Николай Викторович Степанов
Магистр

А ты, парень, оказывается, бюрократ. Если так пойдет и дальше, я тут надолго застряну. Что же придумать? Интонация речи невидимого «секьюрити» слишком уж напоминала тон мелкого чиновника, скучающего без дела на «большом» посту.

– За ними я и пришел, – твердо ответил я. – От самого Виолетта Акадеоныча.

В общении с чиновниками любых мастей, как говорил небезызвестный Куронин, важно сразу дать понять, что не ты ему что-то должен, а он – тебе. В противном случае убьешь уйму времени без гарантии решения вопроса. Кто такой Виолетт Акадеоныч, я не знал, но этого не знал и мой собеседник, в чем он, конечно, не мог позволить себе признаться. После некоторого замешательства почти вежливо прозвучало:

– Для получения пропуска необходимо выполнить одну формальную процедуру – отгадать три простейшие загадки.

Знаем мы ваши трюки! Дай им палец – откусят по самый локоть. Нет, Валеркина тактика уже захватила меня целиком, и отступать от нее я не собирался.

– И кто же тут имеет право их загадывать? – Интонация, с которой был задан вопрос, недвусмысленно давала понять, что даже притязания бродяги на королевский престол были более обоснованными, чем требования невидимого собеседника.

– Я, – растерянно отозвался страж, – тут больше и нет никого.

– Чем докажешь? Бумаги соответствующие имеются? Печати, подписи, штампы? – продолжил я наступление и, не давая поверженному бюрократу опомниться, сказал: – Раз бумаг нет, будем проводить тест на соответствие занимаемой должности. Вот тебе простая детская загадка. Отгадаешь – считай, что доказал свою состоятельность, нет – будем решать твою судьбу наверху. «Восемь ног, два хвоста, посередине – гривенник». Кто это?

Эту замысловатую загадку я услышал на дне рождения Сашки Березина от его старшего сына, пятилетнего Максима. На вечеринке никто из взрослых так и не смог выдать приемлемый ответ, хотя версий было много. Максим гордо ходил по квартире и не поддавался на уговоры дядь и теть, так и не сумевших решить простую задачку.

Сейчас я находился на его месте и пожинал лавры первооткрывателя, отвечая на все вариации по поводу пауков и осьминогов своим беспощадным «нет».

– И после этого ты утверждаешь, что имеешь право определять, кто достоин пересекать границу?! – сделал я решающий наезд на поверженного очередным «нет» стража.

– Вот вам пропуск высшего приоритета, – возникла передо мной красная пластинка с ярко-желтым кружочком. – Только скажите отгадку.

От былой самоуверенности не осталось и следа. Того и гляди, малый сейчас расплачется.

– Два поросенка целуются, – смилостивился я.

– А почему посередине гривенник?

– Это элементарно: пятачок плюс пятачок будет гривенник, – небрежно ответил я и тут же оказался на поверхности рядом с растерявшейся принцессой.

– Ты где пропадал? – спросила она.

– Таможню проходил. Бдят, чтобы какой-нибудь ценный сон не покинул пределы этой пустоши.

– Я же говорила – у вас тут все непросто. Пошли скорее.

Остаток пути мы проделали в полной тишине.

– Вот она, – указала принцесса на одиноко стоящую арку, на вершине которой находилось изображение закрытого глаза.

– Знакомая вещица. Один раз я такой же пользовался, чуть в яму не угодил. Фокус с закрытыми глазами здорово придуман: чуть зазеваешься – и в пропасть.

– Ладно, осмотрительный ты мой, жду на другой стороне. – И Сонька смело ступила под арку, исчезнув прямо в проеме.

Как и положено, зажмурившись, я последовал за ней, добросовестно отсчитал пять шагов и открыл глаза. Ну и что? Меня ожидал неприятный сюрприз – встречающих не было, а вокруг все тот же унылый пейзаж. Не сработало. Вторая и третья попытки тоже не увенчались успехом.

– Сломалось, наверное, – раздался притворно участливый голос сверху.

Его обладатель в красном костюме сидел на небольшом облаке и внимательно наблюдал за моими стараниями. Облако плавно опустилось, и воин сошел на землю.

– Как же ты теперь без подружки драться будешь? – поинтересовался он, вытаскивая меч.

– А ты специально ждал, когда я останусь без сабли? – постарался я перехватить инициативу. – С безоружным воевать – особой храбрости не требуется.

Откровенно говоря, я не ожидал, что мои слова произведут на противника впечатление. Однако он спрятал меч в ножны.

– Как хочешь, – равнодушно произнес любитель красной одежды. – Некоторые предпочитают легкой смерти длительные мучения, просто не думал, что и ты из их числа.

Издевается. Что ж, имеет право, но последнее слово я все равно оставлю за собой, даже если оно окажется действительно последним.

– Говорят, вся жизнь человеческая есть наказание за грехи, а внутреннее чутье подсказывает мне, что далеко не все из них я искупил. – Своими псевдофилософскими рассуждениями я тянул время, спешно пытаясь построить в голове схему предстоящего боя.

Соперник пожал плечами и ринулся в атаку. Несмотря на то что болтавшийся у пояса меч и длинная накидка мало способствовали свободе движений, он умудрился провести молниеносный каскад приемов, продемонстрировавший, что без оружия воин сражается ничуть не хуже. Он практически загнал меня под арку, когда я заметил, что накидка «красного» зацепилась за торчавший из земли сук. Это был шанс, и, может быть, единственный. Мой атакующий выпад выполнялся на пределе возможностей, а в финале следовал излюбленный удар правой ногой. Соперник наверняка уклонился бы от встречи с моим ботинком, если бы не накидка, всего на миг сковавшая его подвижность.

Нет, это не мог быть человек. В стенку бить – и то мягче получается. У меня что-то хрустнуло в коленке, и тело отбросило назад, под арку. Перекатываясь, я проскочил сквозь нее и сразу получил ослепительный удар по глазам.

Глава 3

В СТРАНЕ СЕРЫХ УЖАСОВ

– Глазки в переходах закрывать надо, – раздался заботливый голос Соньки. – Ты что, настолько растолстел, что сквозь арку не смог протиснуться? Я уже пару раз пыталась за тобой вернуться, да все без толку. Ну, думаю, стоит в переходе – и ни с места.

С трудом проморгавшись, заметил смену фона с бледно-серого на желто-зеленый.

– Да этот, в красном, совсем достал. Сначала потешался надо мною, когда я туда-сюда сквозь арку ходил, а потом заставил с собой драться. Ненавижу твердолобых, чуть ногу об его башку не сломал.

– Серж, ты прелесть! Неужели зацепил? Мне казалось, что этого красного дьявола ничем не возьмешь, – восторженно сказала принцесса.

– Сначала он сам зацепился накидкой за корень, а я лишь воспользовался ситуацией. Без меча он тоже не сахар, но главное – встряска его мозгов снова открыла переход. Если увижу его еще раз, лучше камнем ударю – никакой амортизации, чуть связки не порвал, – сказал я, чувствуя сильную боль в коленке.

– Серж, давай немножко подождем твоего злодея. Я из него мелко нарезанные кусочки сделаю. Как это называется, когда много овощей крохотными частями в одной тарелке?

– Винегрет. Но нашего назойливого преследователя не нужно недооценивать. Если у него хватило ума дождаться, пока я останусь один, то наверняка догадается не лезть на рожон там, где ты сильнее. Ну что, теперь в Малиновую башню?

– Мне можно и в башню, а тебе еще встречаться со старой знакомой. Глядишь, придется прощения просить за разрушение дома. Помнишь мою сестричку со шрамом?

Как не помнить копию Соньки с рыжими волосами, предпочитающую одежде сиреневый кристалл на цепочке? Если бы не своевременное вмешательство шнырика, я мог бы остаться навсегда прикованным в ее башне Забвения. Но еще больше мне запомнился подручный Орфеи – обиженный ужик-переросток с длинной мордой и глазами законченного алкоголика.

– Такое не забывается. Особенно мне в душу запал ее недовольный червячок, – сказал я и, прищурив глаз, добавил: – Вот только зачем ты меня сразу к другой женщине отправляешь – непонятно. Неужели успел наскучить?

Сонька лукаво взглянула на меня, а потом, махнув рукой, сменила тему:

– Ну так я тебе все никак не дорасскажу про Долину. Через три дня после наступления темноты к Элу прилетел почтовый голубь от Аргизола. Птица была израненной и обгорелой. Она принесла записку, которую наполовину съел огонь. Все, что удалось прочитать, гласило: «Тьму одолеет Магистр Солнечного Света, объединившись с хозяином семирунного меча…» А через два дня прилетели оставшиеся у мага-телохранителя голуби. Почты с ними не было, что само по себе являлось тревожным знаком. Эльруин тут же начал собираться на поиски своего брата и Аргизола. Однако ночью пропал и он. Лег спать, а утром обнаружили лишь пустую комнату.

– Хочешь сказать, что Орфея ночью утащила Эла?

– Нет, дело в другом. Моя сестричка сейчас живет у Жасиса – короля страны Серых ужасов. Он всегда питал слабость к рыжим женщинам, а на Орфею просто молился. Три раза просил ее руки, но она лишь смеялась над пылким влюбленным. Так что если бы не ты – не видать Жасису предмета своего обожания. После разрушения Фиолетового замка и случая с ужастиком седьмого уровня, который тебе так хорошо запомнился, отец устроил бывшей хозяйке Розовых кошмаров разнос по полной программе. Она тут же обиделась и ушла в страну Серых ужасов. Там как раз и хранится информация об исчезнувших во время сна…

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск