Текст книги

Татьяна Лемеш
Нефелим


– Задавай свои вопросы, только медленно и по одному. Я постараюсь утолить твое любопытство.

– По одному, говоришь? Ладно, самый насущный – зачем меня сюда приволокли, и долго ли мне тут сидеть?

Тайлиэн усмехнулся:

– Это уже два вопроса.

– Хорошо, самый главный – когда ты меня отпустишь?

Немного помявшись, он ответил:

– Завтра на рассвете ты уже будешь не здесь.

Я значительно приободрилась:

– Уже лучше. Вопрос два – зачем меня сюда притащили?

Явно подбирая слова, он медленно произнес:

– Один …человек решил поучить тебя хорошим манерам и немного сбить с тебя спесь.

От возмущения я даже вскочила на ноги, забыв о вывихнутой щиколотке – и чуть не упала с обрыва:

– Да что вы о себе возомнили? То есть вы будете измерять степень моей спеси и придумывать наказания? И какие же варианты? Это тот тип такое придумал, да? Где он вообще и кто он?

Теперь уже белобрысый зажал уши руками и страдальчески возвел глаза к небу:

– Это уже шесть вопросов. На них пусть он и ответит – я не обязан расхлебывать последствия его проделок. Нефелим! – выкрикнул он в пространство, и я так и не поняла – то ли он отвечает на вопрос, то ли кого-то зовет. Я с недоумением на него уставилась, но он уже на меня не смотрел.

Ну и? Мы сидели в полной тишине. Вдруг слева налетела неясная тень, и раздался уже знакомый мне звук хлопающего паруса. Не рискуя подниматься на больную ногу, я на четвереньках быстренько заползла в пещеру и уселась поближе к стене. Такая неожиданная активность сразу напомнила об еще одной проблеме – ребра болели нещадно. Но надо спасаться, съесть-то может и не съест, а вот с обрыва сбросить – запросто. А потом скажет, что случайно получилось, не угадал с габаритами…

Я сжалась в комочек, внезапно почувствовав себя очень несчастной, почти раздетой, с больными ребрами и вывернутой ногой, да еще и в одной туфле. Интересно – с чего бы это? Обычно я не занимаюсь самоуничижением и не играю на жалости! Подняв глаза, я обнаружила, что Тайлиэн стоит рядом и странно на меня смотрит. Я вдруг поняла, что это он внушает мне эти мысли и чувства. Интересно – зачем? И тут меня осенило – видимо, он предпочитает, чтобы я вызывала у фрика-ящерки жалость, а не гнев.

Я гордо выпрямилась, насколько это возможно, стоя на одной ноге – ведь обутая стопа оказалась значительно выше. Голый тип безо всякого стеснения подошел ко мне, насмешливо глядя в глаза, потом провел большим пальцем по моим оголенным ребрам и обратился к Тайлиэну:

– Ты сможешь что-нибудь сделать?

– Да, конечно. Но я займусь этим завтра.

Я поняла, что они вообще-то обо мне и возмутилась:

– Что? Ты же обещал, что утром я уже буду не здесь!

Блондин спокойно ответил:

– Так оно и будет. Завтра ты будешь в другом месте.

– Но…

Мой наглый похититель бесцеремонно меня перебил:

– Успокойся. Ты все узнаешь в свое время.

– Что?! Успокоиться?! Да ты хоть понимаешь, что натворил? Зачем ты сорвал все мои планы, похитил меня, разодрал одежду, раздавил ребра, украл обувь и приволок в холодную сырую пещеру, откуда невозможно даже спуститься?!

Выпалив все это, я почувствовала облегчение – так нужно было на ком-то оторваться, но на Тайлиэне было не с руки – он вроде бы ни в чем не виноват… Да и боязно. А вот своего похитителя я совсем не боялась, по крайней мере, в этом его обличье. А он явно не ожидал такой реакции и удивленно моргая, меня оглядывал. Тайлиэн усмехнулся и спокойно произнес:

– Думаю, тебе лучше ответить на ее вопросы.

– Да? Ну ладно. Обувь я твою не крал, она потерялась …в пути. Одежду я не специально разорвал, так получилось… И с ребрами тоже – у меня мало практики в переносе …таких грузов.

Я разъярилась и попыталась сделать к нему шаг:

– Это ты меня, гад, грузом назвал?

Вся моя затея, призванная пристыдить или образумить похитителя, потерпела полное фиаско – каблук все-таки сломался полностью и я грохнулась на пол, вдобавок ко всему еще и стукнувшись затылком о стену пещеры.

Тайлиэн очень шустро присел рядом со мной и взявшись за мои виски, внимательно всмотрелся в глаза. Потом стал щупать место ушиба. От обиды и беспомощности у меня выступили слезы. Черт, всё против меня! Да, я слабее их физически, но в нашей обычной, цивилизованной жизни это не имело бы значения… Да еще и какие-то волшебные способности… С ума сойти, кто бы сказал, что именно со мной такое произойдет – плюнула бы в лицо и отправила в помещение с мягкими безопасными стенами. А тут самой впору туда отправляться!

Тайлиэн, видимо, думал так же, потому что уселся напротив меня и снова начал разминать мне ладонь. Голый тип присел на корточки, светя хозяйством. Я недовольно нахмурилась, а мой наладчик указал фрику головой на угол пещеры. Тот куда-то ушел, но вскоре вернулся с одеждой в руках – памятные светлые джинсы и растянутая футболка. Я задумалась – а как этот гад нес сюда одежду, если лапы заняты? На хвост надел? До сих пор массирующий ладонь Тайлиэн спокойно проронил:

– Нет, на пальцы.

Я опять начала закипать:

– Послушайте, а никак нельзя не лезть мне в голову? Это у вас в порядке вещей, да?

Тайлиэн ответил:

– Извини. При физическом контакте твои мысли на поверхности и их трудно игнорировать. Кстати, ты можешь называть его …Неф. Это лучше, чем ползучие рептилии.

Я хмыкнула, а в это время предмет наших обсуждений с недовольной миной натягивал джинсы. Прямо так, на голое тело. Н-да… Понятно, почему он такой злой и неприветливый – наверное, уже все себе там швами понатирал. А вот свою растянутую, замусоленную и бывшую когда-то белой футболку он бросил мне на колени. Тайлиэн понимающе кивнул и стал медленно и осторожно снимать мой исполосованный пиджак, а затем и остатки рубашки. Я опешила и попыталась его остановить, на что он ответил:

– Эта одежда уже не представляют никакой практической ценности – ни тепла, ни защиты от чужих глаз. Так что… – увидев под рубашкой еще и бюстгальтер, он недоуменно нахмурился и спросил – Неф?

Тот без всякого сомнения меня обнял, быстро и умело расстегнув на спине бюстгальтер. От прикосновения его горячих рук меня бросило в жар, но я взяла себя в руки:

– А белье вам чем мешает?

Тайлиэн ответил:

– У тебя ушиблены ребра. Было бы крайне нежелательно дополнительно их стягивать, тем более во сне.

– Во сне?

И только сейчас, глядя между моими собеседниками на выход из пещеры, я обнаружила, что день-то уже заканчивается! Когда же он успел пройти? Или я утром так поздно проснулась? Вот так, за болтовней, промелькнул целый день? Или я уже в помещении с мягкими стенами и мне все это снится?

Неф, до сих пор поглаживающий мои ребра, но откровенно разглядывающий пришедшую в боевую готовность грудь, сказал: