Сергей Ходосевич
Наша осень. Проза. Издание группы авторов под редакцией С. Ходосевича


Охранники загоготали. «Пора», – подумала Златея. Проведя нехитрую манипуляцию руками, она прошептала заклинание. Факелы тут же вспыхнули, над курильницами начал подниматься дымок.

– Это что за!.. – вскричал один из охранников, оборачиваясь. Увидев Златею, он вскинул самострел и нажал на спусковой механизм. Просвистев в воздухе меньше секунды, болт попал девушке прямо в сердце. Её туника обагрилась кровью, а девушка рухнула рядом с алтарём.

– Нет! – закричал Антон, ударив охранника локтем в висок, отчего тот обмяк и свалился на пол. Не оставляя второму охраннику времени реагировать, юноша молниеносно кинулся к нему, схватился за арбалет, сделав подсечку. Охранник стал падать, а воин рывком выдернул оружие у него из рук и выстрелил во врага.

Расправившись с охранниками, Антон подбежал к Златее, упал перед нею на колени, приобнял её, бормоча:

– Нет, нет, так не должно быть, этого не может быть… Глупая! Ну почему ты меня не послушала?

Поглощённый своим горем, юноша не заметил, что время, казалось, остановилось, воздух наполнился запахом цветов, а всё вокруг заволокло бледно-розовой дымкой: в платье, словно сотканном из лепестков роз, у алтаря появилась Кермина. Богиня подошла к Антону и положила руку ему на плечо. Он вздрогнул и поднял голову.

– Ты можешь её вернуть? Она ведь твоя верная последовательница.

– Да, могу, – ответила Кермина.

Её голос звенел переливом колокольчиков.

– Я могу её вернуть, – повторила она, – но ты должен чем-нибудь пожертвовать для этого.

– Всё что угодно! – воскликнул юноша. – Моя жизнь, моя душа… Забирай всё, что хочешь, только верни её!

– Мне не нужны ни твоя жизнь, ни твоя душа. Отдай мне свою любовь.

– Моя любовь… – Антон наклонился и поцеловал девушку. – Я согласен.

Резкий вдох. Златея открыла глаза. Её ослепил яркий свет, лившийся отовсюду. Спустя секунду она услышала музыку и смех. Девушка растерянно огляделась и с удивлением поняла, что находится в бальном зале. На ногах её, поблёскивая изумрудными пряжками, красовались изящные туфельки, а зелёная туника без единого пятнышка подчёркивала стройность фигуры. Она стояла, смущённая, ничего не понимающая. Ведь последнее, что она помнила – свист летящего арбалетного болта и жгучую боль в груди. Тут она увидела, как в зал входит ОН…

– Антон! – закричала она, бросившись к нему через весь зал, спотыкаясь и наталкиваясь на танцующие пары. – Антон!

– Простите? – вопросительно поднял правую бровь юноша. – Я имел честь быть вам представлен, прелестница?

– Ты… ты разве не помнишь? Ведь мы… ты… – растерянно бормотала Златея.

Он смотрел на неё, ожидая внятного ответа, в его глазах плясали смешинки, а на щеках играли ямочки.

– Кажется, я должна вам танец, тан, – сказала девушка, с трудом взяв себя в руки.

– Увы, такого я не помню. А вас вряд ли возможно забыть.

– Да, да, вы правы, тан, я ошиблась. Прошу прощения. – Златея потупила взгляд.

– Не извиняйтесь, прелестница. Не стоит так переживать. Мы можем исправить это недоразумение. Прошу вас. – Антон протянул девушке руку, приглашая на танец.

– Нет-нет, не стоит. То есть, может, позже, – ответила она.

– Что ж, если передумаете, я буду здесь. – И он вошёл в круг танцующих.

– Спасибо, – прошептала Златея.

По её щеке скатилась слеза.



За дальним от входа в таверну столиком сидела девушка в красных кожаных доспехах и поигрывала небольшим кинжалом с выгравированной на рукоятке семиконечной звездой и изогнутым лезвием, вдоль которого время от времени загорались и гасли руны. Перед ней на столе стояла опустошённая на две трети кружка тёмного пива. Малочисленные посетители таверны косились в её сторону, шептались и, выпив кружку-другую эля или вина, спешили домой.

На вид девушке было лет двадцать. Её светлые волосы были коротко острижены, а некоторые прядки выкрашены в красный цвет. В её карих глазах время от времени вспыхивали алые огоньки.

Открылась дверь, и в таверну вошли трое: купец в расшитой золотом и драгоценными камнями одежде и двое в железных кирасах по бокам от него (видимо, охрана). Купец, осматривая таверну, остановил свой взгляд на странной девушке с кинжалом и быстрым шагом направился к ней. Подойдя к её столику, он спросил:

– Ирэн Огненная?

Девушка подняла на него глаза, как бы говоря: «Да, это я. А тебе чего надо?»

– Я – Вадор, купец, хочу нанять тебя.

Он снял с пояса увесистый мешочек и положил на стол, затем сел и продолжил:

– Я хочу владеть кинжалом Малари. Здесь, – он указал на мешочек, – пятьдесят золотых.

– Ты уверен, что хочешь этого? Всё ли ты знаешь об этом кинжале?

– Да, я абсолютно всё знаю о нём. И он мне нужен.

– Хм, – усмехнулась девушка. – Многие так говорили. И с тех пор их больше никто не видел.

– Я – не многие. Мне нужен Малари и его кинжал. А так как демона может вызвать только демонолог, поэтому я нанимаю тебя, лучшего из лучших.

– Ну что ж, будь по-твоему. Встретимся в полночь на окраине города у заброшенного капища. Приходи один. Если замечу охрану или ещё кого…

– Да-да, я понял, приду один, – поспешно заверил её купец.

Девушка встала, одним махом осушила кружку пива, зацепила мешочек с деньгами за пояс и вышла из таверны.

В полночь, когда купец пришел в указанное место, у Ирэн Огненной всё было готово для вызова демона. В углах очерченного кругом семиугольника стояли зажжённые красные свечи, а из курильницы поднимался тонкий дымок, разливая по ночному прохладному воздуху аромат благовоний.

– Не передумал, купец? – спросила она.

Тот мотнул головой.

– Тогда приступим.

Купец кивнул.

– Ты, похоже, дар речи потерял, купец.

– Главное, чтобы мои пятьдесят золотых не пропали даром.

Ирэн хитро улыбнулась.