Мэри Лю
Wildcard. Темная лошадка

Он облокотился о стену, руки непринужденно сложены на груди, ноги скрещены; его лицо больше не скрывает черный шлем, а вместо доспехов на нем простой черный свитер, черные брюки и отполированные туфли. Но его манерность осталась неизменной.

Уголок его рта приподнимается в улыбке.

– Эмика, – говорит Ноль. – Добро пожаловать.

Когда наши пути с Нолем впервые пересеклись, он был лишь частью кода, ошибкой в матрице Хидео, управляющей Warcross. Когда я впервые увидела его виртуальную версию, он стоял посреди «Пиратского логова» в «Темном мире» в окружении людей, прячущихся за ложными именами и гротескными аватарами монстров.

Даже тогда он выделялся на их фоне. Он был худой, темной тенью в доспехах, тихий и суровый как ночь. Я до сих пор помню, какой холод пронзил меня, когда я только увидела его виртуальную фигуру, – руки сжались в кулаки так, что ногти впились в ладони.

Теперь я рассматривала его открытое лицо. Все равно что видеть Хидео во сне. Он младше на пару лет, его черты более резкие и суровые. Но все же я сразу отмечаю между братьями сходство – темные блестящие глаза и волосы – и легко могу узнать маленького мальчика из восстановленного Воспоминания Хидео.

В более привычной обстановке после обычного дня он, наверное, показался бы красивым незнакомцем, которого можно встретить на улице. Такому парню легко было бы завести девушку или друзей, он из тех, кто говорит мало, но легко приковывает к себе всеобщее внимание, когда решает что-то сказать. Было в нем и что-то пугающее, но что именно, я пока не поняла. У Хидео пронзительный взгляд, а в глазах Сасукэ таится что-то глубокое, дикое и лишенное чувств. Менее человечное. Не знаю, как описать его необычный свет. Он привлекает меня и в тоже время отталкивает.

Женщина начинает разговор. Мягким взглядом она осматривает меня с головы до ног.

– Так это и есть та девочка? – спрашивает она Ноля с акцентом, который у меня не получается определить.

– Эмика Чен, – отвечает Ноль.

– Эмика Чен. – Женщина подпирает подбородок рукой и хмурится. – Она выглядит уставшей. Нужно было дать ей еще один день на отдых.

– Мы не можем позволить себе такую роскошь, – говорит Ноль. – Она единственная из охотников за головами Хидео, которой удалось не сбиться со следа. Она справится.

Женщина бросает на меня беспомощный взгляд.

– Мне жаль, – обращается она напрямую ко мне. – Все обретет бо`льший смысл, когда мы объясним.

Ноль едва заметно кивает в ее сторону.

– Это доктор Дана Тейлор, – говорит он. – И ты уже знаешь, кто я. – Он изучает мое лицо. – Джэкс говорит, ты доставила ей кое-какие неприятности.

Ко мне наконец возвращается голос:

– Но разве не она убила человека на моих глазах?

– Да ладно, – бормочет Джэкс. – У нее вообще нет опыта. Ты знал, что она ни разу не стреляла из пистолета?

– Я стреляла из электрошокеров, – говорю я.

Джэкс указывает на меня рукой.

– Видишь?

– Когда ты рядом, ей не нужен пистолет, – отвечает Ноль.

Джэкс раздраженно фыркает, но ничего не отвечает.

Ноль осматривает меня так же, как и в «Темном мире». Мое сердцебиение учащается под его взглядом. Насколько я понимаю, он сканирует все мои данные, проверяя, не послала ли я кому-нибудь сигнал последовать сюда за мной.

Помнит ли он своего брата? Как мог он забыть… или, что хуже, не беспокоиться о нем?

– Я послал ее спасти твою жизнь, – говорит Ноль.

Я поворачиваю голову, чтобы встретиться с ним взглядом, и во мне вновь вспыхивает злость.

– Ты заставил меня прийти сюда под страхом смерти.

Ноль переводит взгляд на черную дверь, через которую я вошла, а потом снова на меня.

– Ты приняла мое приглашение.

– И откуда мне знать, что это не ты подослал тех киллеров ко мне, просто чтобы устроить эту встречу?

– Думаешь, мне больше нечем заняться, кроме как связываться с тобой?

– Я думаю, что ты играешь со мной в те игры, в которые не следовало бы.

Доктор Тейлор хмурится, глядя на Ноля, затем глубоко вздыхает и смотрит на меня:

– Мы рады, что ты в безопасности, Эмика, – продолжает она мягким голосом. – Возможно, ты раньше не слышала о Джэкс, но она хорошо известна в наших кругах. То, что она защищала тебя, станет ясным посланием всем охотникам, которые следят за лотереей убийств, что нужно держаться от тебя подальше.

Я бросаю взгляд на дверь. Даже узнав это, я не чувствую себя в бо`льшей безопасности. Если бы я посмела повернуться к Нолю спиной и выйти из номера, всадила бы Джэкс пулю мне в голову?

Ноль указывает на мои глаза.

– Полагаю, ты используешь бета-линзы.

– Да, – отвечаю. – А что?

– Тебе понадобится дополнительная защита аккаунта. – Ноль едва заметно взмахивает рукой, и между нами появляется меню, предлагающее мне принять приглашение.

Я колеблюсь.

Ноль одаривает меня кривой улыбкой.

– Это не вирус, – успокаивает он.

Я не в том положении, чтобы спорить с ним, так что принимаю приглашение.

Появляется индикатор загрузки.

Он полностью загружается и исчезает так же быстро, как и появился.

Ноль делает шаг ко мне и протягивает руку.

Я смотрю, как на его ладони появляется черный виртуальный наручник. Потом он кладет руку на мою, и наручник защелкивается вокруг моего запястья. Как оковы. А на моем теле в одно мгновение застегиваются черные доспехи, и теперь я выгляжу как тогда, в красной виртуальной пещере, когда Ноль впервые связался со мной во время чемпионата.

Доспехи снова исчезают, растворяясь прямо в моей коже. Наручник мерцает мягким голубым светом и вдруг тоже исчезает. Затем снова появляется, только когда я долго смотрю на запястье. Я видела такой же на Джэкс, когда мы впервые встретились.