Ник Перумов
Война ангелов. Игнис

Но зато строй ангелов рассыпался, они сбились в кучу, и кучей же ринулись вперёд, прямо на отступающих магов. Змеилась проложенная чародеями Долины тропа; там осталась настороженная западня, совершенно незаметная со стороны и не обнаруживаемая никакими поисковыми заклинаниями.

Во всяком случае, так верила Клара.

Однако державшийся позади остальных гигант-предводитель крылатых вдруг вскинул длань, из неё вырвался игольчатый клинок, сотканный из одного лишь света.

И было это, надо полагать, командой, потому что ринувшиеся вперёд ангелы развернули крылья, замедляясь, замирая как раз перед ждущей западнёй.

Все, кроме одного, самого стремительного.

Нет, он тоже услыхал или как-то иначе воспринял команду, но вырвался слишком уж далеко.

Межреальность вздрогнула. Её сжала незримая рука, складки Междумирья растягивались, чтобы вновь сойтись; разлитый в пространстве жемчужно-серый свет вдруг обернулся кромешной чернильной тьмой; маги попадали, кто не успел поддержать себя соответствующими чарами; во мраке полыхнул багровый зев воронки, словно громадное чудовище, поднимавшееся над остатками тропы.

Хобот стремительно крутился, и вместе с ним крутился, отчаянно бия крыльями, угодивший в западню ангел. Бил, впрочем, недолго – полетели белые перья, крылья сломались, светлая фигурка канула в быстро сжимающуюся ловушку.

Миг – ангел скрылся под поверхностью тропы, словно никогда его тут и не было.

Остался лишь исполинский крутящий вихрь, серый, широко разинувший ненасытную глотку – так и будет крутиться здесь, пока не исчерпаются чары, поддерживающие преобразование свободной силы. А исчерпаются они, скорее всего, не завтра и даже не послезавтра – лет этак примерно через пять тысяч. Или десять.

Ричард скрипнул зубами. Обычно выдержанный и молчаливый Эдвин Сай разразился отборными гномьими ругательствами.

Во чреве с таким трудом построенной ловушки исчез только один из ангелов, только один!.. Остальные закружились было безо всякого порядка, отхлынули назад, но тут вперёд подался их предводитель.

Прежде чем чародеи Долины успели что-то предпринять, белый клинок ударил вновь – прямо в серую муть вихря.

И вот тут Межреальность самым натуральным образом встала на дыбы.

Клара мигом оглохла и почти что ослепла – от ярчайшей вспышки и жуткого раскатистого грома. Тропа ушла из-под ног, словно норовистый конь, чародейка кубарем полетела в пропасть.

– Да чтоб вас всех!..

Она извернулась, бросая заклинание, мгновенно создавшее прямо под ней крохотный твёрдый пятачок, никуда не ведущий обрывок тропы. Она не сомневалась – сейчас такие же чары творят и остальные маги, сброшенные с «тверди» Междумирья; теперь, как говорили наставления, требовалось «установив связь с соратниками, принять все меры к сбору устойчивых фрагментов воедино…»

Мрак отступал, жемчужный свет Ничто медленно возвращался; но само Междумирье вокруг неузнаваемо изменилось.

Удар клинка из белого пламени высвободил поистине титанические силы. Смял, разбросал, разорвал в клочья старое; собрал, примчал, накидал в беспорядке новое.

Торчала рядом невесть где подхваченная красно-чёрная острая скала, какие порой плавают в Межреальности – не то обломки давно погибших миров, не то плоды работы какого-нибудь безумного делателя глыб и камней. Сами маги очутились в глубоком и широком провале; проклятие, что с остальными, что с дружиной, что с ранеными, что с припасами?!

…Наверное, обрушься в тот миг ангелы всей мощью, отряду Долины было бы не устоять. Однако их тоже отбросило, раскидало – Клара видела, как собираются вдали снежно-белые крылатые искры, собираются медленно, словно осторожничая; верно, им тоже досталось.

– Клара!

Ричард. Зовёт, рукой машет – тоже на крошечном лоскуте устойчивой тропы. Показывает на красно-чёрную скалу, увенчанную зарослями Дикого Леса – что ж, разумно. Это лучше, чем балансировать на неверной тропе, удерживаемой только и исключительно чарами…

Дружинники тоже удержались, во всяком случае, большинство. Видать, сработали защитные амулеты, выданные Ричардом перед боем; да и выучка сказалась: держат строй и порядок, помогают выбраться на тропу товарищам.

…Чародеи собирались изрядно помятые и злые. Такого афронта с достопочтенной Гильдией не случалось уже невесть сколько – да, пожалуй, что и никогда не случалось! Воронка Дилмы, на кою возлагалось столько надежд, захватила одного-единственного крылатого супостата; причём враг её явно учуял.

Сказать, что Ричард д’Ассини был взбешён – это ничего не сказать. Стоял бледный, губы плотно сжаты, породистые ноздри раздуваются от ярости.

– Отзовись! – рявкнул он.

Обычное дело, если отряд угодил в заварушку на межмировой тропе.

– Динтра, – спокойно доложился целитель. Удивительно – первым откликнулся, и носилки с ранеными при нём, словно и не летело всё только что в бездну…

– Р-роб… – Так, и Кламон тоже здесь, хорошо.

– Рикарди. Харна. Сай, – слышались ответы. Маги один за другим выбирались на скалистый островок; неугомонная Рита уже чертила отпорную дугу.

– А вон, кстати, и пещерка, какая миленькая!

– Раненых туда! – распорядился Дик. – Они все целы, почтенный Динтра?

– Все, – кивнул целитель. – Мелвилл, Седрик, Гильом. Линда. Все!

– Маги! Переклички в дружинах!.. Раненых в пещеру! Досточтимый Динтра, вам там будет удобнее. Джей! Нам нужны твои чары, ударим все вместе. Ши?! Где она?

– Валяется в полуобмороке, – мрачно сообщил Гедеон Заппа, известный в Гильдии молчун. – Можно попытаться растолкать. Сделать, Дик?

– Не надо, – отмахнулся тот. – Пусть отлёживается. Сюда, господа мои волшебники, все сюда!

Глаза у Ричарда горели, губы сложились в поистине демоническую ухмылку.

– Отличная работа! Мы добыли бесценные сведения. Во-первых, арканы высших порядков – навроде использованных Джей и Шиалой – ангелов таки пронимают. Во-вторых, крылатые способны чуять западни, во всяком случае, их предводитель. В-третьих, из дилмовской воронки угодивший в неё не выбрался. Какой из всего вышесказанного следует вывод?

– Что надо отсюда валить, пока целы?

– Джей! Всё, хватит, посмеялись, пошутили, и будет. Так просто отсюда уже не сбежишь. Сдаётся мне, друзья, что ключ ко всему этому безобразию – вожак крылатых. Если б не он, вся их милейшая стайка влетела бы в наш силок и даже б не пискнула. Поэтому следующий шаг будет таким… – Ричард не удержался от торжественной паузы, – мы повторим воронку Дилмы. Но – не столь огромную, и, самое главное, – подвижную.

Кто-то из магов охнул.

– Такого никто не делал, Дик! – возопила Рита Рикарди. – Только в теории! Даже не полигоне не пробовали!

– Мариус Дилма доказал вполне однозначно, что это возможно, – непреклонно ответствовал досточтимый кавалер. – Доказал на кончике пера, открыв способ mobilis in mobile[1 - Подвижный в подвижной среде (лат.).]; нам остаётся лишь в точности последовать его указаниям. Это раз.

– Неплохо для начала, – буркнула Рикарди как бы себе под нос, но услыхали все.

– Это раз, – громче повторил Ричард. – А прикроем мы этот подвижный капкан чарами Джей и Шиалы. Это два. Ши владеет этим заклятием мастерски, но нам такой отточенности и не нужно – лишь бы вожак отвлёкся.

– А досточтимые маги ничего больше не заметили? – вдруг подал голос Динтра.

Он стоял у зева пещерки, руки в рабочих перчатках широко расставлены.

На перчатках, увы, слишком много крови.

Все головы обернулись в его сторону.

this