Ольга Березнева
Рейджскрим


Я так и поступила. Взяла полено в руку и надавила на него пальцами, и, сколько я не давила, суше оно не становилось. Тогда, я в отчаянии, кинула эту ветку к остальным и чуть ли не вскрикнула:

– Я не могу! – после моих слов, на месте сырых дров запылал костер. Это случилось резко, и пылал он прерывисто, так же, как я себя чувствовала: сначала яростно, потом замерла на мгновения, затем страх, и после немного успокоилась.

От света огня я разглядела Дрефрину. Она была огромной. Взявшись за руки, ее могли обхватить три – четыре человека. Ствол ее был различен: с одной стороны он был молод и свеж, как весной, там и располагалось ее лицо и очертания фигуры, создавалось ощущение, что человек врос в дерево. С другой он был чуть – чуть суше, с третьей еще суше, а с четвертой стороны кора была совсем сухая, темная и холодная, словно зимой. Крона тоже соответствовала временам года. Одна ее часть была чуть только зелена и покрыта различными весенними цветами, другая полна плодов, цветов и зелени, третья была покрыта желтыми осенними листьями, четвертая и вовсе была гола, за исключением еловых веток, которые не желтели и не опадали зимой. Не я одна рассматривала Дрефрину, потому что я не слышала разговоров. Мы подготовились к ночлегу, расположились вокруг костра, и хотели перекусить, достав остатки припасов, которые мы взяли с собой еще в Айджловетноиде. Конечно, тут было много фруктовых деревьев, но мы не смели тревожить их из страха.

– Нет, нет, друзья, я угощаю! Вы можете взять любые плоды моего дерева, но под вашими чарами, Рейджскрим, они могут стать чем угодно. Я имею в виду, всем, что можно съесть, – улыбнулась хозяйка леса.

– Спасибо вам, Дрефрина! – ответила за всех Кэтрин. Мы с ней остались у очага, а парни набрали разных фруктов, но как только они срывали одни, появлялись другие, поэтому, как видно, большого ущерба мы не принесли.

Фрукты были разные. Начиная с яблока, заканчивая цитрусовыми плодами. Я взяла апельсин в ладонь и в упор начала его рассматривать, думая как заставить его превратиться, скажем, в торт.

– Ты скоро дырку прожжешь на несчастном фрукте, – заметил Томас.

– А я могу!

– Про дырку не знаю, но я уже сказала, что ты можешь, – вмешалась в разговор Дрефрина, – Попробуй! Просто сосредоточься, и вместо маленького фрукта появиться что – то действительно питательное, я смотрю, вы давно не ели нормальной пищи.

– В чем секрет? Как я могу сделать это? Я не знаю ничего! – убеждала ее я, но она, как видно, хотела вытрясти из меня все, что я могу, но я ведь не все еще могу!

– Ты можешь менять предметы. Представь то, что ты хочешь съесть, как это лежит в магазине, дома, ресторане – не важно. Мысленно дойди туда, открой дверь, положи апельсин и возьми то, что ты хочешь! По крайней мере, так мне объяснял человек, похожий на тебя. Он усмирил свою силу и многому научился. Когда он приезжал сюда, делал такие вещи, от которых захватывало дух. Я помню секрет пары его фокусов. Один из них ты и продемонстрировала. Он живет сейчас на востоке, в уединенном местечке, не далеко от Тсэя. Славный человек!

– Не далеко от Тсэя? – вдруг спросил Дилан, – Мы туда и направляемся! Не тот ли это старик, который должен обучить Рейдж?

– Вы хотите, чтобы он обучил Рейджскрим? Как его имя? Дэрг Сэнд?

– Да! Да, точно! Так это был он? – согласилась Кэтрин.

– Вы выбрали прекрасного учителя, Рейджскрим! Я уверена, вы справитесь! Он – отличный учитель, вы, как я вижу, способная ученица. Я верю в вас, и надеюсь, вы не забудете меня, и мы обязательно встретимся снова! Приятно иногда поговорить с такой веселой, дружелюбной компанией.

Остаток вечера мы проговорили. Мы рассказали лесной владыке про нас, она в свою очередь о себе и других интересных деревьях. Они все умеют читать мысли, а общаются шепотом, и оказалось, что я могу разобрать их шепот, если сосредоточусь, но я так устала, что не делала ничего из того на что способна, по рассказу Дрефрины.

Глава XI

В Эфил – ирфе мы провели еще одну ночь и два дня. К вечеру пятого дня нашего путешествия мы пришли в Рипплс. Хотя и рассчитывали идти по лесу неделю, но после встречи с главным деревом, идти стало легче и веселее. Город выглядел заброшенным, и создавалось ощущение, что он расположен среди пустыни. Там не было деревьев, зелени, и вместо привычной темной земли был песок.

У окраины города стоял одинокий, старый деревянный домик, он также выглядел заброшенным. К нему мы добрались только в девять вечера. Нам хотелось спать, и нужен был ночлег, поэтому мы решили постучать. Стоит рассказать то, что ребята поведали про Рипплс. Рипплс – воплощение детских снов, ну или хороших взрослых снов. Самое, как мне показалось, забавное то, что все, что там происходит – это сны, которые видит ребенок в данный момент, и они не вечны. Как только сон кончается, предмет исчезает, поэтому дом, который мы выбрали для ночлега, мог запросто исчезнуть. Но не все в этом городе нереально. Здесь живут мифические создания: кентавры. Когда мне рассказали о них, стало страшновато, но оказалось, что они по натуре добры.

Мы столпились у порога, и Дилан постучал. Никто не ответил, не услышали мы даже малейшего шевеления. Дилан повторил свое действие, но ничего не произошло. Так дверь решили отворить. Войдя внутрь, я поняла, что это сон маленькой девочки, ведь внешне полуразрушенный, деревянный, покосившийся дом оказался внутри двухэтажным дворцом с золотой лестницей, цветами и прочими фантазиями, на которые способен ребенок. Причем, мне показалось, что девочка на самом деле бедна, и дом, который на улице на самом деле ее. Это было очень мило. Дверь за нами закрыл высокий, худой лакей. У него был большой нос, и внешне он был похож на собаку. Как выяснилось, не только сон попадает в Рипплс, но и Рипплс попадает в сон. Так, на нас с Кэтрин оказались пышные платья и высокие прически. На мне было желтое платье, на Кэтрин розовое, на парнях были до ужаса смешные средневековые панталоны до колена, белые рубашки и коричневые жилеты, и черные чешки, вместо растрепанных волос пышные укладки. Мы начали смеяться, а они не знали, что делать, но решили не портить иллюзию ребенка. По лестнице к нам медленно и грациозно сошла «принцесса». Ей было, как ни странно, на вид лет тринадцать, может быть, конечно, я странная, но мне такие сны не снились в ее возрасте, а может, стоит учесть, что она живет в бедной семье? Она в знак приветствия наклонила свою голову и присела, мы с Кэтрин повторили ее жест, Томас тоже слегка наклонился, а Дилан замахал рукой. Внезапно, я почувствовала, что что-то происходит, и не я одна. Все подняли головы.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу