Василий Львович Попов
Из животворящей капли крови 2. К мировому господству по скользким ступеням


Как в лучшие свои годы (в прямом смысле слова), старейшины сообщества попивали «знание», наслаждаясь собственной молодостью, силою и красотой.

–Твои обвинения голословны. – Владимир, закрыв глаза, дышал в такт корабельной качке. – И я не понимаю, что это. Крик отчаяния или голос ревности?

–Ты обезумел, Владимир! – Надя взглянула в глаза смеющейся матери. – Такое бывает от крови и очень часто – среди простых людей, но ты! Ты повидал её достаточно, чтобы сойти с ума…

–Власть, моя дорогая… Власть! – Вера крутила колесо настольной лампы, делая свет то ярче, то тусклее. – Он ощутил её вкус и свыкся с её послевкусием. Посмотри на него! Он уже не слуга, он тот, у кого должны быть слуги…

–Князь! – Надя наполнила титул присутствующего сарказмом.

–Именно! – Владимир открыл глаза. – Именно этого вы меня лишили, унизив и оскорбив. Я лишь вернул себе утраченное.

–Временно. – Глаза Нади потемнели до черного цвета. Её раздражало спокойствие Владимира и пассивность матери. – Это было временно…

–Возможно. – Владимир сделал глоток «знания» и понял, что он был лишним. – Возможно, меня переизберут снова!

–Ты говоришь, как политикан! – Вера понимала чувства дочери. Но голос интуиции подсказывал ей, что Владимир может быть не только опасным врагом, но и сторонником, усиливающим сообщество собственным влиянием. Было ещё что-то. – При этом не договаривающий чего-то. Как, в принципе, все властолюбцы…

Надя тоже не была слепа в гневе. Ее карты говорили о многом. Они, расклад за раскладом, выдавали маячащее на горизонте грядущее. Да и предупреждение шамана «прозрачных» было не беспочвенно.

–Вы всё знаете сами, милые девочки. – Владимир стряхнул с себя маниакальную страсть жертвы, из чьей крови было приготовлено «знание». – Или догадываетесь, что я знаю больше о «знании», о его существовании в будущем. И поэтому теперь я господин!

–Не надо выдавать желаемое за действительное! – в голосе Нади читался плохо скрытый крик отчаяния.

Он быстро оказался возле неё. Сильные руки схватили ее за плечи. Их глаза оказались в сантиметрах друг от друга. Ее засветились в подтверждение того, что она давно хотела оказаться в его крепких объятиях.

–Я вас оставлю, но завтра продолжим о грядущем…

Мимо Веры, закрывающей дверь каюты затерявшегося в морской стихии корабля, промчалась тройка летучих мышей, нашедшая своего господина.



Существует несколько научных теорий о причинах классификации крови по группам. И их зарождении. Древность человека, национальность, его перемещения по свету, влияние таких непреодолимых факторов, как климатические условия, микроорганизмы и появление вирусов.

Лжедмитрий обладал несколько иной информацией. И он был уверен, что она не такая лживая, как он сам.

Обладатели редкой группы крови в будущем становились уникальными существами, обладающими определенными способностями, наделяющими их властью. Той самой властью, что будоражит умы огромной части населения планеты. Как среди простых смертных, так и по ту сторону мира. Носители остальных групп займут соответствующее положение в иерархии существ. Как человеческих, так и нет.

Не являясь существом с редкой группой крови, всё-таки можно было стать ее обладателем. Банально и просто. Став существом, подобным представителям сообщества Князя. Лжедмитрий в своих представлениях именно Владимира возводил в лидеры сообщества. Все остальные в его понятии являлись фигурами лишь вспомогательными и незначительными.

Именно выпивая «знание», приготовленное на основе четвертой группы, со временем кровь употребившего его меняла свой состав и становилась той редкой, «недосягаемой, аристократической». При этом открывая заблокированные в течение двух-трех, а то и всех четырех тысяч лет способности человеческого организма. Но, что более важно, человеческого мозга. Открывая, соответственно, массу возможностей человеческому индивидууму.

Лжедмитрий с момента своего становления никогда не произносил этого вслух. Догадываясь о маленьких слугах Владимира и их связи друг с другом. Мыши, принося Владимиру информацию, с каждым разом разочаровывали его. Владимир умел ждать. Это подтверждал и факт возвращения его титула и положения в обществе и сообществе, как бы это ни звучало.

Но и Лжедмитрий умел ждать. Он обладал самой низкой и распространенной группой крови. Это коробило и угнетало. Но стимулировало к действиям или эффективным бездействиям.

Первым не выдержал Владимир. Он привык действовать на опережение, если не помогало ожидание.

Князь появился в резиденции замка сразу после возвращения в Европу. Остальное сообщество разделилось на пары, желая отдохнуть друг от друга и понимая, что впереди предстоит масса работы. Черновой работы.

Пресмыкаться перед князем «второсортным», казалось, было дано от бога. Или от дьявола. Дифирамбы. Восхваление. Клятвы. Не брезговали ничем. И, несомненно, были рады возвращению «Самого». Показательная коронация.

Владимир со своей аристократической позиции принял всё как должное. Кроме одного: незнание алгоритма смены группы крови Лжедмитрием. Владимир прочёл в этом ложь.

–Хорошо! – Владимир, сидя на троне, играл с мышами, ползающими по нему, словно по предмету неодушевленному. – Что ты хочешь?

–Всё! – Убедившись, что они одни в зале, Лжедмитрий сделал шаг к трону.

–Всё – понятие несколько растяжимое и абстрактное.

–Я хочу место в сообществе, положение, титул и новую кровь!

–Однако, аппетиты… – Владимир невольно вспомнил Адриана, который всегда довольствовался крошками с барского стола и тем не менее пошел на предательство.

–Информация и моя преданность стоят того! – Лжедмитрий балансировал на грани наглости и такта. Выражая это жестикуляцией и тембром голоса.

–Невозможно сделать объективную оценку сказанному… – Владимир согнал с себя маленьких слуг. – А верить на слово в наше время очень опрометчиво.

–Достаточно вашего слова, Князь!

–Слова? – Владимир нахмурился.

–Обещания, что я буду возле вас.

–Мы возвращаемся к озвученному мною секундой раньше о слове.

–Но вы благородны и не «разменяетесь» на мелкой лжи! – Лжедмитрий сделал ещё один шаг к трону в порыве.

–Странно слышать это от вас… – Владимир, задумавшись, наблюдал, как пикирующие со стены мыши улетают в окно, темнея уменьшающимися точками на фоне багрового светила. – Но почему нет!? Вот вам моё слово и моя рука!

Как десницу бога схватил Лжедмитрий протянутую конечность. Владимир одернул ее, морщась от предчувствия поцелуев на руке.

–Скрепим союз наш! – Владимир разлил по кубкам «знание». – До конца!

–До конца…

Лжедмитрий погрузился в новые для него ощущения. Владимир разглядывал молодеющее лицо напротив, напрягая память, которая никогда его не подводила. Возможно, мешали эмоции жертвы, чья кровь стала основой «знания».

Впервые фанатик стал преданным ему человеком. Корысть двигала остальными более ярко выраженно.

Но где же он видел это лицо? Характерные надбровные дуги, форма носа, разрез глаз.



Саша и Александр посетили Рим. Став яркими представителями мира темных существ, они не забыли о тяге к прекрасному. Колизей, Пантеон, замок Святого Ангела… Им казалось, все увиденное строилось в любви или для любви как минимум. И никак не было пропитано кровью.

Они даже не заметили странных существ, которые шли вслед за ними, становясь невидимыми при малейшем обнаружении себя влюбленной парой. Серые, невзрачные тени. Они следовали, мягко крадучись. Сливаясь с тенями людей, отбрасываемыми солнцем.

–Что ты думаешь об этом? – Александр коснулся руки любимой женщины.