Кира Стрельникова
Тайны и маски


Быстрый взгляд, который Чезаре бросил на вероятного родственника, не остался незамеченным Дамой. Как и странное выражение лица последнего. Сеньора отвернулась и направилась вглубь дома – её кабинет находился здесь, на первом этаже, тот, в котором она принимала гостей по каким-то вопросам. Ещё один располагался уже на третьем, и вот там Дама занималась проверкой закладных и расписок, оставленных за ночь гостями, выручкой, записями в бухгалтерских книгах и так далее. Туда она никого не приглашала. Сеньора повела гостей за лестницу, к неприметной двери, и спиной остро ощущала взгляд того, второго, незнакомого пока ей мужчины.

По губам женщины скользнула усмешка: конечно, внимание льстило, и наверняка он гадал, как и остальные, что же скрывается под маской. Пройдя длинным коридором, Дама вышла в небольшую приёмную, достала из кармана платья ключ и открыла массивную деревянную дверь, украшенную перламутровыми накладками. Зашла, небрежно щёлкнула пальцами, зажигая свечи – да, маленькое тщеславное желание покрасоваться перед мужчинами.

– Располагайтесь, сеньоры, – она через плечо оглянулась на гостей.

Чезаре выглядел слегка озадаченным, а вот его спутник лишь прищурился, не выказав ни удивления, ни неодобрения. Это Сеньоре понравилось.

– Вы знаете магию? – протянул Чезаре. – Не боитесь, что мы расскажем Святым братьям?

Она обошла массивный стол и устроилась в кресле с высокой спинкой, сложив руки перед собой.

– А зачем? – просто спросила Дама в Маске. – То, что я для своего удобства изучила немного основ, чтобы не звать каждый раз слуг для зажигания свеч, как-то угрожает безопасности страны? – тёмная бровь поднялась над маской, уголок губ женщины иронично изогнулся. Потом Дама стала серьёзной и коротко поинтересовалась. – Итак, сеньор Кастелли, о чём вы хотели поговорить со мной?

Чезаре не стал ходить вокруг да около и сразу озвучил причину:

– Возможно ли передать мой долг другому человеку? – прямо спросил он, скрестив руки на груди.

Дама ответила не сразу, в её глазах мелькнула задумчивость.

– Так не хотите быть должным мне? – со смешком произнесла наконец женщина. – Что ж, думаю, это возможно, – кивнула Сеньора. – В конце концов, мне всё равно, кто из вас будет выполнять мои поручения, – она пожала плечами и перевела взгляд на молчаливого Лоренцо. – Сеньор, это вы примете долг вашего друга?

– Кузена, – коротко ответил он. – Лоренцо Кастелли, сеньора, к вашим услугам, – на его губах появилась кривая улыбка, а в глубине зрачков поселилось мрачное выражение.

Хозяйка дома протянула ему изящную кисть, никак не отреагировав на иронию в словах собеседника.

– Возьмите мою руку и пообещайте выполнить шесть моих желаний, сеньор Лоренцо, – пояснила она.

Он выполнил просьбу, аккуратно сжав тонкие пальцы. Прикосновение оказалось неожиданно приятным, а кожа женщины – мягкой, гладкой и тёплой. Удивительно, но чутьё не отозвалось на её слова, не подало сигнал опасности. Несмотря на то, что он вроде как связывал себя ещё одной клятвой, принуждавшей повиноваться чужой воле.

– Я, Лоренцо Кастелли, обещаю выполнить шесть желаний Сеньоры в Маске, – твёрдым голосом произнёс он, глядя в глаза женщине.

Они поблёскивали в свете ламп, отливая старым золотом, как у кошки, хотя Рен мог поклясться, что совсем недавно радужка была синей, как вечернее небо. «А Сеньора в самом деле не так проста, – мелькнула у него мысль. – И магию точно знает не азы… Ну или у неё есть хороший маг Воздуха, умеющий делать качественные иллюзии». Лоренцо был уверен теперь, что кроме обычной маски внешность Сеньоры под защитой хорошей иллюзии, неуловимо менявшей черты лица, глаза и волосы. Женщина слегка пожала ладонь Лоренцо и ответила негромко:

– Я принимаю обещание сеньора Лоренцо Кастелли.

Тут же, прямо из воздуха появились зеленоватые звёздочки, за которыми тянулись тонкие светящиеся нити того же цвета, и Рен с проснувшимся интересом наблюдал, как они оседают на его руку прямо через рукав рубашки и на руку Сеньоры. Поскольку она ладонь не отпускала, Лоренцо поддёрнул ткань, желая видеть последствия обещания – кожу словно защекотали невидимые усики, ощущения были скорее приятными, чем нет. Светящиеся нити между тем обвились вокруг его запястья и чуть выше, превратившись в спиральный браслет-ветку с шестью отростками, свечение пропало, и Сеньора отпустила его пальцы, откинувшись на спинку кресла.

– И что, мне теперь просто ждать от вас указаний? – ровно уточнил Лоренцо, разглядывая узор и поглаживая его подушечками.

– Когда вы мне понадобитесь, я дам знать, – спокойно ответила Сеньора.

– Я могу уехать из Флоренции? – задал он следующий вопрос.

– Мне бы этого не хотелось, – мягко произнесла Дама, однако в этом грудном, потрясающе чувственном голосе слышалось предупреждение.

– Ясно, – хмыкнул Лоренцо, краем глаза заметив, как хищно раздулись ноздри Чезаре.

Сеньора явно впечатлила его, и в общем, Лоренцо понимал кузена. Было что-то в ней, будоражащее кровь, заставлявшее принюхиваться к тонкому аромату сандала и апельсина, щекотавшему ноздри. Сладковатый, пряный запах с нотками цитруса очень подходил Даме, такой же таинственный и притягательный. Но в отличие от брата, Лоренцо понимал, что Дама далеко не из тех женщин, которых можно завоевать льстивым комплиментом и обаятельной улыбкой. О, нет, тут нужно что-то поинтереснее…

– Сеньоры, тогда я вас больше не задерживаю, – нарушил размышления Рена голос Дамы. – Хорошего вечера.

Моргнув, он с некоторым усилием отвлёкся от дум о женщине напротив, и поднялся первый, склонив голову.

– Сеньора, – коротко попрощался он и направился к двери.

Чезаре, скользнув по Даме взглядом, вышел за ним. Едва оставшись одна, хозяйка Дома шумно выдохнула и довольно улыбнулась. Лоренцо Кастелли всяко лучше кузена, как должник, и не настолько опасен, как Чезаре. Дама покинула кабинет и поднялась к себе на этаж, во второй, личный кабинет. Там, в большом секретере с множеством ящичков хранился её архив – досье на известных людей, в основном, конечно, в Тоскане, но и из других провинций.

– Информация – наше всё, – пробормотала Дама, открывая ящичек с буквой «К». – Ну-ка, Лоренцо Кастелли, что ты из себя представляешь?

За этим семейством она наблюдала особенно пристально и собирала все сведения, которые могли пригодиться рано или поздно. Благо, многочисленные должники регулярно добывали для Дамы те или иные кусочки полезных слухов. Естественно, другие люди потом их проверяли, Дама не опиралась на ненадёжные источники. И слабые места она изучала особенно тщательно… Достав нужную папку, Дама отнесла её к столу, щелчком зажгла масляные лампы на стенах и пустила ветерок к камину, где тлели угли – от сквознячка тут же взметнулись весёлые язычки. В маленьком кабинете сразу стало уютнее. Женщина открыла резной комод в углу, достала бутылку золотистого вина и плеснула в бокал, потом вернулась к столу, сбросила туфельки и с ногами забралась в большое, удобное кресло.

– Итак, что у нас? – Дама взяла бокал, пригубила и углубилась в чтение.

Лоренцо Кастелли, двоюродный брат Чезаре Кастелли, в отличие от него – законнорожденный, сын младшего брата Родриго Кастелли, Святого Князя Рима. Хороший маг, воин, закончил римскую Академию в числе лучших учеников. Был женат, правда, недолго, на какой-то нежной аристократочке, удобной для выгодного союза, как это водится в семье Кастелли. Брак был аннулирован по просьбе самого Лоренцо – по официальному объяснению, ввиду невозможности жены зачать детей спустя три года брака. Однако имелась и настоящая причина…

– Так-так, и что тут у нас? – заинтересованно произнесла Дама, вчитываясь в следующий листок, заполненный аккуратным, летящим почерком. – Любопытно…

Оказывается, Лоренцо, прибыв как-то из очередной командировки по заданию Родриго раньше, чем планировал, обнаружил в супружеской постели вместе с женой ещё и Чезаре, и они не погоду там обсуждали, понятно.

– И после этого ты всё ещё продолжаешь работать на эту семейку, – задумчиво протянула Дама, снова отпив из бокала и прищурившись. – Да ещё берёшь на себя долг Чезаре, хотя явно не в восторге от этого. Почему, сеньор Лоренцо?

Она пролистала папку до конца, но там больше ничего интересного не содержалось. В основном, краткие упоминания, что Лоренцо довольно часто ездил по всяким делам и по поручениям семьи Кастелли. Второй раз жениться, естественно, не торопился, предпочитал заводить любовниц, причём на короткий срок и преимущественно замужних. Дама похлопала пальцем по губам, отложив досье.

– Что тебя держит в этой семейке, сеньор Лоренцо? – вслух спросила она неизвестно, кого. – После того, как Чезаре соблазнил твою жену?

Можно, конечно, воспользоваться долгом и в качестве одного из желаний попросить рассказать… Но Дама отмахнулась от этой идеи. Слишком просто, сведения можно узнать и другим путём. Пока же, пусть сеньор Лоренцо побудет её козырной картой, вдруг в самом деле понадобится.

Уже глубокой ночью Чезаре сидел в своём роскошном номере, освещённом лишь тремя свечами в тяжёлом бронзовом подсвечнике, на тумбочке стояло зеркало вызова. Лоренцо ушёл сразу, как они поговорили с Дамой в Маске, а вот Чезаре, довольный вечером, остался ещё. Переложив неудобный долг на плечи кузена, он слегка воспрянул духом, теперь осталось только придумать, как обаять побыстрее сеньору де Россо, и можно возвращаться в Рим. А Лоренцо пусть тут болтается, зато потом Чезаре расспросил его, какие поручения Дамы он выполнял, и возможно, получит кое-какие интересные сведения… Вообще, занятная сеньора, эта хозяйка Игорного Дома, неплохо бы заиметь её в своих сторонниках…

– Че, ты совсем меня не слушаешь! – послышался капризный мелодичный голосок из зеркала, с нотками раздражения, и Чезаре вернулся в настоящее из своих мыслей. – О ком ты думаешь с таким мечтательным лицом?

– О тебе, конечно, дорогая моя, – тут же сориентировался в ситуации Чезаре и нежно улыбнулся, глядя на изображение.

Там, на широкой кровати, лежала миниатюрная блондинка с кукольным личиком, большими голубыми глазами и розовыми губками бантиком. Кружевная сорочка на тонких лямках, длиной до середины бедра, почти не оставляла простора для фантазии, под полупрозрачной тканью провокационно проступали тёмные контуры сосков. Золотистые локоны рассыпались по подушке, одна нога была чуть согнута, и тонкий пальчик накручивал шелковистую прядь. От всей позы веяло соблазном и чувственностью, и Чезаре невольно отвлёкся от воспоминаний о Даме в Маске.

– Я соскучился, Лукреция, – искренне признался он, медленно скользя взглядом по стройной лодыжке и дальше, вверх, к гладкому бедру.

Он был уверен, под коротенькой сорочкой у плутовки ничего нет, и судя по дрогнувшим в намёке на улыбку уголкам губ и блеску глаз, так оно и было.

– Ну так приезжай ко мне, – проворковала она и томно потянулась, так, что с плеча сползла лямка, почти оголив розовое полушарие.

Подол при этом бесстыдно задрался почти до самого сокровенного, и довольная улыбка на лице Лукреции стала шире. Тонкие пальцы стали тихонько поглаживать бедро, и Чезаре не мог отвести взгляда от завораживающего зрелища.

– Ты все дела во Флоренции сделал? – Лукреция облизнула губы и глубоко вздохнула, отчего тонкое кружево на груди провокационно приподнялось.

– Почти, – нехотя ответил Чезаре, задышав чаще, и поднёс к губам бокал с вином. – Де Россо отказал мне в руке своей сестры, а отец хочет, чтобы я как можно быстрее обаял её и женился, – Кастелли поморщился. – Думал приворожить, так эта дурочка не взяла брошь, сказав, что от незнакомых мужчин не принимает дорогих подарков, – с досадой добавил он.

– Хм, – Лукреция дёрнула плечиком. – Давай, приглашу к себе в замок, заодно и поухаживаешь, – коварно усмехнулась девушка. – Отвлеку её брата, а ты пока обработаешь сеньору. У меня тут как раз планируется приём, успею приглашение послать. От Флоренции до Перуджо всего-то три дня пути, даже если с экипажем и багажом.