Кира Стрельникова
Тайны и маски


Кастелли бывал здесь пару раз проездом, в основном, доставляя поручения от Родриго к Лукреции, но дольше, чем на один-два дня не задерживался. Сестра Чезаре Рену не нравилась не меньше, чем кузен. Дворец встречал мраморным внутренним двориком, вокруг которого шла галерея с колоннами, а стены украшали мозаичные панно. В центре журчал фонтан, в чаше плавали красные карпы и розовые лотосы. Дальше шла анфилада роскошных гостиных, а на второй этаж вела лестница с резными каменными перилами – там располагались покои хозяев и гостевые комнаты для тех, кто останется во дворце ночевать. Сама хозяйка, сеньора Лукреция Манццони, встречала гостей в первой гостиной, убранной золотистым шёлком и украшенной светильниками с хрустальными подвесками.

Она сидела в кресле в окружении гостей, ослепительно улыбалась, то и дело здоровалась с подходившими к ней мужчинами и женщинами, сама похожая на королеву. Золотистая парча верхнего платья красивыми складками спадала до пола, тончайшее кружево обрамляло декольте и выглядывало в прорези рукавов, изящная вязь роскошного колье с топазами привлекала взгляд к волнующей ложбинке и сливочным полушариям, вздымавшимся над корсажем. Мягкие локоны собраны в сложную причёску, и её украшала диадема с теми же камнями, что в колье. За спинкой кресла, небрежно опираясь, стоял Чезаре и учтиво улыбался дамам, кивая знакомым сеньорам. Мужа Лукреции, естественно, не наблюдалось. Лоренцо мысленно усмехнулся: ещё бы, кто его пустит сюда, где делались интриги и заключались тайные договорённости. Чуть в глубине комнаты он также заметил красную сутану кардинала. Конечно, куда же без священника на приёме дочери Святого Князя.

– Вы представите меня вашей кузине, сеньор? – непринуждённо поинтересовалась Контессина, отвлекая Лоренцо от разглядывания гостей. – Боюсь, подходить с подобной просьбой к сеньору Чезаре будет с моей стороны несколько опрометчиво, – добавила она, смущённо опустив ресницы.

Рен же, представив физиономию Чезаре, наверняка не ожидающего встретиться здесь с оставленным во Флоренции родственником, едва сдержал радостную ухмылку. Лишний повод насолить кузену он не собирался упускать. А чтобы у Чезаре и вовсе скулы свело от ярости, Лоренцо планировал не покидать свою спутницу, разыгрывая галантного кавалера и развлекая её весь вечер. Ну, почти весь, если быть честным. И Рен, повернувшись к Контессине, поднёс к губам тонкие пальцы, не сводя с её лица взгляда.

– Безусловно, сеньора, с превеликой радостью, – едва не мурлыкнул он, от предвкушения кровь быстрее побежала по венам.

Сеньора де Россо расцвела довольной улыбкой и изобразила реверанс.

– Вы очень любезны, сеньор Кастелли, – проворковала она, взмахнув ресницами и посмотрев на него сквозь них.

Дама явно флиртовала с Лоренцо, и со знанием дела, вынужден был признать он. И хотя его не привлекали такие вот светские пустышки, в родне у сеньоры де Россо точно отметились дриады – ничем иным Рен не мог объяснить собственное желание пофлиртовать в ответ. Ну или ему просто нужно посетить местный квартал красных фонарей и успокоиться, ибо декольте Контессины казалось ему в данный момент гораздо привлекательнее милого личика. Положив ладонь сеньоры обратно себе на локоть, Лоренцо поспешно развернулся, предпочтя отвлечься на предстоящий маленький спектакль. Подняв подбородок и позволив себе лёгкую улыбку, он уверенно направился к креслу, где сидела Лукреция, и остановился, изобразив поклон, граничивший с небрежным.

– Дорогая кузина, несказанно рад вас видеть в добром здравии, – громко поздоровался он, завладев ручкой сеньоры Манццони, и приложился к ней губами.

Ошарашенное выражение, которое Лукреция не смогла скрыть при виде неожиданного гостя, доставило Рену истинное удовольствие. Он выпрямился, скользнул взглядом по Чезаре и едва не расхохотался: братец вытаращился на него, позабыв о приличиях, и похоже, потерял дар речи от неожиданности.

– Позволь представить сеньору Контессину де Россо, – невозмутимо продолжил Лоренцо, чуть отступив в сторону. – Сеньора была столь любезна, что пригласила меня составить ей компанию в путешествии и на этом приёме.

– Сеньора Манццони, – Контессина присела в безупречном реверансе, наклонив голову, и Лоренцо невольно задержался взглядом на нежном изгибе шеи и чуть выступавших позвонках. – Благодарю вас за приглашение, это было весьма неожиданно и приятно, – сестра Джулиано выпрямилась и сложила руки перед собой, а потом изобразила удивление, да так правдоподобно, что Лоренцо едва не поверил, что она в самом деле не ожидала увидеть на этом приёме Чезаре. – Сеньор Кастелли! Какая приятная неожиданность, – Контессина очаровательно улыбнулась.

К чести кузена, тот сумел кое-как справиться с эмоциями и даже улыбнулся в ответ, почти естественно. Он шагнул из-за спинки кресла, взял ладонь Контессины и приложился к ней губами, потом выпрямился и посмотрел на гостью.

– Сеньора, счастлив, что мы снова встретились, – Чезаре был удивительно немногословен, что добавило Лоренцо повода для молчаливого веселья.

– Сеньора де Россо, – Лукреция быстро взяла себя в руки и поднялась, аккуратно сжав ладони Контессины, и её ответная улыбка была такой же любезной и радостной. – Я рада, что вы приняли приглашение на мой скромный приём! Искренне надеюсь, вы насладитесь вечером и останетесь довольны!

– Весьма мило с вашей стороны, сеньора, – снова рассыпалась в любезностях Контессина, но хозяйка дворца перебила её.

– О, прошу, просто Лукреция! – проворковала она. – Я уверена, мы непременно станем подругами!

– Вы очень добры, Лукреция, – таким же тоном отозвалась Контессина. – Тогда зовите меня Контессиной.

Лоренцо, до сих пор стоявший рядом со слегка скучающим видом и краем глаза наблюдавший за наливавшейся красным физиономией Чезаре, тут встрепенулся и насторожился. Бросил острый взгляд на сеньору де Россо – его чуткое ухо уловило в звонком голоске светской дамы что-то едва заметное, подозрительно похожее на… игру? «Да быть того не может, – усомнился он, переключив внимание на спутницу. – С чего бы?! Контессина – и вдруг опытная интриганка?» Его мысли прервали тонкие пальчики, жёстко сомкнувшиеся вокруг его локтя.

– Вы позволите украсть вашего… кавалера всего на пару минут? Мы с кузеном давно не виделись, – мурлыкнула Лукреция, но её глаза, когда она бросила мимолётный взгляд на Рена, не предвещали тому ничего хорошего.

– Только на пару минут, – улыбка флорентийки стала лукавой. – Я намерена много танцевать сегодня, а сеньор Лоренцо убеждал меня, что он отличный танцор! – ресницы взлетели, Контессина кокетливо глянула на Рена.

– Не волнуйтесь, дорогая, я верну вам Лоренцо, вы и соскучиться не успеете! – Лукреция, продолжая улыбаться, потянула кузена за собой к неприметной двери в дальнем углу гостиной, и Чезаре последовал за ними с мрачным выражением – Контессина не увидела этого, поскольку он повернулся спиной к гостье.

Лоренцо с невозмутимым лицом последовал за разгневанными родственниками, уверенный, что его не выставят из дворца. Гарантом тому была вязь татуировки: он полагал, что при попытке не выполнить желание Дамы в Маске, магия заявит о себе. А Чезаре вряд ли захочет потерять такого ценного человека, как Лоренцо – по крайней мере, Рен очень на это надеялся. Лукреция толкнула дверь, почти влетев в комнатку всего с одним окном, больше похожую на будуар. Широкая кушетка в алькове, тяжёлые бархатные шторы тёмно-синего цвета, шёлк в тон на стенах, и столик, на котором стояла ваза с фруктами и графин. Едва захлопнулась дверь, Лукреция повернулась к Лоренцо, сжав кулаки, с лица мигом исчезла любезная улыбка.

– Ты какого чёрта здесь делаешь?! – прошипела она не хуже гадюки, сузив глаза, и куда только подевался весь светский лоск.

Скрестив руки на груди, Лоренцо спокойно ответил:

– Сопровождаю сеньору де Россо, я же сказал.

– Ну и когда вы успели познакомиться? – с угрозой в голосе подхватил Чезаре, шагнув к кузену. – Почему она тебя пригласила?!

– О, все вопросы к Даме в Маске, – огорошил ответом Лоренцо, смахнув с рукава невидимую пылинку. – Это она любезно попросила меня составить компанию сеньоре де Россо в этой поездке.

– Дама в Маске? – переспросил Чезаре тоном ниже и нахмурился. – Она-то при чём здесь?

Лоренцо поднял брови и пожал плечами.

– Да я откуда знаю? – с едва заметным раздражением отозвался он. – Меня попросили, я сделал. Таковы условия сделки, братец, – с усмешкой добавил Рен, едва сдерживаясь, чтобы не упомянуть при Лукреции об оплошности Чезаре.

Вот было бы любопытно посмотреть, как они ругаться станут. Понятно, что у обоих на стороне имелось множество любовников и любовниц, но друг при друге они терпеть не могли упоминать эту досадную мелочь.

– И кстати, – Лоренцо с небрежным видом чуть поддёрнул рукав, так, чтобы стала видна вязь рисунка. – Если вы считаете, что мне не место на этом приёме, даже по приглашению на двоих сеньоры де Россо, полагаю, эта татуировка не даст мне покинуть дворец, пока здесь находится она.

В будуаре воцарилась плотная, напряжённая тишина.

– И что эта татуировка делает? – осторожно спросила наконец Лукреция, разглядывая узор. – И кто такая Дама в Маске? – требовательно поинтересовалась она, с подозрением прищурившись и покосившись на Чезаре.

– Что делает татуировка, не знаю, и не горю желанием узнать, – Лоренцо с предвкушением улыбнулся – а вот и возможность отплатить братцу мелкой местью. – А про Даму в Маске спроси у Чезаре, – со смешком добавил он. – Это кузен играл с ней во Флоренции, а отдуваюсь за его проигрыш теперь я. Пожалуй, пойду, негоже оставлять мою даму одну надолго, – изобразив небрежный поклон и, не дожидаясь реакции на свои слова, Лоренцо вышел из будуара, успев ещё услышать гневное шипение Лукреции.

– Так кто такая эта Дама в Маске? И во что это ты с ней играл?!

Довольно хмыкнув, Рен аккуратно прикрыл дверь и направился на поиски Контессины. Он собирался провести с ней немного времени, даже потанцевать немного, а потом под благовидным предлогом ненадолго улизнуть и отправиться на второй этаж, в хозяйские покои. На охоту за бумагами. В ближайшее время Лукреции уж точно будет не до неожиданно появившегося родственника, как и Чезаре, чем Лоренцо и собирался воспользоваться.

Пройдя несколько богато обставленных гостиных, заполненных гостями, и не найдя в них сеньору де Россо, Лоренцо вышел в большой центральный зал, залитый светом сотен позолоченных ламп с хрустальными подвесками. Узкие зеркала в простенках увеличивали и без того большое пространство, в углу на возвышении играли музыканты, а по натёртому до блеска паркету плавно скользили пары в торжественной паване. Видимо, танцы только начались. Лоренцо окинул быстрым взглядом танцующих и сразу нашёл знакомую рыжеволосую головку – конечно, сеньора Контессина не осталась без кавалера. Рен отошёл к окну и прислонился к стене, рассеянно следя за танцующими и время от времени поглядывая на подопечную. Двигалась она прекрасно, признал Лоренцо, наблюдая за Контессиной, а ещё, обращала на себя внимание многих мужчин. Натренированный взгляд Рена подмечал и такие мелочи: флорентийка произвела впечатление своим появлением на приёме, особенно в отсутствие самой хозяйки. Похоже, отбоя в кавалерах у сеньоры не будет, как бы Чезаре не оказался не у дел со своими планами.

На губах Рена мелькнула усмешка, мысль ему понравилась. Покосившись на вход – кузен ещё не появился, видимо, Лукреция серьёзно взялась за допрос, – Лоренцо снова посмотрел на Контессину. Павана как раз закончилась, и вокруг сеньоры де Россо уже образовался круг поклонников, и Лоренцо решительно направился туда. Кроме удовольствия узреть перекошенную физиономию Чезаре, когда он увидит, что желанная добыча занята, да ещё и вредным родственником, Лоренцо и сам был не прочь потанцевать с Контессиной. Почему не доставить себе несколько приятных минут с красивой женщиной? Он легко раздвинул круг мужчин и остановился перед сеньорой де Россо.

– Не окажете ли мне честь, сеньора? – произнёс Лоренцо, протянув руку.

Она оглянулась на него, одарила обворожительной улыбкой и лукавым взглядом и вложила пальчики в его ладонь.

– С удовольствием, сеньор, – легко согласилась Контессина.

Глава 5

Они вышли к остальным танцующим, заняли своё место, и музыканты снова заиграли плавную, неторопливую мелодию – ещё один фигурный танец. Время для быстрых и не столь чинных пока не пришло. Лоренцо поклонился, следуя рисунку, Контессина присела в реверансе, склонив голову, и они сошлись, соприкоснувшись руками.

– Как вам Перуджа, сеньора? – завёл Рен вежливый разговор. – Вы надолго приехали сюда?

– Пока ещё не решила, – улыбка не сходила с губ Контессины, а в глазах, сейчас цветом ставших как прозрачные изумруды, плясали искорки смеха. – Вообще, я редко выбираюсь из Флоренции, – с лёгким вздохом призналась сеньора, опустив ресницы и обходя Лоренцо по кругу. – Брат одну меня далеко не отпускает, а у него всегда много дел.

– И ему не страшно было доверить сестру незнакомому мужчине? – Лоренцо в самом деле интересовал этот вопрос, другое дело, как на него ответят…

Судя по всему, всё же Джулиано обратился к Даме в Маске с просьбой решить вопрос с сопровождением сестры. Новый взмах ресниц, и косой взгляд – Лоренцо на несколько мгновений показалось, в глубине зрачков мелькнула настороженность… Нет, показалось, конечно же. Танец их развёл на некоторое время, а потом они снова встретились.

– Полагаю, мой брат знает, что делает, – проворковала Контессина, склонив голову к плечу, улыбка стала кокетливой. – Я так хотела поехать, знаете, а Джулиано не любит, когда я расстраиваюсь. Тем более, обижать сеньору Манццони отказом было бы весьма невежливо с моей стороны, тем более только из-за того, что Джулиано не может сопровождать меня.