Мэри Лю
Wildcard. Темная лошадка

Думаю, слух об этом, все-таки правдив. Это логично: когда они подключатся к алгоритму, но еще не попадут под его воздействие, возникнет задержка на долю секунды. Это единственный шанс, когда они смогут ввести вирус – пока будет настраиваиться связь.

– И когда именно бета-линзы подсоединятся к алгоритму? – спрашиваю я.

– Прямо в начале церемонии закрытия.

Я бросаю на него косой взгляд. Откуда он столько знает о планах Хидео?

– То есть мне нужно будет забраться ему в голову, – повторяю я. – В буквальном смысле.

– Буквальнее быть не может, – кивает Ноль. – И единственный способ проникнуть в алгоритм – в его разум – это получить разрешение Хидео. Вот тут-то и нужна ты.

– Ты хочешь, чтобы я наладила отношения с Хидео.

– Я хочу, чтобы ты сделала все, что нужно.

– Он никогда на это не купится, – отвечаю я. – После нашей последней встречи, сомневаюсь, что он снова захочет меня видеть. Он итак уже подозревает, что я хочу остановить его.

– Думаю, ты недооцениваешь его чувства к тебе. – Он взмахивает рукой.

Мир вокруг нас исчезает, а потом мы оба оказывается в выпуске новостей, когда Хидео покидал мероприятие, окруженный со всех сторон беспокойными репортерами и фанатами. Это произошло два дня назад, после того, как он объявил о матче-реванше между «Всадниками Феникса» и командой «Андромеда».

Его телохранители кричат и расталкивают людей, освобождая ему проход, далеко позади него идет Кенн, который кажется бледным и расстроенным. Я никогда не видела, чтобы они так себя вели, шли так далеко друг от друга. Когда секьюрити выстраиваются в живой щит перед толпой, один из репортеров выкрикивает Хидео вопрос:

– Вы все еще встречаетесь с Эмикой Чен? Вы вместе?

Хидео никак не реагирует, по крайней мере, на первый взгляд. Но я вижу, как напрягаются его плечи, сжимаются челюсти. Его глаза все еще опущены в пол, он сосредоточенно смотрит на дорогу перед собой.

Я отворачиваюсь, но вид загнанного в угол Хидео уже запечатлелся в моем мозгу.

– Ты – его настоящая слабость, – настаиваю я, заставляя себя сосредоточиться. – Ты же должен это знать! Хидео сделает что угодно ради тебя.

– Мы обсуждали потенциальную реакцию Хидео на меня, – беспристрастно говорит Ноль, словно рассказывает мне о погоде. – Мы не виделись десять лет – его реакция будет направлена не на меня, а на «Черных Плащей». И он будет искать мести. Так что нам нужен кто-то более незаинтересованный. Ты.

Он говорит о Хидео так, словно его брат – всего лишь цель. Когда я смотрю ему в глаза, то вижу только непроницаемую холодную темноту. Словно смотришь на человека, который им не является.

Я облокачиваюсь на стол и наклоняюсь.

– Хорошо, – решаюсь я. – Как ты предлагаешь мне это сделать?

Ноль наконец улыбается.

– Ты проникнешь в разум Хидео. И я покажу тебе, как именно.

7

– Присоединись ко мне в «Темном мире», – говорит Ноль. Он взмахивает рукой, и между нами появляется экран, приглашающий меня связаться с ним на одну сессию.

Прямая связь с Нолем. Какие мысли и эмоции я получу от него? Я колеблюсь еще мгновение, а потом принимаю приглашение. Номер отеля вокруг меня погружается в темноту, и вскоре я больше не могу разобрать лицо Ноля. Несколько секунд спустя я падаю в пропасть и задерживаю дыхание от знакомого ощущения, что я тону, которое всегда появляется у меня перед тем, как попасть в «Темный мир».

А потом он медленно материализуется.

Сначала я узнаю это место. Вода капает в выбоины на дорогах, разбросанные по улицам, образуя небольшие лужи, в которых отражаются красные неоновые вывески вдоль фасадов зданий. На них передается непрерывный поток личных данных, украденных с незащищенных аккаунтов людей, которые посмели спуститься сюда. Вдоль дороги выстроились подсвеченные гирляндой фонариков киоски со знакомыми для меня товарами – наркотиками, нелегальным оружием, обменом криптовалюты, снятыми с производства предметами Warcross и уже не выпускающейся одеждой для аватаров.

Это место должно быть мне знакомо, но я не помню ни одного здания, не узнаю ни одной улицы или вывески. Все тротуары пустынны.

– Выглядит странно, правда?

Внезапное появление Ноля рядом со мной заставляет меня подпрыгнуть. Когда я поворачиваюсь к нему, то вижу, что он снова в своих доспехах: черные металлические пластины, покрывающие его с головы до ног, мерцают алым светом. Он двигается как тень. Проходящие мимо нас анонимные пользователи, кажется, его не замечают. На самом деле, если бы я не знала его так хорошо, то сказала бы, что они обходят его, даже не понимая, что он среди них. Но даже если фигура Ноля остается невидимой, любой может разглядеть на нас черные наручники. Никто не хочет с нами связываться.

Я аккуратно пробую нашу связь, чтобы узнать, смогу ли почувствовать эмоции Ноля. Но он кажется спокойным, его настроение ровное, как стекло. А потом я чувствую вспышку веселья.

– Уже копаешься? Ты слишком любопытна, это может тебе навредить, – говорит Ноль, и я вспоминаю, что он тоже меня чувствует. Я быстро отстраняюсь.

– Где все?

– После того, как Хидео активировал свой алгоритм, любому пользователю, уже подключившемуся к новым линзам «НейроЛинк», было отказано в доступе к «Темному миру». Алгоритм выкинул большинство людей, которые раньше гуляли здесь. Других заставили отправиться к властям и рассказать, что они знают об этом месте. За последнюю пару дней прошли десятки рейдов. Те, кто еще имеет доступ к «Темному миру», ушли глубже под землю, перестраивая все по пути. Многие из знакомых тебе мест больше не здесь.

Я иду по дороге, пытаясь сориентироваться. В обычный день такой рынок кишел бы анонимными аватарами. Сегодня их всего ничего, и многие выглядят слишком напуганными, чтобы останавливаться у нелегальных прилавков.

Это хорошо, убеждаю я себя. Мне нужно радоваться, Хидео поступил правильно с «Темным миром». Разве не я потратила здесь многие годы, охотясь за головами? Это нехорошее место. Существуют настолько опасные закоулки «Темного мира», что их нужно навсегда уничтожить. Сюда приходят такие извращенные и злые люди, которые заслуживают гнить в тюрьме. Они должны бояться.

Но сама мысль, что один человек обладает такой властью, не дает мне покоя. Он может проникнуть в чужой разум и заставить любого покинуть это место.

– Что здесь происходит? – спрашиваю я, когда мы проходим мимо очередного прилавка ночного рынка. Вокруг этого крошечного магазинчика собралась толпа больше двухсот человек. Я долго смотрю на прилавок, и над ним появляется цифра.

50 000

Магазин не выдерживает огромного наплыва посетителей: прилавок обваливается, превращаясь в груду мусора, а затем снова перезагружается.

– Они продают на аукционе коробки с бета-линзами, – отвечает Ноль. – Редкость, как ты понимаешь.

Я понимаю, что цифра над прилавком – цена, по которой сейчас продают бета-линзы. Пятьдесят тысяч койнов за одну пару.

У клиентов, очевидно, есть свои бета-линзы, так что, предполагаю, они тут ради других. В воздухе чувствуется отчаяние, из-за чего это место кажется еще более опасным. Уже вспыхивают споры, и я вижу, как раскрывают пользователей их сердитые соперники: личная информация транслируется на неоново-красные вывески на стенах здания. Я ускоряю шаг, и прилавок остается за спиной.

Мы уже неподалеку от места, где я в последний раз видела «Пиратское логово», хотя с тех пор дороги изменились. Наконец в поле зрения появляется черное озеро, но на его поверхности нет корабля.

Я в шоке поворачиваюсь к Нолю. «Пиратское логово» закрыли.

– Его больше нет? – спрашиваю я его.

Он смотрит на небо. Я поднимаю голову, чтобы проследить за его взглядом.

Высоко над безумными зданиями «Темного мира» и похожими на картины Эшера лестницами, под дымчатым коричневым ночным небом, в воздухе завис пиратский корабль. С него свисают веревочные лестницы, но они вне зоны досягаемости. На фоне его мачт, подсвеченных неоновыми цветами, ярко выделяются облака электрических оттенков: розового, голубого и золотого.

– После того, как Хидео активировал свой алгоритм, – говорит Ноль, – один пользователь «Темного мира» под воздействием новых линз отправился к властям и рассказал им о местонахождении «Пиратского логова». Здесь прошел рейд. Но тараканов сложно истребить.

Я невесело улыбаюсь. «Темный мир» не исчезнет без борьбы. Пираты просто переместились из воды на небо.