Ольга Березнева
Рейджскрим


Я открыла глаза и увидела, что нахожусь в каком – то деревянном помещении с низкими потолками, я лежала на ужасно скрипучей старой кровати, рядом стоял стол из красного дерева, на нем только стеклянный стакан и мой рюкзак, я постоянно носила его с собой. Помещение было маленькое, на противоположной от меня стене было небольшое окно. Но для этой комнатки оно было огромным. Небольшой книжный шкаф весь в пыли и какие—то коробки. Сарай или чердак. Помещение, которым редко пользовались и в которое складывали старые вещи.

– Что происходит? – спросила я еле слышно.

– Расслабься, ни о чем не думай, все будет хорошо… – не успела Кэтрин сказать что – то еще, как в комнату вошел Дилан. В его руках был рюкзак, там была еда и вода, как я догадалась.

– Очнулась? То есть теперь ты можешь разбить стекло силой мысли? – усмехнулся Дилан.

– Нет! – и после моих слов произошло то, что заставило всех молчать в течение нескольких минут: стакан, стоявший на столе рядом с моей кроватью, лопнул, расколовшись на сотни маленьких осколков.

Со мной что – то не так! О боже! Мне ужасно хотелось залезть под одеяло и плакать, плакать… Но я испугалась саму себя. Сердце бешено колотилось в груди. Радовало, что друзья, зная что со мной (а они определенно знали), не оставили меня, а позаботились обо мне.

Я сама не заметила, как подскочила и села на кровать. Томас обнял меня, он находился ближе всех, и прижал к себе.

– Прости, я не знал, что ты, правда, так можешь… – извинился Дилан.

– Дилан, я тоже не знала! Я вообще не знаю, что происходит! – я немного высвободилась из объятий Томаса, но покидать их мне не хотелось. Я едва сдерживала слезы, но голос дрожал. Ко мне подошла Кэтрин и тоже обняла. Затем к нам присоединился Дилан.

– Пожалуйста, не волнуйся, все в порядке… Просто… Ты не совсем все знаешь о себе… – мягко заверила Кэтрин, если бы – не ее тон, меня бы взбесила эта новость, но Кэтрин умеет успокаивать.

– Что именно я не знаю? Расскажите мне! Прошу! Я думала, что умерла! Я видела себя, перед тем, как отключиться! Я кричала… Вы не слышали… и Боже! – я не смогла сдержать слезы, Томас крепче прижал меня к себе.

– Рейдж! Господи, с чего начать? – произнесла Кэтрин – Понимаешь, наша страна – Нокмейд, не совсем простая. Я бы даже сказала, необычная. Весь сверхъестественный мир планеты исходит из нее.

Эта новость меня ошарашила. Какой еще сверхъестественный мир? Что значит не совсем обычная? Тем временем Кэтрин продолжила:

– Многие люди в нашей стране не просто люди… Помнишь старика, которого мы встретили пару дней назад?..

– Пару дней назад?! Сколько я провалялась здесь?

– Рейдж! Прошу не мешай мне! Мне тяжело было знать это и не делиться с тобой, просто тебе нельзя было это знать… В общем, о старике, этот старик – Ридерлус, – я старалась не перебивать, понимая, как ей тяжело. Должно быть, я – что – то ужасное, – Ридерлус – существо, или человек, который может определить судьбу других людей. У каждого из них черные глаза, но у тебя он не мог определить судьбу, и, взглянув в его глаза, обычно, такие, как ты узнают истинного себя. Вот почему ты видела себя.

– Но я все еще не знаю, кто я! – Томас все еще обнимал меня.

– Терпение! Ридерлусы бездомные, потому что они не умеют строить свою судьбу, многие из них отшельники. А тот человечек? Помнишь, пару недель назад, он приходил к тебе ночью?

– Неммердуг! Серьезно? Она видела Неммердуга? – начал восклицать Дилан.

– Цыц! Вообще – то это был Неммердеб! Неммердеб, он такой же, как Неммердуг, но неммердеб приносит нам страшные сны в виде черных камушков, а неммердуг забирает их.

– Ох! Как это… Это просто невероятно! Как? Как вы скрывали это от меня? И вообще, мама знает, что я здесь? Вы звонили ей?

– За маму не беспокойся, она в курсе. А если тебя интересует, как скрывали… Ньюмолд, Тсэй, Ребмер, Фурд, Нойвилб – самые безопасные места в нашей стране, о них знают все. Это последние обычные города. Ты жила в Ньюмолде, остальные живут в этих городах. Здесь ты не встречала никаких странностей, и не встретила бы, города защищены от них. С твоего рождения вашу семью отправили туда, твой отец знал, что может произойти, если покинуть Ньюмолд, а твоя мать… Она родилась и всю свою жизнь жила в Ньюмолде. Она не знала о том, кем может стать ее ребенок. О том, в какой на самом деле стране она живет, она узнала только после твоего рождения. И она многого все еще не знает. Хотя твои родители старательно оберегали тебя от правды…

– Постой, Кэтрин. Кто я? Я опасна? Ведьма?

– Я не знаю! Таких, как ты мало, и, когда они начинают проявлять себя, их либо уничтожают, либо, если успевают, скрывают.

– Как это «проявлять себя»? Бьют стаканы силой мысли что ли? – я посмотрела на Дилана. Он стоял, уткнувшись в пол, и молчал. Видимо, все действительно серьезно.

– Я знаю, что вы не справляетесь с силой, заложенной внутри вас. Только поэтому вас считают опасными…

– Но! Говорят, что это можно контролировать, по крайней мере, есть человек, который смог сдержать эту силу. И мы найдем его, он научит тебя. В Тсэе, – заговорил Томас. Невероятно, похоже, они пытались меня спасти, искали способы.

– Но… Тсэй очень далеко, у нас нет денег… Или уже есть? За эти два дня сна могло произойти что угодно… Мама знает? Или я еду одна?

– Рейдж… На земле всего пять человек, как ты, вас знают по имени… Я хочу сказать, что идти придется пешком, – отвечала Кэтрин.

– Ты не идешь одна, я иду с тобой! – перебил Томас, – Это опасно, в любом случае, одной тебе не справиться.

– Я с вами, я тоже за тебя переживаю! Надеюсь, ты не считаешь меня слугой тьмы, за то, что не рассказала тебе всего – улыбнулась Кэтрин.

Почему—то все посмотрели на Дилана, он все еще смотрел в пол. Он будто бы почувствовал наши взгляды и произнес, взглянув на нас:

– Что за вопрос? Я с вами! Вы же не подумали, что я останусь, и буду протирать штаны, пока вы все в опасности?

– В опасности? – недоумевала я.

– Вчетвером нет, – ответила Кэтрин.

– Когда отправляемся?

– Как только тебе станет лучше, – сообщила Кэтрин.

– Мне уже лучше.

– Тогда выходим через три дня, нужно еще собраться, – сказал Томас.

В голове вертелась тысяча мыслей, я не знала, какой вопрос еще задать, я не знала, как будет завтра, что будет через три дня. Я не знала ничего. Мы принялись перекусывать все вместе, разговаривали, обсуждали дорогу, а я боялась лишний раз пошевелиться, чтобы не разбить чего-нибудь еще.

Глава VIII

За прошедшие два дня друзья договорились обо всем, вместе приняли решение идти пешком почти через всю страну, я еще не знала точный маршрут. Мы как раз собирались это обсудить. Мама очень переживала и хотела скрыть меня в другой стране, обычно, люди так и поступают, но ребята нашли этого таинственного старика, который усмирил свою силу. Вскоре, мама поддалась их уговорам. На таких, как я охотятся, используют, как оружие. Запирают в чуланах, подвалах, развивают нашу силу, и из—за этого бояться их. С помощью нас добиваются чего угодно, мы – отличное орудие пыток. Так объяснила Кэтрин. Это – еще одна причина пешего похода.

Мы собрались на том самом чердаке. В последние три дня мы собрали немного одежды, припасов и денег. Ребята подготовили маршрут.

– За все время путешествия предстоит пройти три крупных города, два маленьких, пройти через два леса, и, наконец, доберемся до Тсэя. Старик живет за городом, поэтому придется полностью пройти Тсэй. В среднем, пешком идти недели три – четыре, словом, месяц, – закончил Томас.

Дилан достал маленький серебристый куб, покрутил его в ладонях, и оттуда сначала выскочил маленький луч света, а затем он расширился. В нашем тесном кругу появилась карта, она была не из бумаги, не картонная… Я провела рукой сквозь нее:

– Вот это да! У нас и такое есть? Электронная карта? Круто!

– Вроде того… Только на такие самим нужно накладывать маршрут, – пояснил Дилан.

– Как? – на мой вопрос Томас взял один из лесов на карте и переставил в другое место.

– Вот как!

– А как он вообще здесь появился? Лес? И города?