Трилогия Крысы (Слушай песню ветра. Пинбол-1973. Охота на овец. Дэнс, дэнс, дэнс)

Электронная книга
Добавлено 12.05.2017
Жанр: Современная зарубежная литература
Год издания: 2014
Серия: Крыса
Скачать: pdf, pdf, a6.pdf, a6.pdf, epub, epub, fb2, fb2, rtf.zip, rtf.zip, txt, txt, txt.zip, txt.zip
Аннотация

Так получилось у Харуки Мураками, что в «Трилогию Крысы» входят четыре романа. Не удивляйтесь, все правильно! «Слушай песню ветра» и «Пинбол» – два первых романа знаменитого цикла писателя, завершающегося «Охотой на овец» и продолженного романом «Дэнс, дэнс, дэнс». «Я понятия не имею, что случится, заверни я за вон тот угол… Никогда не знаешь, что там найдешь. И когда я пишу, со мной происходит тоже самое». Это объясняет появление продолжения «Дэнс, дэнс, дэнс». «Мои книги – это… попытки абсолютного романа, собрания историй, рассказанных самыми разными персонажами. Они рассказывают и исцеляют друг друга. Роман-книга исцеления». Перед вами самая Большая книга Мураками, абсолютный роман, в таком составе ранее не издававшийся.

Полная версия

Читать онлайн


Отзывы о книге Трилогия Крысы (Слушай песню ветра. Пинбол-1973. Охота на овец. Дэнс, дэнс, дэнс)
Нет отзывов
Добавить отзыв

Чтобы добавить отзыв Вам нужно зарегистрироваться или авторизироваться

Отзывы о книге. Оставленые на странице партнёра:
Ogilvy74
29.01.2015
Позади «Трилогия Крысы» и ощущения от пережитого чтива просятся наружу. Комментарии в Интернете поражают радикальной полярностью. От религиозного обожания (например, переводчик Дмитрий Коваленин посвятил своему кумиру отдельную книгу – по словам Макса Фрая, настоящую «интимную историю любви») – до абсолютно глухого непонимания в стиле «полный бред для эстетических младенцев». Но многие сходятся во мнении: Мураками – это сложно, загадочно, это надо постичь... Дошло до того, что какая-то девица на LiveLib.ru написала так: «Мураками – это Буковски для женщин». Более чудовищного сравнения я не мог бы себе вообразить! И тогда я понял, что больше молчать не могу – пора писать свою рецензию :)На самом деле, Мураками – это очень просто. Конечно, именно в этом заключается секрет его успеха. Не нужно пытаться что-то придумать – просто загляните внутрь самого себя. Мураками пишет о тривиальных вещах, таких как море, снег или кофе за пластмассовым столиком, расчерченным косыми лучами солнца. Герои его книг самые обычные (как говорит автор – «посредственные») люди. Такие же, как вы или я. Поэтому здесь практически нет сюжета – как не бывает его в большинстве наших судеб (давайте признаемся честно). Лично для меня текст Мураками – это последовательность фотографий. Каждая глава – неподвижный снимок, проработанный с очаровательной точностью. Из жизни выхвачено мгновение. Движения нет, оно может только смутно угадываться читателем: что-то было раньше, наверное, что-то произойдет и потом... Но эти снимки чудесным образом не оставляют нас равнодушными, заставляют чувствовать, и сопереживать, и жить! Мне представляется, что с точки зрения способа художественного восприятия творчество Мураками находится ближе к изобразительному искусству, чем к литературе. А несомненный талант автора – в умении передавать эмоции. Поэтому, несмотря на замедленность, такое чтение никогда не бывает скучным – как не может быть скучным поход в картинную галерею.О чем «Трилогия Крысы»? Если сформулировать коротко: об одиночестве. О «несбывшемся» Александра Грина. Только, в отличии от классиков, Мураками не делает из этого трагедии. Как я уже говорил, все очень, до банальности обыденно. Каждый из нас живет с ощущением прекрасного чуда, обещанного свыше, которое вот-вот начнет сбываться. И каждый понимает, что ничего на самом деле не произойдет. Но ведь мы не расстраиваемся по этому поводу. Просто пьем пиво, слушаем музыку, устраиваем случайные знакомства с женщинами. Наверное, так и должно быть?И да. Впервые за последние двадцать лет в моих наушниках снова звучат «Битлз» :)
Tayafenix
19.02.2012
Как интересно и как значительно меняется человек за какие-то десять лет. И как ярко эти изменения прослеживаются в трилогии Крысы с продолжением. Слушай песню ветра и Пинбол 1973 - легкие джазовые зарисовки без определенной темы и содержания. Юношеская беззаботность, когда еще так мало потерял и так много надежд на будущее. Охота на овец - более серьезная книга, в которой уже ярко проявляется и оттачивается неповторимый стиль автора. Он становится мудрее, размышления глубже, а сама книга приобретает некую изюминку. И теперь Дэнс, дэнс, дэнс. Автор стал старше на 6 лет, герой - на 4, вошел в средний возраст - самое время задуматься над вопросом - куда дальше? Для чего это все? Что я хочу сделать со своей жизнью и возможно ли еще что-то изменить. Финал получился не только серьезней, но и печальней. Здесь меньше мистики, хотя ее присутствие и метафоричность придает очаровательность произведению, и гораздо больше размышлений над жизнью, больше горечи и потерь. Какая книга лучше? Какой Мураками привлекательней для читателя? Сложный вопрос. Мне сугубо субъективно больше понравилась "повзрослевшая", умудренная опытом проза писателя. Есть в нем что-то очень нужное, что-то перекликающееся с душами многих, поэтому он и приобрел такую популярность. Он не единственный, кто задает себе подобные вопросы, но ответы его, переданные в такой необычной манере очень привлекают даже несмотря на то, что типичные герои Мураками мне совершенно не близки. Даже противоположны. Мне во многом сложно их понять. Как, ну скажите как можно замереть и бросить все, начав рыться в себе и закопаться так глубоко, чтобы не появляться в мире, выпасть из жизни на несколько месяцев?! Я слишком активна и деятельна, чтобы это понять, такое просто не укладывается в моей голове. Я люблю поразмышлять над своей жизнью, но не в отрыве от нее. Герой Мураками для меня всегда непонятен, но очень приятен, потому что он следует принципам, достаточно редким в наше время. Даже я ловила себя на мысли, что в некоторых случаях поступила бы совершенно иначе и гораздо хуже, чем он. А аллегории с "личными комнатами" в другом пространстве, которые можно найти и в Японии, и на Гавайях - везде, где героя с местом нечто связывает - мне показалась просто отличной находкой. В ней можно поднимать слой за слоем и каждый раз находить все новые и новые интерпретации - это меня завораживает. И все-таки, есть и кое-что, что неизменно не нравится мне в его книгах. Главным образом - это его "европейскость". Не зря его называют самым "европейским" японским автором. Чего стоят только постоянные упоминания западных рок-звезд? И с каким же удовольствием я ловлю крупицы информации о Японии, о таком далеком и неизвестном мне мире - что там едят, что там происходило, о чем они думают и что им важно в жизни? Эти моменты для меня не менее увлекательны, чем само повествование, но, к сожалению, они забиваются европейским стилем жизни, который дошел и до уникальной Японии. Се ля ви! Спасибо Мураками за то, что он заставляет взглянуть на мир, на реальность, на свою жизнь под другим углом зрения.
Deli
02.12.2010
Жил-был человек, который больше всего на свете боялся забыть. Забыть свою жизнь и жизнь чужую, забыть какие люди его окружают, забыть свои мысли и чувства, свои слова и слова других людей. Он боялся забыть, что они ели в ресторане в тот день, когда он познакомился с девушкой, у которой были самые необыкновенные уши на свете, и как шел снег в день, когда она его покинула. Боялся забыть запах земли и пение птиц в роще, где он похоронил свою кошку. Шум волн о берег, которого больше нет, полумрак бара из далекой молодости, которую больше не вернуть, обивку каждого кресла и дивана, в которые садился. О чем он думал, когда уходил, когда возвращался, когда смотрел на луну и на друзей, когда мысли переполняли голову и когда мыслей не было вовсе. Он стремился запомнить всё, что было с ним и что могло бы быть, провести ассоциации на каждую минуту жизни. Он собирал весь этот метафизический хлам всё время, сколько себя помнил, и готов с радостью поделиться им с тобой при первой же возможности. Поделиться каждым воспоминанием, ни одно из которых не было забыто и в его устах обретают равную значимость. Как он переезжал в новый дом и по ночам собирал мячики для гольфа, как разводился с женой и считал овец на фотографии. Этот калейдоскоп из пинбола, снега, писем, пивных банок, немногословных серьезных людей, холодного дождя, салата из несвежих помидоров, летнего полдня, заботы о кошке, горечи потери, волноломов, старых друзей, заброшенных городов, маленьких отелей, кофе, овец, коров с вентиляторами, железных дорог, телефонных звонков, снов и яви – он сплошной пеленой закрывает тебя от мира, а мир от тебя, создавая реальность, альтернативную здравому смыслу, переписывающую законы мироздания под какие-то свои, непонятные, но смутно осознаваемые нужды. Закручивает хаос непроглядной ночи, в которой можно скитаться вечно, так и не поняв этого. Чтобы в один момент сгинуть, опустошив сознание и открыв взору, ослепленному тьмой, разгорающийся кристальный рассвет.
Вот такое же у меня впечатление от Мураками. Будто он так боится забыть ускользающие мысли, что готов на событие в одну строку выдать десять листов ассоциаций, воспоминаний, запечатлеть себя на бумаге настолько, насколько это вообще возможно. Была бы его воля, он бы залез в свои романы живьем и вещал бы бесконечные речи. Где автор, где герой – не разобрать, да и не надо, мысли и чувства у них одинаковые. Да и зачем на 500 страниц столь болезненно и искренне расписывать состояние души, если это не твоя собственная душа? Он сам в ней не разбирается, хаотические нагромождения слов лишь затрудняют поиски истины вместо того, чтобы выставлять ее напоказ. Сюжет в этом деле – не главное, но и он служит той же цели, нагнетает атмосферу, понемногу, неуловимо, создает некую синкретическую среду обитания, в которую можно нырнуть, а можно плыть по поверхности.
Мураками и Пруст – единственные два писателя, которым я позволяю устраивать свои экзистенциальные пикники у меня в душе.
Я определила для себя временные рамки, когда мне надо было его читать: 16-22 года, а сейчас уже слишком поздно. Нет, оно по-прежнему очень и очень. Но вспоминается день, четыре года назад, когда мне сунули в руки потрепанный библиотечный томик "Охоты на овец":
- Держи, такая вещь! Читай!
А через два дня отобрали, потому что надо было сдавать. Я едва ли четверть тогда прочитала. Но тогда эта четверть потрясла меня настолько, насколько сейчас не колыхнуло бы всё собрание мировой литературы. Атмосфера удушающего лета сморила посреди зимы, такая тягучая, ленивая, и что-то зловещее едва уловимо маячило впереди.
Но всё равно… проснувшись сегодня ни с того ни с сего в восемь утра, я не завалилась на другой бок, а почему-то потянулась за этой книжкой. Впрочем, это были взаимозаменяемые вещи, я будто посмотрела чужой сон.
*сняла с полки следующий том*
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск