Владимир Германович Корешков
Свой среди чужих, или Гауптман с Олерона II


– Если можно, то кофе и если можно желательно капучино.

– Конечно можно, -опять улыбнулась она.-А я пожалуй чаю попью. Вы присаживайтесь смелее, я сейчас.

Она встала и начала колдовать возле кофейного столика. Я же переключил все свое внимание на книжную витрину, что бы ненароком не засмотреться на тонкую как тростинка фигурку Алены, на ее небольшую, но тугую попку, тонкую, осиную талию, понимая если она заметит мой взгляд, а она заметит его обязательно, в этом я был почему то на сто процентов уверен, то этим самым я мог спровоцировать новую порцию колкостей в свой адрес, а этого мне совсем не хотелось потому что нанести неожиданный, болезненный, колющий укол словом как острым, отточенным кинжалом у Алены слишком хорошо получалось. В книжном шкафу я увидел не только классику мировой литературы, но и множество научных трудов по философии, психологии, гипнозу, а также даже по изотерике и что не менее удивительно, по теологии. Крайне разносторонний интерес у девушки. По комнате поплыл волшебно восхитительный аромат дорогого кофе, который переплетаясь смешивался с ароматом черного чая с чебрецом и мятой.

– На что вы засмотрелись? – спросила Алена расстилая на столе две кружевные салфетки передо мной и перед собой, раскладывая приборы, ставя на салфетки большие дымящиеся кружки с блюдцами, расписанные затейливым, голубым узором. На стол также были выставлены заветные вазочки с конфетами, печеньем, сухофруктами, а также креманки с медом и вареньем. Это была такая картина, такой натюрморт, что Павел Иванович Бабенко отдыхает, а ведь он считается непревзойденным королем натюрморта, короче кто не любит сладкое тот не поймет. У меня сработал рефлекс Павлова, пошло обильное слюнавыделение.

– Так на что вы засмотрелись, Штефан? – еще раз задала вопрос Алена.-Какая то конкретная книга вас заинтересовала?

– Нет не отдельная книга, а в обще обилие книг. Никогда так много не видел.

Здесь Штефан Дорн не соврал, он действительно никогда не видел так много книг сразу в одном месте. Он любил книги, но у бабушки, которая его воспитывала библиотека была очень скромная и ему приходилось довольствоваться электронными книгами. А вот для Яра Ковалеффа, что касается книг – это была не правда, дома у него книжная библиотека было в много, много раз больше, богаче, во всяком случае что касается художественной литературы. И я любил читать именно настоящие, а не электронные книги, перелистывая слегка пожелтевшие с легким, незаметным простому глазу налетом пыли страницы, имеющие свой определенный, ни с чем несравнимый запах. С первых строчек ты забывая обо всем погружался в атмосферу созданную автором, вместе с главным героем переживая все невероятные приключения выпавшие на его долю. Я очень хорошо помню какое сильное впечатление на меня произвела первая, прочитанная мной книга автора Даниеля Дефо «Робинзон Крузо».

– Ну что налетайте, угощайтесь, Штефан, – пригласила меня Алена, сама присаживаясь за стол.

Я даже не знал с чего начинать это пиршество. В начале глоток кофе, вот так, а сейчас пару вот этих вот крохотных печененок, чайную ложку густющего варенья из местной, пряной вишни, еще глоток капучино. Какая вкуснотища! Я закрыл глаза от удовольствия.

– Скажите, а где вы служили?

Я настолько расслабился и ушел в нирвану, что Аленин вопрос застал меня врасплох и я чуть было бодро не отрапортовал: «Четвертая бригада звездной пехоты, подразделение «Королевские кобры»». Слава богу рот у меня был полностью набит сладким, что помешало мне необдуманно, сразу же выпалить свои личные данные, а глаза как я уже говорил были заблаговременно прикрыты от удовольствия, поэтому по ним Алена тоже не могла прочитать правильный ответ. « Какой ты Кретин, гер Ковалефф.» – ругал я себя мысленно.-« Кретин розовый и не прикрытый, сожрал сладкого, расслабился забыв обо всем. За кусочек булочки чуть не лишили девственности дурочку». Это я о себе. А ты Алена Бортко– опасная и видно зараза еще та, видит паренек отъехал находясь в полном расслабоне. Ну и на ему вопросик по теме, не в бровь, а в глаз. Я сам не рыбак, но слышал что бы поймать жирненького леща или линя, надо вначале хорошо прикормить его кашей, а вот когда этот паренек окончательно разомлеет от обилия пищи и ему захочется разнообразия в рационе, подсунуть ему под нос жирного, вкусного червяка, естественно предварительно одетого на остро отточенный крючок. Лещ или Линь который посчитал, что достоин в этой жизни большего, потому что каша как ему кажется его уже окончательно достала и обрыдла, ведется на новый продукт, жадно заглатывая червяка, далее следует искусная подсечка. И вот когда он такой тщательно почищенный от чешуи и выпотрошенный, хорошо прожаренный с двух сторон, весь в кляре лежит на сковородке тут то к нему и cнисходит озарение– ну на хрена тебе нужен был этот абсолютно не диетический червяк, кстати не такой уж он и вкусный, ты же вел здоровый образ жизни, правильно питался кашкой тиной и тебе всего хватало. Так со мной, как с покойным линем попыталась поступить и Алена. Я слегка приоткрыл один глаз, посмотрев на Алену, она буквально впилась в меня взглядом наблюдая за моей реакцией. Нет дорогуша, подсечка не удалась, линь сорвался с поводка и плюхнулся обратно в пруд, придется тебе пока обойтись без улова.

– Я не служил в армии, – ответил я как можно спокойнее, после того как тщательно прожевал печененки с вареньецем, открыл второй глаз и потянулся за конфетками.

– Значит не служили? – притворно вздохнула Алена, крутя в руках кружку с чаем.

Яр Ковалефф пропустил бы последнюю фразу мимо ушей, но Штефан Дорн прямой, простой, рабочий парень, причем не очень хорошо относящийся к женщинам обозлился.

– С какой целью вы мне все время задаете один и тот же вопрос, но в разных вариациях?

– Вы, Штефан, зря кипятитесь, – сказала она мне.– А спортом каким ни будь занимались?

– Нет, насколько мне известно, -раздраженно ответил я.– А какое это имеет значение?

– Значит не занимались? – ответила Алена вопросом на вопрос.

Я не стал удостаивать ее повторным ответом.

– Видите ли, Штефан, мне интересно разобраться, понять, -сказала Алена, не спеша расставляя каждое свое слово, словно фигурки на шахматной доске.– Вас прислали сюда с совершенно определенными целями и мы, преподаватели в разведшколе получили насчет вас очень четкие инструкции, нам здесь предстоит за месяц из вас простого рабочего паренька, не имеющего никаких военных навыков и практических знаний, не бывавшего нигде кроме лунных баз, слепить суперагента. Способного выполнять очень ответственные поручения и решать самые сложные задачи в тылу врага. При чем обучение будет проходить не вместе со всеми другими курсантами разведшколы и не по обычному программному курсу, а по ускоренному и сверхсекретному. Согласитесь задачка еще та.

Я согласно кивнул.

– Вот я и хочу разобраться, что же вы за фрукт такой -Штефан Дорн и почему именно вы так нужны центру и в обще, с чего нам здесь начинать.

– Начните с начала, – посоветовал я.– Учите меня, учите я очень усидчивый и чрезвычайно талантливый молодой человек, – сказал я раскрывая шуршащую обертку и отправляя в рот очередную шоколадную конфету.

– Ух и здоровы вы сладкое лопать, – почти восхищенно сказала Алена наблюдая за моими активными действиями по уничтожению ее запасов сладкого.

– Если человек талантлив, то он талантлив во всем, – процитировал я одно из любимых выражений мамы.-В том числе и по поеданию сладкого, добавил уже от себя. Но если вам жалко. Моя рука повисла на пол пути к вазочке с сухофруктами.

– Нет, что вы, ни в коим случае, продолжайте пожалуйста, кушайте на здоровье. Прошу вас талантливый вы наш.

– А вы мне кофейку еще не нальете? – набрался я наглости.

– Почему же не налью, обязательно налью.

Улыбнулась Алена. Она немного поколдовав возле кофейного аппарата, соорудила и передала мне еще одну чашку капучино с огромной белоснежной шапкой из молока возвышавшейся над кружкой как шляпка гриба.

– Ну что же, давайте перейдем к делу, – сказала она.-Я познакомлю вас с распорядком в разведшколе и с нашими правилами хоть вы человек и штатский, но я думаю что должны понимать, что и то и другое вы должны принять и соблюдать безукаснительно.

– Конечно понимаю, -ответил я добивая остатки сухофруктов, не то что бы я так уж хотел сладкого, тем более я уже в усмерть насластился, но дело в том, что я начал опасаться, что на какой ни будь каверзный вопрос Алены посыплюсь и сболтну лишнего, а когда у тебя рот полон еды, ошибок легко избежать и к тому же, пока жуешь есть время обдумать и правильно сформулировать свой ответ. Как говорят мудрецы: « Иногда лучше жевать, чем говорить» Очень мудрое выражение и как никогда кстати в свете нашей беседы.

– И так, – продолжила Алена. -Разрешите еще раз представится, Майор госбезопасности и ваш личный куратор и инструктор Алена Бортко.

– Очень приятно, Штефан Дорн, бывший ремонтник лунной базы СТК 3,простой работяга, а в будущем суперагент, – сказал я катая по дну вазочки остатки сухофруктов, собирая их в щепотку и отправляя себе в рот.

– Еще сладенького не желаете? – ехидно поинтересовалась Алена.

Я сделал удивленное лицо.

– Как, а разве у вас еще чего ни будь осталось

– У меня почти неограниченные запасы сладкого, – сказала она с совершенно серьезным лицом, но ее карие глаза вовсю смеялись.

– Слово « почти», я так понимаю здесь ключевое. Давайте лучше в следующий раз, а то боюсь у вас обо мне сложится не очень правильное впечатление, – в тон ей ответил я.– А кстати, вы сказали что вы мой инструктор ну и что вы мне будите преподавать?

– Основы психологии и гипноза.

– А как мне к вам обращаться?

– У нас при обращении друг к другу принято выражение, « Товарищ».

– Я понял, товарищ Алена.

– Нет, не поняли, – поморщилась она.– Так звучит слишком фамильярно.

– А как?

– Либо товарищ майор, либо, если мы находимся с вами в неформальной обстановке можете меня звать Алена Викторовна.

– Хорошо, Алена Викторовна, а зачем мне нужно знать основы гипноза и психологии?

– Штефан, вам в будущем, после окончания разведшколы придется общаться с множеством различных людей. От которых вам нужно будет добиться не только личного расположения, но и выведывать всевозможные секретные сведения, которые те хранят у себя в голове и под страхом смерти, даже во сне заикаться бояться о них. Вы с первых секунд общения должны очаровать собеседника произвести на него самое благоприятное впечатление, сломать плотину недоверия между вами, разгадать, что за человек, какой психотип находиться перед вами, увидеть и почувствовать все его слабые и сильные стороны, подружиться с ним, сделать так что бы он вам безаговорочно доверял, как самому себе и ни в коим случае не заподозрил вас в шпионаже. Для этого вам и понадобятся знания, которые я постараюсь вам передать.

– Что еще меня ждет?

– Еще вам за месяц придется научиться хорошо стрелять из всех видов оружия, изучить некоторые самые эффективные приемы рукопашного боя, овладеть холодным оружием. За это у нас отвечает преподаватель, старший лейтенант, Любомир Милошивич. Далее искусство конспирации, слежки, перевоплощения вам будет преподавать Дмитрий Иосивович Раутбардт -самый опытный и мудрый среди нас. Еще вам надо будет прослушать несколько курсов лекций по другим дисциплинам. Так что как видите работы у нас по горло и начнем мы без предварительной подготовке -прямо сегодня. Что еще, Штефан, вы должны знать, поскольку как я говорила вам ранее ваша подготовка в нашей разведшколе будет проходить в обстановке строгой секретности, общения с другими курсантами школы должны быть полностью исключены– это делается для вашей в дальнейшем безопасности.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу