Крепость души моей

Добавлено 12.05.2017
Жанр: Социальная фантастика
Год издания: 2013
Оценка: 0.0
Рецензии в лоцмане: нет рецензий
Скачать: pdf, a6.pdf, epub, fb2, rtf.zip, txt, txt.zip
Аннотация

«УцИов…» – гласит Ветхий Завет. Здесь земля Уц, на соседней улице. Вот человек Иов – Артур Чисоев без видимой причины лишен семьи, имущества, здоровья. Он же Иаков, готовый бороться всю ночь с тем, чье имя запретно.
«Сделайте ковчег из дерева ситтим: длина ему два локтя с половиною…» – гласит Ветхий Завет. Сказано-сделано: в старом гараже, мастерской пьяницы-художника. И падут тучи саранчи, хлынет огненный дождь, а трехглазый исполин выйдет на прогулку в городском парке.
«И пришли те два Ангела в Содом вечером…» – гласит Ветхий Завет. Воистину пришли – утром, на заседание горсовета, с огнем и мечом. Пришли и огласили приговор. Не верите, слуги народа? Рухнул дом, одна пыль столбом. Поверили, устрашились. Скоро взойдет последняя заря над обреченным Содомом. Где путь к спасению?
Новую книгу Г. Л. Олди и А. Валентинова «Крепость души моей» составили три повести – три истории, где сталкиваются две реальности: нынешняя и ветхозаветная. Мистика? Нет, конфликт двух систем ценностей, двух взглядов на человеческую жизнь.
Буктрейлер к этой книге


Полная версия

Читать онлайн


Отзывы о книге Крепость души моей
Нет отзывов
Добавить отзыв

Чтобы добавить отзыв Вам нужно зарегистрироваться или авторизироваться

Отзывы о книге. Оставленые на странице партнёра:
telans
30.06.2014
Мы - долгое эхо древних пророчеств, которое, выдохшись на излете веков, превратилось в белый шум.
Великолепная книга, до жути прекрасная и реальная, только в окно выгляни да пройдись по улицам города своего, пусть ангелов с глазами огненными не встретить, так это лишь от слепоты зрячих, которой хуже нет. Ибо взвешено все на весах давно и найдено очень лёгким. Очень-очень легким. Как пепел. Или прах."Крепость души моей" составляют три повести, на первый взгляд объединенные весьма слабо и условно - имеем многомилионный Город-улей (узнаваемый безумно, что придает повествованию ...всепроникновенности), далекие и близкие ветхозаветные сюжеты, да пару-тройку персонажей, связующих все три истории. На моей, весьма субъективный взгляд, накал идет по нарастающей - первая история самая безобидная почти: современный Иов, он же Иаков, обманувший Исава (не в библейских текстах разумеется, а в "Праве первородства") вынужден расхлебывать всю ту кашу, что заварил. Он борется против несправедливого, как ему кажется, Бога, который «Господь – крепость души моей», и в итоге получает "золото хлебного поля – от горизонта до горизонта", и ни идолов, ни крепостей, лишь синяя бездна неба, которое не дает ответов, не задает вопросов, высится куполом. Трудная служба...Вторая повесть "Девять дней" удивительно поэтичная история любви прежде всего. Сквозь целое столетие. Вопреки силам, в разы превосходящие человеческие. Здесь крепость души того, кто создан по образу и подобию, высится в бурях так непоколебимо, что даже поражение, кары и все казни египетские, не в силах ничего изменить. Протяни руку, сожми в ней воздух - "Улица, дома. Стертый булыжник. Деревья с пыльными кронами. Неяркий осенний свет. Облака." Много званных, да мало избранных. Да и завидовать вроде нечему - "Война, мобилизация, тиф…" Но это только - на первый взгляд. Что смыслят небесные слуги Отца в любви?"Заря над Содомом" - квинтэссенция, повесть, которая до такой степени злободневна и вот-сейчас, что чтобы не заорать и не начать биться головой об стены нужна определенная сила воли (или привычка). Невыразимо сильная вещь, страшная, но свет, что брезжит над Городом, новая заря, дает надежду.
Я ненадолго отойду.
За мной уйдет осенний вечер,
Шурша листвой. Сегодня вечность
Написана нам на роду.Ты скажешь: встретимся в аду?
Отвечу: ладно. Лишь бы встреча.Живительный цемент для крепостей наших душ - любовь, надежда и немного бунта.Нам... Здесь... Жить... На шаткой границе огня и грязи.
Argon_dog
27.12.2013
По-моему, даже самые талантливые авторы не могут писать так, чтобы все - абсолютно все - их произведения нравились всем их читателям. Увы. Это хорошая книга, правда хорошая, но прошла она до такой степени мимо, ничем и никак не зацепив...
Читая, я все время думала: "А до чего же здорово написано, а вот здесь просто поэзия в прозе - умеют же до такой степени точно и красиво складывать слова в предложения..."
А вот сама книга - абсолютно мимо.
Ну что ж, подожду следующих. Или попробую перечитать. Потом.
Oldie
02.09.2013
В журнале "Мир фантастики" (сентябрь, 2013) вышла рецензия Александры Королёвой на книгу Г. Л. Олди и А. Валентинова "Крепость души моей":Три повести («Право первородства», «Девять дней» и «Заря над Содомом»), объединённые местом действия и сюжетами, в которых события ветхого Завета переносятся в наши дни.
Первая повесть из новой совместной книги Олди и Валентинова (их первой обшей работы со времён «Алюмена») нашим читателям уже знакома - она публиковалась в июньском и июльском номерах «Мира фантастики». Две другие повести печатаются впервые. Все вместе они составляют одну из самых необычных отечественных фантастических книг, изданных за последнее время. Ни от Олди, ни от Валентинова ничего подобного точно никто не ждал.
Соавторы больше не блуждают в мифологических, исторических или альтернативно-исторических лабиринтах — они возвращаются в нашу повседневность и лишь чуть приоткрывают дверку для чуда. Чудо в данном случае родом из Ветхого Завета, и это важно. Будь то история Исава и Иакова, сверхъестественные свойства Ковчега Завета или угроза уничтожения нового Содома — все эти чудеса жестоки, пусть даже с формальной точки зрения справедливы. Бог Израилев и всё воинство Его беспощадны, глухи к мольбам и скоры на расправу. Небесная канцелярия подчиняется сложно организованной системе правил, в которых уже давно нет логики. Более того, помочь человеку ангел может только в обход этих правил, как в финале «Девяти дней», или по принципу случайного выбора, как в «Заре над Содомом». Мир божественного в «Крепости души моей», что называется, «светлый, но не добрый», а другого нет. Мессия в нём ещё не родился.
В этом мире выдерживает экзамен на человечность — на простую человечность, не на «праведничество», которого требуют ангелы в «Заре над Содомом», — только тот, кто осмеливается бунтовать, не соглашаться с правилами, выступать против божественных сил. И это вовсе не бунт Люцифера — напротив, ветхозаветный Всевышний часто ожидает этого неповиновения, как в случае с Иаковым, который боролся с Богом и победил его. Именно благодаря бунтарскому жесту одного человека история Города, описанная в финальной повести, отличается от печальной судьбы Содома и Гоморры. Ключевые персонажи всех трёх историй — личности, которые решились противостоять предначертанной судьбе, охраняя «крепость души своей», и выдержали это испытание. И в то же время это самые обычные люди, такие же, как и мы с вами, не фэнтезийные герои-одиночки. Здесь каждому читателю есть над чем поразмыслить применительно к себе.
В истории с таким явными, подчёркнутыми библейскими аллюзиями и экзистенциалистским по своей сути содержанием не обойтись без пафоса и высокого штиля. Их в повестях хватает — особенно в последней, самой сильной и страшной «Заре над Содомом», «истории одного Апокалипсиса». Жизнь простых обывателей за несколько дней до уничтожения города описана с беспощадной реалистичностью, а ритмичность текста почти превращает повесть в поэму — Олди всегда были хороши в игре на грани прозы и поэзии.
В арсенале соавторов есть и другое оружие - комическое снижение, которое помогает не слишком погрязнуть в пафосе. Это и ангел-хранитель в образе бестолкового мужичка-пьяницы, и описанные с неприкрытым сарказмом «современные художники» и «актуальный кинорежиссёр», и стёб над авторами книг в модном постапокалиптическом жанре. Иногда эти «американские горки» от высот пафоса к низам площадного юмора оказываются слишком уж крутыми, и тогда кажется, что авторам вот-вот откажет хороший вкус. Впрочем, красивые финалы всех трёх повестей заставляют забыть об этом, - а как мы знаем, лучше всего запоминается последняя фраза.
Эффектная игра в осовременивание ветхозаветных реалий, к счастью, не превратившаяся в «игру ради игры». «Крепость души моей» достойна не только прочтения, но и перечитывания.