Вадим Юрьевич Панов
Кафедра странников

– Сомнений нет, – спокойно закончил доклад Сантьяга. – Странники вернулись.

– Странники или Странник? – уточнил один из советников.

– К сожалению, наши наблюдатели не могут точно ответить на этот вопрос, – признался комиссар. – Возмущение полей было примерно таким же, как в прошлый раз, когда вернулся Аристарх Пугач, но о том, что произошло на самом деле, мы можем только догадываться – принципы, на которых профессор Мельников построил свою технологию дальних переходов, нам неизвестны. Возможно, на Землю вернулся один Странник. Возможно – вся Кафедра.

– Замечательно, – не удержался от язвительного замечания советник.

Сантьяга пожал плечами, показывая, что не видит в ситуации своей вины.

– «Ласвегасы» рассчитали, что был только один всплеск энергии, и, соответственно, прогнозируют возвращение одного Странника.

– Где он высадился, нам тоже неизвестно?

– За время рассчитанного нами энергетического максимума горлышко воронки проделало путь от Северной Америки до Центральной России. Она двигалась очень быстро.

– Значит, неизвестно.

– Надо как-то наказать аналитиков, – предложил советник. – Учитывая, какие средства мы вкладываем в их проекты, получать подобные результаты просто оскорбительно.

– Сейчас меня в большей мере занимает сама ситуация, а не разгильдяйство подчиненных Сантьяги, – негромко произнес князь. – Если комиссар сочтет нужным, он сам накажет «ласвегасов».

В помещении установилась тишина. Возвращение даже одного Странника давало надежду на обретение давно потерянного Великими Домами знания – технологии выхода на легендарную Большую Дорогу, дальний переход, способный связать между собой разбросанные в бесконечной Пустоши миры. Сто лет назад Странникам удалось совершить невозможное – прорвать длившуюся тысячи лет блокаду, покинуть Землю, и Великие Дома были готовы на все, чтобы узнать, как им это удалось.

– Мы должны использовать этот шанс, – твердо произнес один из советников. – Обязаны! Знание Странников представляет огромный интерес для Темного Двора, и мы должны сделать все, чтобы получить его. Я рекомендую Сантьяге разработать максимально жесткий план действий и дать комиссару неограниченные полномочия режима боевого времени. Технология Большой Дороги должна оказаться у нас. Стоит ли делиться ею с другими Великими Домами, решим позже.

Сантьяга поморщился, но промолчал, благоразумно ожидая следующего выступления. И оно не заставило себя ждать.

– Во время прошлого возвращения Странника Великому Дому Людь удалось отстоять свое приоритетное право на разработку операции, и все мы знаем, чем это закончилось. – В голосе второго советника не было агрессии, но его аргументы были весьма убедительны. – Аристарх Пугач погиб, Тайный Город не получил никаких сведений о технологии Большой Дороги, и больше десяти лет мы не были уверены, что Странники опять вернутся. Вторая ошибка может привести к тому, что члены Кафедры навсегда забудут дорогу домой и мечты о технологии Большой Дороги так и останутся мечтами. – Советник помолчал. – Не буду лишний раз хвалить комиссара, но на сегодняшний день мы можем рассчитывать на успех только в том случае, если руководство операцией будет целиком сосредоточено в руках Сантьяги. Надо объяснить это рыцарям и зеленым.

– Они это понимают, – буркнул князь.

– Но не настолько доверяют нам, – тихо поддакнул комиссар. – Уверен, королева Всеслава потребует соблюдения старых договоренностей.

– Учитывая нынешний баланс сил в Тайном Городе, мы можем не обращать внимания на пожелания этой девицы, – высокомерно произнес агрессивный советник. – Ни люды, ни чуды еще не оправились от последствий последней войны. Даже объединившись, они не смогут противостоять…

– У меня нет желания начинать боевые действия, – снова буркнул князь.

– Они не начнутся, – уверенно качнул капюшоном советник. – И в Ордене, и в Зеленом Доме есть аналитики, которые смогут объяснить вожакам, что война означает для них самоубийство. Мы обязаны проявить жесткость – ставка слишком высока!

Снова наступила тишина, теперь все ждали, что скажет третий, молчащий до сих пор советник.

– Я бы хотел послушать комиссара, – проворчала третья фигура. – Не скрою, я согласен с большинством доводов, которые здесь прозвучали. Но мне почему-то кажется, что у Сантьяги есть свой взгляд на происходящее.

Иерархия Темного Двора жестко разграничивала права лидеров семьи: решения принимали князь и советники, комиссар же отвечал за исполнение приказов, и, вообще говоря, когда-то участие главного боевого мага Нави в подобных совещаниях считалось излишним. С появлением на посту комиссара Темного Двора Сантьяги древние законы, разумеется, не изменились. Голос у комиссара по-прежнему был исключительно совещательным, вот только пользовался он им гораздо искуснее предшественников, не позволяя лидерам принимать решения, исполнение которых комиссар считал нецелесообразным.

– Помимо желания князя не будоражить Великие Дома военными угрозами, есть как минимум два момента, которые делают поспешные действия нежелательными для нас, – мягко произнес Сантьяга. – Поверьте, я отдаю себе отчет в ценности технологии Большой Дороги и смог бы надавить на королеву и великого магистра, с тем чтобы заполучить расследование для Темного Двора. Но ситуация сложнее, чем кажется на первый взгляд.

– Любая ситуация всегда оказывается более сложной, чем казалась изначально, – согласился агрессивный советник. – Но иногда, несмотря ни на что, простое решение оказывается самым верным.

– Обычно, если верным оказывается самое простое решение, это означает, что мы очень хорошо управляем ситуацией, – со всей возможной почтительностью сообщил Сантьяга. – В данном случае это пока не так. Мы не имеем рычагов, которые гарантировали бы нам успех мероприятия. Придется много работать, и мне бы не хотелось начинать эту работу с конфронтации.

– Если это все твои аргументы, то они не очень убедительны.

– Я излагал общий взгляд на ситуацию, – с прежней дипломатичностью продолжил комиссар. – Теперь – более конкретно. Первая проблема, о которой я хотел напомнить, – Тать. Участие божественных лордов в работе Кафедры доказано. Нур сотрудничал с Мельниковым и, вполне вероятно, будет искать встречи с вернувшимся Странником. Не стану напоминать, кто такой Нур и на что он способен. Если карлик войдет в игру, наши разногласия ему здорово помогут.

– Чем, например?

– Допустим, Нур предложит обиженным нами Великим Домам свою поддержку. Это изменит расстановку сил в Тайном Городе. Против трех Источников нам не устоять.

– Маловероятно, – протянул агрессивный советник, но в его голосе не чувствовалось прежней уверенности.

Из-под капюшона князя донесся тихий вздох.

– Такое поведение Нура не более чем твое предположение, – заметил второй советник. – Таты никогда не искали союзников среди Великих Домов.

– После поражения Курии и гибели Нара… – Третий, осторожный советник покачал капюшоном. – Согласен с Сантьягой – от последнего лорда можно ожидать всего.

– Но нет уверенности, что Нур в игре!

– Наши аналитики не могут предсказать вероятности развития событий, – негромко сообщил комиссар. – Это косвенный признак участия тата.

Предугадать действия божественных лордов не могли даже самые выдающиеся маги Тайного Города.

Темно-синие фигуры придвинулись ближе друг к другу, и кабинет князя наполнился шелестящим шепотом: советники обсуждали первый аргумент комиссара. Повелитель Нави дал своим помощникам около минуты, после чего негромко спросил:

– Сантьяга, ты говорил, что есть два аргумента в пользу осторожного подхода.

– Напомню, что возвращение Аристарха Пугача оказалось крайне… э-э… неудачным для него лично и для имиджа Тайного Города в глазах Кафедры. Уверен, Странникам небезразлична судьба их друга, и вряд ли они обрадуются, когда узнают, что случилось с Аристархом. Мне бы хотелось, чтобы недовольство гостей было направлено на Зеленый Дом.

– Нам-то какое дело? – не понял агрессивный советник.

– Странники сюда не воевать приехали, – хладнокровно объяснил Сантьяга. – Я считаю, что есть надежда договориться с ними на взаимовыгодных условиях… Ничего сложного, главное – заставить их говорить без истерики. Но если мы с самого начала возьмем расследование в свои руки, то темное пятно – судьба Аристарха Пугача – ляжет на нас, а это не лучший фон для конструктивных переговоров. Пусть проблемы расхлебывают подданные королевы Всеславы, в конце концов, зеленые заварили кашу. – Комиссар улыбнулся. – А мы появимся после того, как улягутся страсти.

– Проблема Тать и возможность переговоров с Кафедрой, – подытожил повелитель Темного Двора. – Советники?

И снова шелестящий шепот…

– После поражения Курии у Нура осталась только одна линия Тать…

– Он мог спрятать семя и хранить его сколь угодно долго. Человские технологии это позволяют. Нуру нет нужды заботиться о Чио и ее ребенке…

– Линия Глеба сильна. Древняя кровь проявилась в нем необычайно ярко, а потому Чио и ребенок важны для лорда. Идея спрятать их во Внешних мирах могла показаться Нуру удачной…

– Если Тать покинет Землю, один Спящий знает, когда мы сумеем избавиться от их поганой крови…

– При удаче мы сможем получить и Странника, и татов…

– Но мы не должны давать Нуру лишние козыри. Жесткая позиция подтолкнет рыцарей и зеленых в объятия лорда…

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск