Текст книги

Мария Фомальгаут
Январежки

Но слишком уж… м-м-м…

– Я что, должна два раза повторять?

Королева гневается. Сжимаются тонкие брови. Приподнимает подол платья.

– Выполняйте. Немедленно!

Понимаю, что должен переспросить. Иначе не сносить мне головы. Хотя мне в любом случае не сносить головы. Просто. Потому что…

– Прошу прощения, моя госпожа. Вы говорите, я должен…

– …выполоть в саду цветы!

– Э-э-э…

– Что тут непонятного?

– Со… со… сорняки вы имели в виду?

– Цветы!

– Розы?

– Ну, разумеется!

Не верю своим ушам. Розы, которые с такой трепетной любовью сажали король и королева в своем саду, они даже мне не доверили розовые кусты, это были только их розы, белые розы…

И вот теперь…

…если бы она приказала перекрасить белые розы в красный цвет, я бы и то удивился меньше. Кажется, так было в какой-то книжке. Или будет. Кажется, она еще не написана и даже не придумана, и автор еще не родился. А может, уже родился и придумал, не знаю…

– Выкорчевать! Немедленно выкорчевать! Все! Уничтожить! Сжечь!

Делать нечего, иду выполнять приказ. Вонзаю лопату в землю, божественное благоухание со всех сторон окружает меня.

…уничтожить….

…сжечь…

Нет.

Понимаю, что у меня не поднимется рука…

– …всё исполнено, Ваше Величество.

– Отлично… – королева приподнимает подол платья, бежит к окну, смотрит в опустевший сад, – отлично… трава… вот и сейте здесь траву… во веки веков! Под страхом смерти!

Чуть остывает, бросает мне золотой соверен.

Рассыпаюсь в благодарностях.

– Тут вишь, дело-то какое… – конюх лукаво прищуривается, – монарх-то наш задумал по хорошеньким барышням хаживать… цветочки им дарить… вот королеве и не по нраву пришлось….

Меня передергивает.

– Ну а цветы тут в чем виноваты?

Короткая усмешка:

– Да кто их там, женщин этих, разберет…

Вспоминаю побледневшего монарха, понимаю, что месть супруги удалась как нельзя лучше…

Черт…

– Скажите… друг мой…

Поднимаю глаза на монарха, понимаю, что на нем по-прежнему лица нет.

– Друг мой… вы… выкорчевали…

– …я выполнял приказ Её Величества, ваша светлость.

– …и сожгли…

Оглядываюсь, прислушиваюсь, не слышит ли она… она…

– …нет.

– Нет?

Он не верит, он сам видел обугленные остовы роз…

И все-таки я говорю:

– Нет.

– Она… она жива?

Не понимаю:

– К-кто она?

– Скажите… – король выдыхает, – куда… вы… дели… кусты?

Отчаянно припоминаю адреса, куда я продавал цветы, понимаю, что не смогу припомнить их все…

– А вы припоминайте… – король сжимает мое плечо, – умоляю… припоминайте…