Ник Перумов
Война ангелов. Игнис

Сеть, однако, поднялась и раздулась, словно парус под сильным ветром. По нитям истинного серебра с шипением пробежали алые искры, сила, свободно струившаяся доселе через островок и его окрестности, заколыхалась, заметалась, словно вино в раскачиваемом бокале.

Но и ангелы ждать не стали. Одни складывали крылья, устремляясь к засевшим на скале магам, словно коршуны, падающие на добычу; другие замедлились, соединяясь в круг, в центре которого замер их вожак.

– Клара! Ну где ты там?! – заорал Ричард, вскакивая на острый каменный обломок. – Они нас сейчас размажут!..

Непонятно, чем могла тут помочь именно Клара, однако помогать требовалось, и немедленно; желательно – сотворив чудо.

– Они ставят щит! – крикнула в ответ чародейка. – Первая линия – щит, вторая – будет атаковать!

– Мы не успели! – взвизгнула Джей Харна.

Мелвилл выругался, Эдвин Сай зачем-то выхватил меч.

– В бок бы им ударить, – прошипела валькирия, не отходившая от Клары ни на шаг.

В бок – ну, конечно, в бок!

– Ричард! Ставьте отводящий блок, мне нужны Ши или Джей, мы их обойдём!..

– Я готова! – Джей мигом оказалась рядом. Волосы растрёпаны, на щеке кровь. Она явно так и не отошла до конца от своего заклятия.

– Давайте! – Ричард возился с сетью, руки так и мелькали. Мелкие, стремительные толчки силы – чародей накладывал разом добрую дюжину заклятий, совсем не мощных, но очень разнообразных. – Я их чую! Ещё немного, Клархен!..

Кого он там чуял, Клара не поняла, да и спрашивать не стала.

Времени на хитроумные маневры не осталось, и они с Джей просто «катанули каток», как прозвали это заклинание студиозусы Академии: простейшие чары, пробивающие в Межреальности прямую, как стрела, дорогу, очень недалеко и крайне неустойчиво. Не спрячешься, не скроешься, не уйдёшь от погони…

– Бежим!

Они побежали.

Мимо Роба Кламона и ещё троих магов, что лихорадочно дочерчивали новую дилмовскую воронку – попроще и поплоше.

Мимо мрачных дружинников, сгрудившихся зачем-то вокруг.

Мимо края растянутой сети – нити её раскалились добела.

Спрыгнули все втроём – Клара, Джей и, конечно же, Райна – на пробитую тропу, что уводила в сторону от ангельского строя.

Крылатые не пропустили их, не оставили без внимания, не совершили ошибки. Два ангела отделились от строя, развернулись, крылья взметнулись и упали, погнав их обладателей вперёд.

Джей отставала – сил всё-таки у неё оставалось немного. Обернулась, оскалилась гневно, замахнулась левой рукой – в ладони бессмысленный сейчас огнешар.

– Нет! – выкрикнула Клара, хватая товарку за запястье. – Твоё заклятие нужно! И не сейчас!..

Райна ничего кричать не стала, просто подхватила Харну на плечо, даже не замедлив бега.

Ангелы падали на них, и Кларе почудилось – она слышит хищный свист ветра в белых перьях.

Молния! Белая, раскалённая, испепеляющая саму Межреальность!..

Клара сама не поняла, как подставила щит – потому что прикрыть надлежало не только себя, но и валькирию с Джей на плече. Щит тот же самый, скользяще-отводящий, потому что никакие чары не выдержали бы удара этой чистой, свитой в огненный шнур силы.

Чародейку сшибло с ног, как следует приложило лицом о ею же пробитую тропу; сознания она не потеряла только благодаря вплавленным в доспехи чарам.

– Кирия!

Свободной рукой Райна вздёрнула её, словно пушинку.

Ангелы настигали. Крылья их сияли нестерпимым светом, руки удлинялись – чтобы обернуться разящими клинками, вырастающими словно из собственной ангельской плоти.

Но главное было в другом – чародейкам и в самом деле открывался бок вражьего строя; краем глаза Клара видела смутное мерцание воздвигнутого ангелами щита.

– Джей! Давай, Джей! По вожаку!..

Только бы выиграть время, только бы их задержать!..

У Джей Харны подгибались колени; она, совсем недавно хоть и бледная, но твёрдо державшаяся на ногах, сейчас еле стояла, словно бросок следом за Кларой отнял последние силы.

– Щас я ему, – прошипела она, и Межреальность вокруг вздрогнула, хотя её и так трепал разыгравшийся шторм.

Джей Харну отбросило назад, словно отдачей гномьей бомбарды – Райна едва успела подхватить. Глаза у чародейки закатились, по лицу разливалась даже не пресловутая «смертельная бледность» – на него словно плеснули густой снежно-белой краской.

Джей отдала всё, и ноги у неё – вдруг осознала Клара – подкашивались вовсе не от бега, а потому, что уже тогда она копила силу, извлекая её из собственных крови и жизни.

«Смертные чары», – похолодела Клара Хюммель.

– Джей?!

– До…би… вай… – сорвалось еле слышное с бескровных губ. – До… би… вай гада!..

– Джей!..

– До… би… – И она обмякла.

– Кирия! – Воительница удерживала Харну под руки, и чародейка кинулась к Джей.

– Не…т!.. – Та попыталась оттолкнуть её холодеющими ладонями. – До…бей!..

Посланное Джей Харной заклинание миновало налетающую пару ангелов, миновало выставленный щит, настигнув крылатого предводителя в тот миг, когда тот разворачивался навстречу новой угрозе.

Знакомое мерцание; сияющий белым светом великан задёргался, забился, словно муха, угодившая в сети. Полетели белые клочья – словно свет, дробящийся в многогранном кристалле. Вожак ангелов покачнулся, провалился, и Клара, не зная, чем ещё достать, послала самое гибельное из всех заклятий, которыми владела на уровне «магии мысли», когда не требовались ни амулеты, ни талисманы, ни руны или собирающие силу фигуры.

Время послушно замедлилось – словно бы для того, чтобы о многом подумать, воссоздать в памяти, увидеть, пережить снова. Магия мысли недаром самая сложная из всех; недаром даже опытным чародеям требуются костыли в виде всяческих талисманов, оберегов и тому подобных начарованных вещиц.

Драконы Времени любят шутить шутки, порою весьма злые.

– Внимание! Внимание! – стук старомодной указки по кафедре. И вновь, уже мягче: – Не отвлекайся, Клархен, дорогая. Это, как-никак, Высшие арканы, тут гибельна малейшая неточность.

this