь, вам помогу.

– Это как же? – с прежней насмешливостью осведомился красавчик д’Ассини.

– Да вот так. Сами смотрите. – Ловец протянул чародею кристалл; в глубине под отполированными гранями уже вовсю плясали багряные языки.

Маг осторожно взял, пригляделся. Остальные волшебники Долины сгрудились вокруг.

Интересно, что они там могут увидеть, с их-то знаниями? Явно куда больше, чем сам Эварха!

– И чем это поможет? – резко спросила чародейка Клара. Она хмурилась – видать, ей больших тайн кристалл не открыл.

Эварха подавил внезапно возникшую дрожь, как сумел, растолковал, что артефакт может встроиться в сеть-заклятие. Что кристалл способен свернуть её в себя, а всё вместе – послужит крепкой ловушкой.

– Я этим только пользовался, – признался Эварха, – мне такого вовек не смастерить. Но вот что он сетку этакую развернуть и вновь собрать может – я знаю.

Ричард д’Ассини молчал, продолжая вертеть кристалл в пальцах. Что-то он там почуял – что-то такое, чего не поняли остальные, и теперь, кажется, пытался разобраться, что это такое и как с этим быть.

– Динтра! Как там Седрик с Гильомом, очнулись? Могут посмотреть? Тут действительно магия высших порядков, до конца даже я не могу разобраться.

– Очнулись, – ответила почему-то Клара Хюммель. Чародейка кусала губы, то закидывала косу на плечо, то отбрасывала обратно на спину. Она замкнулась, помрачнела по сравнению с той Кларой, какую Эварха запомнил в Долине. Наверное, не так-то легко проигрывать сражения, когда считаешь себя могучим чародеем. А может, было что-то ещё?..

– Раз очнулись, пусть выслушают досточтимого Эварху и скажут, возможно ли использовать его артефакт. – Д’Ассини явно был раздражён. Вот уж воистину, отправился по шерсть, да вернулся стриженый. – И побыстрее, пока нас тут совсем не удушили!..

Ангелы тем временем замкнули сеть. Скалу опутал серебристый мерцающий кокон – Эварха ощущал, что потоки текущей сквозь Межреальность силы истончились, словно обмелевшие в засуху ручьи. И впрямь в точности, как ловушка для Древней!.. Да, магам Долины сейчас несладко – удар нанести, считай, что и нечем.

Но, похоже, неудача давила на них куда сильнее, чем западня.

– Точно, господа чародеи. – Эварха даже руки к груди прижал, стараясь быть ещё убедительнее. – Тот же самый кокон, тот же принцип, что и в моей ловушке!..

Ответом ему была дюжина сумрачных взглядов исподлобья.

– Ничего не понимаю, – пробормотала седая Рита Рикарди. – Мы ведь всё рассчитали верно, ошибки быть не могло! Почему у нас ничего не вышло?!

Эварха сообразил, что язык Долины теперь совершенно понятен и ему, хотя Рита и обращалась не к нему, но к другим магам. Видать, сейчас чародеям стало не до запретов с ограничениями.

– Что значит «ничего не вышло»? – немедля вскинулся д’Ассини. – Мы не смахнули их, словно крошки со стола, это верно. Но скольких мы уже сбили, а, Рита?..

– Троих. И потеряли Джей, – отвернулась магичка. – И, Ричард, эта твоя вторая воронка…

– Она нам ещё послужит, – непререкаемо бросил тот. – Я рассчитывал бросить её на сетку, но, похоже, у нашего дорогого ловца есть идея получше.

– И всё равно я не понимаю, почему…

– Потому что, дорогая, они не просто магические конструкты, даже увешанные по самую макушку оберегами от элементальной магии, – наставительно заметил Динтра. Он один по-прежнему оставался спокоен. – Таких мы бы опрокинули играючи. Но этих ведёт не обычная сила, к какой мы привыкли. Это же магия веры, магия Спасителя, и она, гм… имеет дополнительные резервы, как и характеристики. Отныне нам придётся это учитывать.

– Если вырвемся, – буркнула одна из чародеек помоложе.

– Вырвемся, – непреклонно отрезал Ричард д’Ассини. – Сомнений быть не может. – Взгляд его упёрся в Эварху. – А поведай-ка нам, добрый ловец… что сталось в конце концов с той Древней, кою ты уловил посредством, как утверждаешь, похожего капкана?

– Я ж рассказывал, сударь маг… со счёту сбился, сколько раз… – развёл руками Эварха. Однако в животе отчего-то стало весьма неуютно.

this