Ольга Березнева
Рейджскрим


– Тут встроен датчик, реагирующий на голос. Просто говоришь название страны, города, леса и прочего, он выдает, затем берешь этот город, открываешь пустую карту и ставишь, куда тебе нужно, и вуаля! Готово! – разъяснил Дилан.

– Надеюсь, эта карта не заведет нас куда – ни будь в Крэд! – улыбнулась Кэтрин.

– А что такого в Крэде? Милый город с кучей замков, всегда мечтала там побывать!

– Рейдж, Крэд – город, где нет обычных людей. Да, там много замков, скульптур и прочего, но именно этим он и завлекает добычу для своих жителей. Там, в основном, оборотни, вампиры, каннибалы и прочая подобная нечисть, – разъяснил Томас.

– Отлично! А если бы я однажды смоталась туда тайком? Меня бы разорвали, а вы были бы не в курсе! – я сказала не зло, а скорее саркастично.

Я еще раз посмотрела на карту. Первое, через что нам предстояло пройти, лес Эфил – Ирф, затем городок под названием Рипплс, после него крупный город Лэйкерз, после маленькие городки Ревен и Натлэймс, потом город под названиемНот – чив и прилежащий к нему лес Нофердж, и вот, мы прибудем в Тсэй.

На следующее утро мы двинулись в путь. Была суббота, и поэтому дорожное движение не было столь оживленным, как в будние дни. Перед тем, как выйти к лесу, нам предстояло пройти собственный город, но это было быстро, ведь наше убежище было чуть ли не на самой восточной окраине. Парни выбрали самый прямой путь. Между Айджловетноидом и Рипплсом был только Эфил – ирф, так что, как только пройдем этот «странный», как говорят ребята лес, окажемся прямо около Рипплса – второй точки нашего путешествия.

Глава IX

Идти по городу было весело. Я была в каждом районе города, но не в каждом его уголке, и поэтому многое мне было интересно и удивительно. Однако прогулка по городу не была очень продолжительной, и к полудню мы уже подходили к Эфил – ирфу.

Когда мы покинули город, только тогда я ощутила всю грандиозность события. Я всегда мечтала отправиться в путешествие с друзьями, как только все мы вырастим и станем самостоятельными, но не думала я, что это произойдет так скоро. В груди и животе было какое – то странное ощущение, похожее на то, что было после американских горок. Мне было грустно и радостно, весело и обидно, и не понятно, но оттого, что не понятно было даже интересно. А что будет дальше? Кто даст гарантию, что я вернусь домой? Или что вообще выживу? Однако мне это гарантировали мои друзья. Путешествие напоминало веселую прогулку, с тем только условием, что домой ты вернешься не раньше, чем через месяц…

Перед лесом все остановились. Я в последний раз поглядела на город. Были видны вершины центральных многоэтажек и даже «Колесо обозрения», на котором пару недель назад мы весело и беззаботно проводили время. Возможно, оно продолжало свое мерное движение или замерло минуты на две, чтобы на самой вершине веселая компания насладилась видом этого замечательного города. Мне показалось, что город замер под моим взглядом.

– Мне не доводилось бывать в этом лесу позже шести вечера, а многие говорят, что здесь может быть опасно, но, в то же время, этот путь самый короткий и безопасный. Постараемся не слишком шуметь и привлекать к себе внимание, ради собственной безопасности – вдруг заговорил Томас.

– Чем опасен этот лес? – поинтересовалась я и оглядела «зеленый дом» от вершин деревьев, до огромных выползших на землю корней. – В этом лесу кроме деревьев ничего нет! Или я ошибаюсь?

– Разве деревья не могут быть опасны? Не говори при них так, а то обидятся и покажут, насколько ты неправа, – пошутил Томас. Все смеялись, а я нет, я, правда, не знала какая опасность в этом лесу.

– Так есть здесь звери или нет?! – меня немного взбесило, что они толком ничего не объясняют.

– Раньше да, теперь нет. Эти деревья живые, как говорят. Они и прогнали зверей, по крайней мере, птиц точно. Они им досаждали, а звери ушли, потому что их встревожило отсутствие птиц. Но это было до нашего рождения, что здесь сейчас, я не знаю. Но остеречься стоит, – разъяснила, наконец, Кэтрин.

– Бу! Деревья – убийцы! Ты идешь Дугсли или как? – Дилан подошел ко мне со спины и резко выпалил это.

– Конечно! Что за вопрос? Если я ничего не путаю, то я сильнее всех вас вместе взятых! – усмехнулась я.

– Это мы еще посмотрим! – улыбнулся Томас и напряг бицепсы на руке. Я повторила за ним, но куда мне с ним тягаться?

После этого мы зашли в лес. Там были разные деревья, о названии которых я не имела никакого понятия. Да и вообще, я не разбиралась в растениях. Но могу сказать, что эти деревья были выше десятиэтажного дома. Не все. Некоторые были меньше ладони. Формы их были самые разные, ни один ствол не был обычным, как стволы деревьев в парке. Деревья напоминали людей. В них читались эмоции. Одно склонилось печально над рекой Айджл, опустив ветки, словно волосы, другое прямо лежало на земле, а корни его все еще были под землей, как будто оно отдыхало. Мы решили не тревожить деревья, полагая, что в них вся опасность. Так оно и было. Пока мы шли по лесным тропинкам, а их было множество, Томас сказал, что эти тропинки протоптаны не человеком, а более мелкими деревьями. Сердцем я понимала, что это правда, но голова верить отказывалась. Лес был длинный, и ночевать в нем приходилось, хотели мы того или нет. У нас было достаточно припасов, как мы рассчитали, на неделю, а там планировалось уже добраться до Рипплса.

Дневной переход оказался не опасным, мы несколько раз в день делали привалы. Нам предстояло идти примерно неделю по этому лесу, прежде, чем дойдем до города. В первую ночь костер решили не разжигать, дабы не тревожить лесных жителей, хотя мне казалось, что деревья не живые, просто немного необычные. Ночь прошла без происшествий, пусть, на ее протяжении, и разносились по всему лесу шуршание кроны деревьев и скрип ломающейся древесины. Я подумала, что в лесу все же есть животные. Но я ошиблась.

Мы проснулись на второй день в восемь утра, казалось, что только светает, потому что мы были окружены деревьями, и они загораживали солнце. Я заметила, что печальное дерево у реки не выглядело больше таким печальным, оно подняло свои «волосы» и как будто радовалось новому дню. Положение еще нескольких деревьев немного изменилось, но тогда мне все равно не думалось, что они живые. Я упорна, и всегда стою на своем. Мы шли все так же весело, но не шумно, все равно было страшно. Периодически останавливались на отдых, и перекусить, это было примерно пять раз в день, стоянки длились не больше получаса. И где – то во второй половине дня я поверила, что деревья все-таки живые. Но я не просто передумала.

Мы проходили по узкой тропинке, по которой одновременно рядом могли идти два человека. Мы шли с Кэтрин, а Дилан с Томасом. После очередного привала нам стало очень весело, и, пробыв в лесу сутки без происшествий, мы почувствовали, что опасность не так велика, главное вести себя тише. Но Дилан развеселился не на шутку и придумывал забавные истории про деревья. Мы как раз были в той части леса, где деревья были словно люди: у них были лица, тела человека, только они были неподвижны. Мы смеялись, а я радовалась, что, наконец, спало напряжение, которое было у каждого из нас весь прошлый день. Но смеялись мы слишком громко…

– Смотрите! Я похож на эту бабулю? – Дилан подошел к дереву, которое было похоже на старую крупную бабушку, и оно было чуть выше нас, в то время как другие были выше нас в сотни раз. Он сделал в точности такое же злобное выражение, какое было у дерева. Оно напоминало скорее статую, чем дерево. Мы рассмеялись, и когда Дилан возвращался к нам, споткнулся о корень этого злосчастного дерева и чуть было не упал.

– Но – но – но! Бабуля, я смотрю, вы дерзкая, может, сразимся? – он встал в позу боксера и стал переминаться с ноги на ногу.

Бабуля приняла вызов. Она резко заехала ему корнем сначала по ноге, а потом, когда он чуть опустился, ударила его веткой в бок. Все засмеялись, а дерево застыло, но выражение ее лица стало счастливее. Мое сердцебиение участилось. Я только теперь поверила в эти деревья. Но Дилан бросил свои шуточки, и теперь шел и кланялся деревьям, пока одно из них вновь не уронило его на землю, сочтя, видимо, его поклоны притворством, ведь так оно и было. И тут Дилан закричал на весь лес:

– Хватит! Я же шучу! Вы что, ребята, шуток не понимаете? – и рядом стоящее дерево обвило его ногу длинной лианой и подвесило высоко над нами. Мы трое снова засмеялись. Послышалось шуршание листвы, видимо, деревья смеялись или аплодировали.

– Проси прощения, Дил, иначе, так и останешься здесь! – наконец, прокричал ему Томас, даже не пытаясь сдержать смех.

– Пардон мадам. Очень остроумно! Как видно, у вас превосходное чувство юмора, я преклоняюсь перед вами, и впредь, обещаю уважать вас и ваших друзей! Только отпустите меня к моим! – притворно взмолился Дилан. Дерево начало медленно спускать его в низ, и резко, примерно в метре от земли, остановилось и выкинуло Дилана из своих «рук». Тот в пояс ему поклонился и, повернувшись к нам, добавил:

– Пойдемте скорей отсюда! Сколько нам еще? Дня четыре? Или пять? Не суть! Главное – скорей! – сказал Дилан несколько тише.

– Дорогая, тебе страшно? – усмехнулась Кэтрин.

– Не волнуйся, Дорогой. Я справлюсь, просто неприятно, когда над тобой издевается дерево! – подыграл ей Дилан.

Глава X

Мы пробыли в этом лесу всего три дня, но, по подсчетам ребят, почти пришли. Три ночи мы не разжигали костра, но теперь стало довольно прохладно. Томас вышел на поляну, где мы собирались пристроиться, и начал кричать:

– Извините нас, жители Эфил – ирфа! Но в этом прекрасном лесу весь день, не преставая, дул северный ветер, и поморосил дождь. Позвольте нам разжечь костер на этой поляне. Тем самым, вы поможете нам согреться. Разрешите взять сухой листвы и не нужных веток для костра! – он говорил несколько притворно и забавно. Но мы не смели смеяться, так как очень замерзли, и костер нам был необходим.

Конечно, глупо было ждать, что нам ответят, но мы ждали. И не зря: спустя двадцать минут (в это время Томас не переставал просить) мы услышали такой звук, будто кто – то ползет под землей, а спустя еще двадцать на поляну приползло дерево. Оно было похоже на молодую девушку и выглядело живее всех других ее братьев и сестер. Ее ствол был белый, как бледная кожа, а в кроне были разные цветы, ягоды, и чего только там не было! Мы, конечно, не ожидали, что на наш зов откликнуться, и поэтому были очень поражены зрелищем.

– Приветствую! Гости в Эфил – ирфе – это большая редкость! Тем более, люди… Вечно вы придумываете! Можно подумать, вы – ангелы небесные! Ха! Знаете где наши предки? Конечно, вы никогда не видели растений подобных тем, что в этом лесу. Это оттого, что ваши предки так боялись нас, что срубили все начисто! Я вообще в одном экземпляре! Рейджскрим может понять меня. Может, но не поймет! Вы, должно быть, поражены? Просто, как я говорила, подобных мне нет на свете, а уж тем более в этом лесу. И поговорить не с кем! Только Бог знает, сколько я молчала, а порой так хочется высказаться! Мучительно хочется! В любом случае, я позволяю вам развести костер. Я дам вам собственные сухие ветки. Знайте, дорогие, что в этом лесу, никто не тронет человека! А если тронет, то поплатится за свою дерзость. Эфил – ирф никогда не был жесток к людям так, как они жестоки к нему! Но я простила ваш род. И за мое гостеприимство, вы позволите мне провести сей вечер с вами, прежде чем ляжете спать. Я хотела бы, наконец, поговорить с кем-нибудь. Расскажите, что привело вас сюда, мисс Дугсли.

Я была поражена. Мне было жаль это создание, как и всем остальным. Мы позволили ей поговорить с нами. А как иначе? Но мне было интересно, откуда она меня знает? Все они! Я стояла завороженная зрелищем и не заметила, как она обратилась ко мне. Ведь я была не главная в этом походе, и никак не полагала, что с подобным вопросом обратятся ко мне. Я молчала, и тогда заговорила она:

– Меня зовут Дрефрина. Прошу прощения за свою не учтивость, я думала, вы слышали обо мне.

– Я Рейджскрим, но вы, как видно, знаете. Это Кэтрин, Дилан, а там… – я не успела договорить, как древесная дева рассмеялась:

– Ооо, я знаю, кто вы! Я знаю, сколько вы в нашем лесу, и чем занимались все время. Я знаю, о чем думает сейчас ваш друг Дилан. И сразу отвечу на его вопрос. Мои деревья просто невинно шутили, они не хотели вас обидеть или покалечить, и за это я не буду их наказывать, ведь вы так же шутили над ними. И, кроме того, вы нарушали их покой, а ведь некоторым из них около тысячи лет! – она снова засмеялась, а Дилан вопросительно поднял бровь, скрестив руки на груди. Как видно, она и правда прочла его мысли. Я не понимала, как продолжать разговор, ведь она говорила со мной. Но Томас пришел мне на помощь:

– Дрефрина, давайте, мы сначала разведем костер, а после расскажем вам о нас. Где мы можем взять дров?

Она скинула с себя сырые ветки, которые промокли от дождя.

– Вот вам дрова! – все начали переглядываться в недоумении, ведь с таких дров нет толка. – Откуда вопросительные взгляды? Рейджскрим, покажи свои силы! Дерево способно гореть под вашим взором! Вы не первая, кого я встретила с такими странными способностями.

– Но я не могу! Я не знаю, как вызывать эту силу, но пока я ее неплохо контролирую!

– Контролируешь? – рассмеявшись, ответила Дрефрина, – Возможно, вы даже не замечаете, но несколько деревьев иссохло от вашего взгляда, но только кора – не беда! А вот обидчику Дилана пришлось несладко… Вы повредили ему корень… Не специально, конечно.

– Я понятия не имела…

– Я не в обиде на вас! Так достаточно разговоров! Подсушите эти полена, дав своим друзьям тепло!

Я вытянула руки к дровам, раздвинув пальцы, и напряглась всем телом. Закрыла глаза. Я подумала, что из моих рук выйдет огненный шар.

– Вы уморите меня, мисс Дугсли! Вы, и вправду, не знаете о себе ничего? Просто возьмите их в руки и немного сосредоточьтесь.