Кира Стрельникова
Любовница демона


У меня вырвался смешок – всё-таки запомнил мои сумбурные мысли тогда, в начале нашего знакомства. К чему это заявление, интересно?

– Рас… – мой голос тоже пока ещё оставался сиплым, как бы не сорвала горло от стонов. Щёки потеплели, где-то на самом дне души зашевелились остатки смущения, но быстро затихли. – Ты такие заявления делаешь…

– Ты мне принадлежишь, поняла? – снова перебил демон, крепче сжав в объятиях. – Никакому другому не отдам!

Я замерла, не смея верить этим словам. Может, я как-то неправильно понимаю Рассаэрна? Может, он что-то другое подразумевает?

– Рас, то, что ты у меня первый, ещё ничего не значит, – осторожно произнесла и тут же поняла, что ляпнула глупость.

Он демон, и наверняка это что-то значит, особенно учитывая, что по его словам, Рас тоже не может забыть меня. И судя по его удивлению этим фактом, сие явление отнюдь не является обычным для демона.

– Это значит всё! – резко заявил мой соблазнитель и продолжил уже мягче. – Арина, я не могу отпустить тебя, – его голос упал до шёпота, а ладонь медленно сместилась на талию, легонько погладила. – Но и с собой оставить… Проблематично.

О чём он? Не понимаю…

– Рассаэрн, – тоже шёпотом произнесла. – Я не понимаю тебя…

– Я сам себя не понимаю в последнее время, – знакомое раздражение в хрипловатом голосе, и я приподняла голову, посмотрев ему в глаза. – Ты должна была исчезнуть из моей жизни, Арина. После той встречи. Но ты не испугалась, – его палец коснулся моих приоткрытых и опухших от сумасшедших поцелуев губ и обвёл контур – кожу словно закололи тысячи иголочек. – Ты заставила меня… почувствовать что-то тогда. Я думал, избавлюсь от тебя, и от этого тоже, но… – Рассаэрн медленно улыбнулся, раздражение из его голоса исчезло к моему лёгкому беспокойству. – Оно не проходило. Оно не давало мне спать, заниматься делами, всё время хотелось знать, где ты и что с тобой, я постоянно вспоминал, с каким восторгом ты тогда отдавалась мне, Ариша, – тут я снова покраснела и отвела взгляд, губы тронула немного смущённая улыбка. Рас потянулся ко мне, нежно поцеловал, и моё глупое, женское сердце забилось сильнее, грудь защекотала непонятная радость. – Я все эти недели сопротивлялся, не поддавался, пытался избавиться от этой привязанности к тебе. Так не должно было случиться, – низкий голос завораживал, заставляя прислушиваться к каждому слову, впитывать его, запоминать. – Но случилось. И я понял, ты нужна мне рядом, я должен ощущать тебя, видеть, прикасаться, а не только чувствовать. Ариша, Ариночка, сладкая моя девочка, что ж ты со мной сделала? Кто ты такая, откуда взялась на мою голову? – ещё один лёгкий поцелуй, от которого по телу прокатилась волна дрожи.

– Ничего… – беспомощно отозвалась я, даже не пытаясь разобраться в ворохе эмоций, охвативших после его слов. – Ничего я не сделала, Рас… Я просто жила в этом городе…

Снова поцелуй, бесконечно ласковый, мягкий, его язык поглаживал мои губы, не пытаясь проникнуть внутрь, словно извиняясь за недавнюю страсть. И в этой ласке растворились остатки тревожных мыслей, вспугнутые малопонятными словами Рассаэрна. Если я ему нужна…

– Я не отпускаю то, что моё, – продолжил он и медленно уложил меня на сиденье – прямо на снятое пальто, – наклонился низко-низко. Я забыла, о чём думала всего несколько мгновений назад, утонула во взгляде чёрных глаз. – А ты стала моей, Ариша, после той встречи мы связаны, я это чувствую… Как тебя, твои мысли, твоё настроение, сколько бы километров между нами ни лежало…

Удивительно, но тело с готовностью отозвалось на неторопливые ласки моего демона, словно и не было огненного шквала эмоций всего несколько минут назад. Я таяла под его поцелуями, спускавшимися постепенно всё ниже, от медово-золотистой нежности кружилась голова и поджимались пальцы на ногах.

– Я придумаю, что делать, Ариночка, обязательно, – от его слов в животе запорхали невидимые бабочки, и губы сами расползлись в счастливой, глупой улыбке. – Сладкая моя…

Его дыхание защекотало кожу на животе, а ладони властно раздвинули ноги. Едва поняв, что Рассаэрн собирается делать, я испуганно вздохнула, приподнявшись на локтях, и попыталась сдвинуть коленки обратно. Это… это слишком… Да, он это уже делал, только… Чёрт, я не соображала тогда!.. Конечно, мне не позволили, ладони Раса удержали мои колени. Я сглотнула и крепко зажмурилась, откинувшись обратно на сиденье. Он всё равно сделает так, как хочет. И я ведь знаю, как это волшебно, какое пронзительно-острое наслаждение, когда там прикасается его язык, а не пальцы. Осознание этого нехитрого факта придало смелости, и я запустила пальцы в волосы Рассаэрна, сдавшись на милость вновь проснувшихся желаний. А он не торопился, ласковые прикосновения языка вокруг заветного местечка дразнили, разжигая тлеющие угольки страсти. Вскоре я уже изгибалась навстречу умелому рту, металась по сиденью, стонала и умоляла прекратить восхитительную пытку удовольствием и уже приступить к главному. Чувствительный бугорок налился жаром и болезненно пульсировал в ожидании прикосновений, и мой демон сжалился. Его горячие губы приникли к моему жаждущему лону, я негромко вскрикнула и зажмурилась до разноцветных кругов перед глазами – тело словно молния пронзила, меня аж тряхнуло от накрывшей волны ощущений.

Когда сильное тело Рассаэрна прижало к сиденью, я с готовностью обвила его ногами, подалась вперёд, желая быть как можно ближе, ощущать его как можно глубже. И снова водоворот эмоций и чувств, только не сшибающий с ног и сбивающий дыхание, а мягкий, окутывавший, словно туман, проникающий в каждую клеточку. Оставлявший пронзительно-нежное ощущение странного счастья, несмотря на множество непоняток и неясностей между нами. Мой демон. А я – его женщина. Рас любил меня неторопливо, со знанием дела подводя к пику, не давая раньше времени достигнуть волшебной грани, и тем слаще был миг освобождения, когда я забилась в руках Рассаэрна, снова и снова сотрясаемая волнами наслаждения. Как мне хорошо…

Не знаю, сколько прошло времени, когда лимузин остановился около моего дома. Я устала настолько, что хотела только в душ и спать, ныла и тянула, казалось, каждая мышца в теле. Мой демон осторожно коснулся губами моего лба – я дремала у него на плече, уже полностью одетая, – и тихо сказал:

– Приехали, Ариша.

Мысли походили на вату, такие же клочковатые и неопределённые. Я молча кивнула, сонно моргнув, подождала, пока Рассаэрн выйдет и откроет передо мной дверь, и покинула такой тёплый и уютный салон лимузина, где провела несколько совершенно восхитительных часов. Рассаэрн проводил до подъезда, мы остановились, и я только открыла рот, чтобы попрощаться – мысли пригласить его в мою скромную однокомнатную квартирку не возникло, – как оказалась в крепких объятиях, прижатая к стене. Тихо ойкнула, сердце радостно подскочило к горлу, а ладони сами легли на плечи Расу. В чёрных глазах мелькнул довольный огонёк, мой демон мягко усмехнулся и наклонился к моему лицу.

– Отдыхай, я приеду за тобой, – он вдруг прищурился, во взгляде зарделись знакомые багровые искры. – И не смей больше ни с кем знакомиться, поняла?

Я послушно кивнула, даже не подумав возражать. Да зачем мне кто-то другой, боже, и всё равно, что Рассаэрн демон, что я ничего почти о нём не знаю кроме того, что он живёт за городом и занимается каким-то бизнесом. Всё моё существо тянулось к нему вопреки здравому смыслу, и сопротивляться этому притяжению я больше не могла. Рас запечатал рот требовательным, грубоватым поцелуем, потом отпустил, отступив на шаг. Одарил ещё одним долгим взглядом, развернулся и направился обратно к лимузину. Я проследила, как машина отъехала, и тихонько хихикнула: представляю, что будут соседи говорить, если кто увидел, как я выхожу из такой шикарной тачки. Ну и ладно, сплетни меня сейчас волновали меньше всего. Рас… Он сказал, что приедет. Улыбка стала шире, а в груди разлилось странное тепло: почему так случилось? Он… он же почти изнасиловал, напугал… А сейчас вёл себя совершенно по-другому. Почти как обычный мужчина.

Подавив зевок, оставила размышления на свежую голову, поднялась к себе, и бросив сумку на тумбочку, направилась в душ. И только уже свернувшись калачиком под одеялом, засыпая, поймала за хвост мысль: я так и не спросила, почему он разозлился, узнав, что мужчина из кафе знает моё имя.

Утром, когда пришла на работу, первое, что услышала:

– Ой, Ариша, ты прямо светишься вся! Влюбилась никак? – ехидно поддела меня Катерина, напарница.

Влюбилась?.. Неужели?.. Всего две встречи и уже любовь? Да, но зато какие встречи… Так, Арина, возвращаемся с небес на землю, ты на работе.

– Да ну что ты, – отмахнулась я, но предательски покрасневшие щёки выдали с головой. – Мне и знакомиться с мужчинами некогда…

– А чего краснеешь тогда? – Катя хихикнула. – Как его зовут? Кто он? Красивый, а? Ария-и-и-ин, ну расскажи! Где вы познакомились?

Вряд ли поверит, если про демона расскажу. А врать я не умела и легенду нашего с Расом знакомства не продумала. Вообще не планировала, что кому-то придётся рассказывать, мда. До сего дня, когда от Раса ни слуху, ни духу не было, у меня получалось делать вид, что всё в порядке, только разве что грустная ходила. Но на вопросы Кати отделывалась ответом, что за маму переживаю. Её за эти несколько недель только на выходные и отпускали домой, и то, не на каждые.

– Давай потом как-нибудь, ладно? – я немного виновато улыбнулась Кате и, собрав с полок сданные и проверенные на предмет карандашных пометок книги, поспешила к дальним стеллажам, расставлять.

Катерина как клещ, вцепится – не отстанет. А моя личная жизнь почему-то очень её волновала, она всё сокрушалась, что к двадцати семи у меня ещё нет не то, что мужа, просто мужчины. То, что мне это особо и не надо, её, похоже, не трогало. Совсем близкой подругой я Кают не считала, но несколько раз в месяц мы сидели, пили кофе недалеко от работы и болтали.

Рабочий день шёл своим чередом, студентов было не так чтобы очень много, сданных книг – тоже. Поработала с каталогом, посидела за компом, и то и дело ловила себя на том, что кошусь на телефон. Однако он молчал. А я не решалась первая дать о себе знать, хотя воспоминания вчерашней незапланированной прогулки в лимузине то и дело будоражили сознание. С другой стороны, с чего я взяла, что Рассаэрн будет, как мальчишка, названивать и посылать сообщения? Только потому, что по его словам, я не выхожу у него из головы, и он нормально работать не может? Так, сказать можно всё, что угодно… Может, он удовлетворил вчера желание, да и снова успокоился на пару недель? О том, что Рас может слышать мои размышления на расстоянии, я тогда даже не вспомнила… Тихонько хмыкнула, сунула мобильник в сумку и выкинула из головы лишние мысли. Никто мне ничего не обещал, между прочим. Ну сказал, что заедет, так ведь не уточнил, когда именно. И вообще, кто я, и кто он. Однако настроение оставалось приподнятым, и улыбка время от времени касалась губ.

Вечером, когда вышла с работы, около проходной ждал сюрприз: знакомый чёрный джип, за рулём которого сидел Гена.

– Садись, – кратко бросил он, едва я поравнялась с машиной.

Молча выполнила просьбу и устроилась на переднем сиденье. Интересно, он принципиально не здоровается? Или у него такая манера общения со всеми?

– Домой? – так же отрывисто осведомился он, и я кивнула. – Хорошо, – Гена помолчал, пока мы выезжали на дорогу. – Шеф просил передать, его несколько дней в городе не будет, – произнёс он через некоторое время. – Он ночью уехал. Как вернётся, позвонит.

Я покосилась на собеседника.

– Ну, я не просила отчитываться, где он и что с ним, – осторожно ответила, пока не зная, как себя держать с Геннадием. – Я ему никто…

Мужчина повернул голову и несколько минут пристально изучал меня, так что я даже поперхнулась концом фразы.

– Я пока пригляжу за тобой, – как ни в чём не бывало, продолжил Гена, переведя взгляд обратно на дорогу. – Мало ли что.

Меня охватила смесь раздражения и приятного волнения: что значит, пригляжу?! Чтобы не знакомилась ни с кем, что ли?! Я же обещала, чёрт возьми, Рас мне не верит?.. С другой стороны, беспокоится… Нарвалась же на того маньяка в подъезде.

– Да не собираюсь я ни с кем знакомиться! – пробормотала с досадой, теребя замочек на сумочке.

Гена хмыкнул.

– Помолчи, а, – отозвался он. – Не планирую таскаться за тобой хвостом. Сказал же, просто пригляжу, а не сторожить буду.

До дома мы доехали молча. Занимаясь ужином, я позвонила маме, узнала, что у неё всё более-менее хорошо, и даже какие-то анализы сегодня лучше. Да и голос звучал бодрее, чем пару дней назад. Может, всё-таки её состояние улучшится настолько, что выпишут? Хорошо бы, я очень соскучилась по маме. Единственный родной человечек, и между нами никогда не было особых разногласий, несмотря на то, что жили вместе. Я маму любила, и она меня тоже. Поев, посидела перед телевизором, параллельно лазая в инете, и около двенадцати легла спать. Когда уже почти нырнула в страну сновидений, телефон мурлыкнул, оповещая об смске: «Спи, моя Ариша. Скучаю, целую, скоро буду». Ой. Покраснела, разулыбалась, тихо вздохнула и закрыла глаза, почти сразу уснув.

Несколько дней всё было тихо и спокойно, Гена пару раз подвозил на работу и с работы, мы попили с Катькой кофе, и я выдала ей наспех сляпанную историю о знакомстве с мужчиной, который подвёз от метро, когда от мамы возвращалась вечером. Катерина удовлетворилась, не став настаивать на личном знакомстве и не выпытывая подробностей, как же я решилась сесть в машину к незнакомому мужчине. Я удачно ввернула, что сейчас Руслан уехал по делам в командировку. А что, не соврала ведь, так? Он, кстати, ещё пару раз писал, что скучает и хочет видеть. И ещё кое-что, крайне неприличное, но очень приятное, лично для меня. Я краснела и улыбалась, и с нетерпением ждала, когда же приедет мой демон. В душе расцветали цветы и пели птицы, несмотря на позднюю осень на дворе…

Дня через четыре я, как обычно, вышла через проходную в половину шестого вечера – дул прохладный ветер с Невы, срывая последние листья с деревьев, в воздухе уже чувствовался тонкий запах зимы, и хотелось поскорее домой, в тепло и уют комнаты. Подняв воротник пальто, я засунула руки в карманы и поспешила вдоль высокой железной ограды, высматривая машину Гены. Джип стоял, только почему-то белый и с тонированными стёклами. Я остановилась и нахмурилась, потом пошла дальше, к переходу. Раз Гены нет, поеду на метро. Неожиданно дверь со стороны пассажирского сиденья распахнулась, и смутно знакомый голос произнёс:

– Привет, Арина.

Я вздрогнула. Не может быть! Как он узнал, где я работаю?! На меня смотрели серые глаза давешнего незнакомца из кафе, о котором я и не вспоминала всё это время. Мужчина улыбался, открыто и дружелюбно, а у меня почему-то ёкнуло под ложечкой. Странно всё это. Арин в Питере множество, как он вычислил именно меня?!

– Садись, поедем, кофе попьём, – просто предложил он.
this