Мэри Лю
Wildcard. Темная лошадка

– Ты не должен обладать такой властью.

– Алгоритм беспристрастен.

– Ты предал меня. Заставил думать, что я работаю с тобой, чтобы сделать что-то хорошее.

– Так вот из-за чего ты злишься. Не из-за алгоритма. А из-за этого. – Хидео на мгновение закрывает глаза и снова их открывает. – Ты права. Нужно было сказать тебе раньше, и мне жаль. Но ты знаешь, почему я это делаю, Эмика. Я открыл тебе свое сердце.

– Это был твой выбор, не мой, – отрезаю я. – Такое впечатление, что это я тебе что-то должна.

– Ты так думаешь? – Его голос становится резким. Предупреждающим. – Что я воспользуюсь своим прошлым как наживкой, потому что на самом деле мне что-то нужно от тебя?

– А разве не так? – хрипло спрашиваю я. – Зачем тогда ты мне открылся? Я просто очередной охотник за головами в твоем списке. Еще одна девушка, проходящая через твою жизнь.

– Я никогда никому не рассказывал о своем прошлом, – огрызается Хидео в ответ. – Ты это знаешь.

– Как я могу теперь верить твоим словам? Возможно, ты рассказываешь про то, что случилось с твоим братом, каждой девушке, которую хочешь затащить в свой горячий источник.

Как только слова срываются с моих губ, я понимаю, что зашла слишком далеко. Хидео отшатывается. Я убеждаю себя, что не должна чувствовать себя виноватой, выплюнув это ему в лицо.

– Разговор окончен, – говорит он тихим голосом. – Советую тебе больше не тратить наше время и не связываться со мной.

Он обрывает звонок, прежде чем я успеваю ответить.

Номер, сверкающие огни города и сине-черный силуэт Хидео внезапно исчезают, а белый диван, на котором я лежала, снова превращается в шелковые простыни моей кровати. Я понимаю, что вся дрожу, мой лоб горячий и мокрый от пота.

Вспышка ярости уходит так же быстро, как и появилась. Я опускаю плечи.

Не нужно было говорить этого. Но когда я злюсь, то больше всего хочу ударить по самой глубокой ране, которую могу найти. И это теперь не должно иметь значения, разве нет? Если чужой тон, которым говорил Хидео, причиняет боль, то только потому, что я к нему не привыкла. Потому, что слишком истощена. Слишком много событий произошло за день, и после недолгого разговора с Хидео я внезапно чувствую себя такой измотанной, что мне хочется лишь упасть в постель и раствориться в ней.

Я встряхиваю головой, а потом направляюсь в ванную. В зеркале сбоку под горлом я вижу темный синяк. Должно быть, именно сюда Джэкс выстрелила наркотиком. Я осторожно потираю больное место, а потом иду в душ.

Пар от горячей воды немного прочищает голову. Возможно, я была дурой, думая, что могу заставить Хидео свернуть с намеченного пути. Мой разговор с ним лишь подтвердил, что он совсем не хочет идти на компромисс. Его не беспокоит, что происходит в мире, а значит, он будет двигаться только вперед. Ему нужно убедиться, что и последние два процента населения попадут под контроль алгоритма.

Вскоре попаду и я.

Мне нужно остановить Хидео. Пока он не зашел слишком далеко. Я долго пытаюсь убедить себя, повторяя эти слова, пока подушечки пальцев не сморщиваются от воды.

Выйдя из душа, ощущаю, что действие наркотика, кажется, закончилось. Я снова бдительна и осторожна, туман паники развеялся. Завернутая в полотенце, я захожу в спальню и вызываю меню. Я выясняю, что нахожусь в отеле в Омотэсандо, но это все, что мне удается узнать. Ничего в моем номере или в этом здании не дает подсказок о «Черных Плащах». Не то чтобы я ожидала этого.

Проходит час, прежде чем я наконец получаю приглашение связаться с кем-то, кого нет у меня в контактах.

Приглашение включается само, прежде чем я успеваю принять его. Я замираю, прижимая к себе полотенце. Кто-то взломал мой «НейроЛинк»?

– Ты проснулась.

Я узнаю голос Джэкс и испытываю странную смесь облегчения и замешательства от ее слов.

– Ты наблюдаешь за мной?

– Я увидела, как твой статус стал зеленым. – Она так же немногословна, как я и запомнила.

– И где я, если поточнее?

– В отеле, конечно же. Лучше тебе остаться тут на какое-то время, по крайней мере, пока не перестанешь возглавлять список лотереи.

– Зачем ты отравила меня вчера?

– Два дня назад. Ты проспала целый день.

Я потеряла целый день? Я моргаю. Так это не закат после той ночи, когда Джэкс пришла за мной? Неудивительно, что «Всадники» так запереживали.

– Зачем ты это сделала, Джэкс? – снова спрашиваю я. После спора с Хидео я не в настроении ходить вокруг да около.

– Расслабься. Мне нужно было доставить тебя сюда, не вызывая суматохи. Ты сказала, что не полностью доверяешь мне, так что я не могла исключить возможности, что ты нападешь на меня в машине. Я могла бы накинуть тебе на голову мешок, но не хотела испугать.

– Ведь я совсем не перепугалась, когда ты в меня выстрелила, – удивляюсь я.

Джэкс утомленно вздыхает:

– Ты в порядке. Теперь иди одевайся.

– Зачем?

– Потому что Ноль уже поднимается, чтобы встретиться с тобой.

Это останавливает мои саркастические комментарии. Мысль о том, что Ноль зайдет в мой номер, вызывает во мне приступ страха, и прежде, чем Джэкс успевает сказать еще хоть слово, я бегу в ванную.

– Я быстро, – бормочу я.

В шкафу я нахожу аккуратно сложенную одежду, которая буквально хрустит от новизны. Мне она будет немного великовата. Увидев себя в зеркале полностью в черном, вдруг осознаю, каким незнакомым все кажется прямо сейчас, как глубоко я попала в осиное гнездо и насколько велика вероятность, что из него уже не вылезти, и быстро отворачиваюсь. Жаль, что мой старый наряд запачкан кровью и пропах порохом.

Разглаживая новую рубашку, я слышу тихий стук в дверь и напрягаюсь.

– Войдите, – говорю я, испытывая странное ощущение от того, что даю разрешение войти, когда сама нахожусь здесь против своей воли.

Дверь моего номера открывается и закрывается, я слышу тихий звук шагов по ковру. Он здесь. Я делаю еще один глубокий вдох. Сердце никак не перестанет колотиться, но, по крайней мере, мое лицо выражает спокойствие.

Я шагаю к человеку, который уже сел на стул у окна и ждет меня.

5

Если быть точнее, их трое.

Джэкс стоит у стула, небрежно положив руку на рукоятку пистолета. Она кажется расслабленной, но ее серые глаза следят за мной, не мигая, и я знаю, что если бы она захотела, то могла бы выхватить пистолет и убить меня, прежде чем я успею открыть рот.

На стуле рядом с ней сидит женщина постарше, в очках. Ее волосы с серебряными прядями убраны в аккуратный пучок под стать опрятному костюму. От нее исходит легкий приятный запах духов. Женщина чем-то похожа на ученого; внимательные глаза, строгие поджатые губы, пристальный анализирующий взгляд, сложенные на коленях руки. Она сочувствующе улыбается, когда замечает, что я разглядываю ее.

Но именно третий человек, присутствие которого ощущается в комнате сильнее всего, заставляет меня замереть на месте.