Ник Перумов
Война ангелов. Игнис

– Место оставь, куда я третий концентратор всуну?

– Сказала б я, куда ты его себе всунуть можешь, – ворчала Клара, но беззлобно – Ричард и впрямь работал мастерски, словно всю жизнь только и готовился применять воронки Дилмы.

– Дик, ты их использовал часто, что ли, эти чары? – опередила её Рита. – Где? Зачем? Против кого?

– Сколько вопросов разом, досточтимая мэтресса Рикарди, – ухмыльнулся д’Ассини. – Давайте вернёмся в Долину, друзья – с победой, разумеется! – тогда, честное слово, устрою закрытый семинар в клубе: «Актуальные вопросы практического применения заклятий мэтра Мариуса на собственном опыте Ричарда д’Ассини». Обещаю, Рита, дорогая!

Роб Кламон чертил, по-детски высунув язык, но получалось у него лучше всех – талантлив мальчишка, нечего сказать. И его не приходилось ни поправлять, ни напоминать ему что-либо.

– Готово, друзья. – Когда Ричард наконец поднялся, с Клары успело сойти семижды семь потов. – Можно начинать. Джей! Отходим, все отходим!

Харна обернулась, коротко кивнула. Растянувшаяся цепь магов дрогнула, подалась назад; дружинники под началом Динтры борзо подхватили носилки с ранеными; Мелвилл, как ни скрежетал зубами, как ни скрипел, а вынужден был присоединиться к ним – всё равно сейчас не боец.

– Идём, Клара. – Ричард лихо подмигнул. – Стоит этим крылатым слегка пёрышки, того, подпалить, чтобы охотнее шли, куда следует!..

Ангелы словно только и ждали, чтобы маги начали отступать. Двинулись следом, крылья мерно взмахивали, поднимаясь и опускаясь, легко неся их обладателей сквозь Междумирье, безо всяких троп и путей.

Эдвин Сай метнул очередной огнешар, но на сей раз ангелы шутить перестали – сразу шестеро их мгновенно оказались у него на пути, а ещё один, седьмой, внезапно воспарив над выдвинутым сородичами щитом, ответил собственной молнией – белой, слепящей, раскалённой.

От этой силы Межреальность содрогнулась, а тропа, над которой проплывали ангелы, запузырилась, словно расплавленный металл, стала растекаться и распадаться.

Джей Харна могли называть циничной и расчётливой, но магом она была неплохим. Не стала встречать силу силой, поставила скользящий подвижный щит, мигом подпёртый и Эдвином, и остальными чародеями первой линии.

Ослепительно-белый росчерк чистой силы коснулся незримого барьера, во все стороны брызнули облака огненных искр, словно в кузне, где под ударами молота летят во все стороны раскалённые брызги.

Клара ощутила резкий болезненный толчок в груди, однако щит уже разворачивался, отводя молнию в сторону; она врезалась в подвернувшийся островок Дикого Леса, исчезнув вместе с ним в яростной вспышке.

«Сколько ж силы они сбрасывают?! – ошеломлённо подумала Клара. – И сколько ж её они накопили?!»

– Помогайте, помогайте все! – яростно выкрикнула Джей. – Это в одиночку не отвести! Не отбить!..

Она и впрямь выглядела неважно – осунулась, под глазами словно мазнули густо-синими тенями.

– Неуязвимы они, что ли? – охнула Шиала Карр, маленькая, худенькая и стриженная под мальчика чародейка.

– Отставить панику! – рявкнул Ричард, вмиг оказавшись рядом с ней и приобняв за плечи. – Отставить панику, Ши! Давай-ка твоё любимое, закрут козерога, острота… остроты сколько сможешь, посмотрим, как с этим справятся!..

«Закрут козерога», коронное боевое заклятие Шиалы; не огонь, не лёд, не молнии, а изменения вращения силы, текущей через само тело неприятеля. Неприятное заклинание, злое, от врага во все стороны летят ошмётки плоти (ежели он её имеет), и, увы, погибает он при этом зачастую далеко не сразу.

«Зачем? – мелькнуло у Клары. – Мы приготовили им воронку, зачем выдавать, что мы способны на куда большее, чем набившие оскомину огнешары?»

Ангелы привычно сдвинули мерцающий щит. Всё-таки, видать, и огнешары не были для них совершенно уж безвредны; защищались крылатые и от них.

Мерцающий щит воздвигся; тонкие бледные губы Шиалы скривились в едкой злорадной усмешке. Чары эти специально создавались, чтобы обходить все и всяческие щиты; правда, требовали от волшебницы очень большого расхода собственных сил, почерпываемых отовсюду – из того, что её окружало, из талисманов и амулетов, из магических фигур и рун, и, наконец, из собственной жизни.

Вот из последнего источника Шиала и почерпнула, судя по бледному виду.

Сперва Джей, теперь Ши… Ричард очень рисковал, ставя почти всё на один-единственный кон – воронку Дилмы.

Закрут Шиалы не сопровождался языками пламени, клубами дыма или снопами блескучих молний. Лишь маги вокруг неё сморщились, скривились, словно у всех разом разболелись зубы.

Только лёгкая рябь над разрушающейся тропой, словно воздух дрожит над горячими от солнца камнями.

Ричард замер рядом с Кларой – когда только тут оказался? – зубы оскалены, Лунный меч в руке.

– Ну же!..

Чем сильнее маг, тем быстрее его огнешар, тем стремительнее молния; заклятие же Шиалы летело медленно, словно птица, тяжело взмахивающая крылами.

– Глядите! – задохнулась Джей Харна.

Ангелы дружно, словно по неслышимой команде, вскинули правые руки; каждая оборачивалась стремительно удлиняющимся белым клинком.

Две с лишним дюжины снежно-сияющих шпаг скрестились перед строем крылатых; полыхнуло, Межреальность дрогнула; дрогнула и опасно просела тропа под ногами магов.

– Кто дорогу держит, не спать! – гаркнул Ричард.

Легко сказать – не спать, когда возмущения охватывают саму свободнотекущую силу, и Межреальность оборачивается штормовым океаном!..

– Они что же, и заклятие Ши отследили? – пробормотал Роб Кламон, оказавшись по другую сторону от Клары.

Несколько томительных мгновений не происходило ровным счётом ничего. Сияли белые клинки ангелов, мерно вздымались и опускались их крылья, а чары Шиалы канули, словно камень в воду.

Маленькая чародейка аж пошатнулась, и Джей Харна торопливо подхватила её под руку.

А потом мерцающий щит светлых воинов Спасителя внезапно замерцал и погас; погас, потому что одна из белых фигур вдруг зашаталась, конвульсивно забила крыльями, от неё полетели какие-то ошмётки и обрывки.

– Попала! – завизжала Ши, подскочив, словно девчонка, и даже в ладоши захлопала. Правда, почти сразу и осела, глаза закатились, голова запрокинута…

– Динтра! – скомандовал Ричард, но старый целитель словно знал, где должен сейчас появиться.

Шиала Карр мешком повалилась на носилки; пара дружинников рысью потащила её в условный «тыл» отряда; условный, потому что его никто не прикрывал ни со спины, ни с боков.

Поражённый её заклятием ангел словно враз выпал из Ничто, крылья перестали его держать, одно и вовсе сломалось. Молча, беззвучно, он канул вниз, словно в пропасть. Он падал, и белые одежды его разваливались, распадались пластами, словно кора с погибшего дерева.

Дружинники встретили это ликующими криками, а Клара лишь зло сдвинула брови – Шиала отдала слишком много своему заклинанию, что получится, если за каждого сбитого ангела придётся платить вышедшим из строя чародеем?!

– Стихийную магию отставить! – распорядился д’Ассини. – Заклятия разрушения, без материального носителя-передатчика! Заманиваем, заманиваем их! Видите – работает?!

Полумесяц ангелов и впрямь резко и дружно взмахнул крылами, расстояние быстро сокращалось. Джей Харна проделала сложную серию пассов, лицо её покраснело, она зло закусила губу – верно, старалась вложить в чары не менее Шиалы.

Её заклятие достигло ангельского строя мгновенно. Пространство вокруг не успевшей вернуться к остальным пятёрки замерцало и засветилось, там словно заплясал исполинский рой светляков.

– Паразитное свечение, – пробормотала чародейка, словно извиняясь. – Вторичный эффект… никак не уберу…

Это заклинание Клара тоже знала. Вокруг крылатого существа сейчас рвалось само пространство Межреальности, магия оборачивалась короткими злыми стрелами, бившими во всех направлениях. Они навылет прошивали окутанного огнистым облаком ангела, и того швыряло, словно тряпичную куклу; Клара уже ожидала, что и вторая белокрылая фигура низринется следом за первой, но…

Белый свет хлынул со всех сторон, ангелы заметались, и потрясённая чародейка увидела, как заваливающегося крылатого воина подхватила призрачная сеть, удерживая от падения.

this