Сергей Ходосевич
Наша осень. Проза. Издание группы авторов под редакцией С. Ходосевича


– Тш-ш-ш. – Воин приложил палец к её губам.

– Антон… – снова проговорила девушка с паникой в голосе и указала рукой в сторону.

Юноша проследил за её рукой и увидел мышь. Ещё немного – и она пробежала бы по их ногам. В этот момент кто-то остановился рядом с их укрытием. Златея уже готова была закричать, но Антон накрыл её рот своими губами. Девушка напряглась, но уже через мгновение отвечала на поцелуй. Вскоре шаги возобновились и стали удаляться, пока не стихли совсем. Тогда Антон отпустил девушку.

– Извини, – сказал он без тени смущения. – Я решил, что закрывать тебе рот рукой будет несколько грубо.

– Ни… ничего, – ответила Златея, пытаясь восстановить дыхание. – Я… я понимаю.

– Итак, мы в подвале у стены, открывающей потайной ход, – кивнул Антон. – Куда теперь?

– Сюда, – сказала девушка и нажала на один из камней в кладке стены.

Поднявшись по лестнице на три этажа, молодые люди оказались в большом зале.

– Где мы? – спросил Антон.

– Это старый танцевальный зал. Когда строили этот ход, зал закрыли, чтобы лестница в башню не была обнаружена.

– Ну да, какой же получится потайной ход, если его можно легко обнаружить.

– Именно, – кивнула Златея. – Идём дальше.

– Подожди. Ты говоришь, это танцевальный зал?

– Да.

– Ты должна мне танец. – От его лукавой улыбки на щёках заиграли ямочки.

– Сейчас? – Девушка удивлённо вскинула брови.

– Именно сейчас. – Антон взял Златею за руку и увлёк за собой. – Представь, что звучит музыка, мы танцуем, кружимся, кружимся, кружимся…

Златея хотела возразить, но голос Антона был таким манящим. Она закрыла глаза и попыталась представить бальный зал, сверкающий от множества огней и наполненный звуками лютни и флейты. Они танцевали, подхваченные музыкой, слышимой только им. И, казалось, в мире больше ничего и никого не существует: только они, и музыка, и танец…

Прошло несколько минут, и юноша остановился.

– Прости, я не знаю, что на меня нашло. – Он провёл рукой по волосам.

Златея открыла глаза и вздохнула, слегка разочарованная тем, что момент волшебства исчез.

– Ты, похоже, не раскаиваешься, – улыбнулась она.

– Ты права – не раскаиваюсь. – Антон улыбнулся ей в ответ.

– Нам надо идти.

– Да. Вперёд!

Взявшись за руки, они продолжили подъём в башню.

– За той дверью находится алтарь, – выглядывая из-за угла, шептала Златея. – Возле алтаря – два факела, над факелами – курильницы с благовониями, особая смесь. Эти благовония – своего рода молитва богине. Когда факелы зажжены, Кермина появляется каждый раз, когда к ней взывают. Но если огонь не горит, богиня не услышит молитв и не появится.

– У двери нет охраны, – сказал юноша, выглядывая из-за угла поверх головы Златеи. – Видимо, она внутри. План такой: я захожу внутрь, сначала отвлекаю охранников, потом нейтрализую их и впускаю тебя. Дальше – твой ход. А… эм… У тебя есть чем зажечь факелы?

– Я владею магией, я же жрица. Но…

– Но что? У тебя есть другие предложения?

– Ага, – кивнула Златея. – Видишь вон ту дверь слева?

– Да.

– Там маленькая комнатка, в которой нет ничего, кроме балкона. Я могла бы по нему перебраться к алтарю…

– С ума сошла?! К чему такие сложности? Охранники, завидев тебя, церемониться не будут. Ты ведь можешь пострадать!

– Главное – зажечь факелы. Остальное не имеет значения.

– Очень даже имеет! Твой план глупый! Поэтому будем действовать по моему плану. Я захожу, обезвреживаю охранников, затем ты зажигаешь факелы. Всё просто. Главное, дождись, когда я тебя позову.

– Но как ты отвлечёшь охрану? Ведь мы даже не знаем, сколько их там.

– Как я отвлеку охрану, это моя проблема. А сколько их там, сейчас узнаем. – Антон направился к двери.

– Антон, стой!

Но воин уже открыл дверь. Златее пришлось спрятаться за угол и замереть.

– Уф, ну и высоко же забралась Кермина, а, двойняшки? – произнёс юноша так, будто запыхался.

– А ну, стоять! Кто таков! – крикнул один из охранников, вскидывая арбалет.

– Тише, ребятки, тише, я свой. Встретил тут парочку ваших, они рассказали мне о том, что здесь творится. Я и предложил свою помощь. Уж больно по нраву мне Кернор. Как он круто за других богов взялся, а? – с усмешкой сказал он.

– По нраву, говоришь? – спросил второй. – Ну-ну. А здесь-то что забыл?

– Так ищут они жрецов двоих, арбалетчики вы мои, никак не найдут. Вот послали к вам предупредить, может, кто попытается пробраться к алтарю.

– Дык мы для энтого тут и поставлены. Что ж, похоже, ты и впрямь свой. Ну заходи уж, – сказал второй охранник.

– Благодарствую, – сказал Антон и вошёл внутрь, закрыв за собой дверь.

«Значит, там двое арбалетчиков. Странный выбор оружия для защиты алтарной комнаты! Интересно, кинжалы у них тоже есть? – подумала Златея. – Прости меня, Антон, но я не намерена ждать». – И девушка решительно устремилась к каморке с балконом.

«Я почти перебралась. Надеюсь, Антон отвлечёт их настолько, что я смогу зажечь факелы», – думала Златея, осторожно ступая босиком по перилам балкона. Туфельки она оставила в каморке, чтобы легче было перелезать через перила. Через минуту она была уже на месте. Ей был виден и алтарь, и потухшие факелы, и охранники, стоявшие к ней спиной, и Антон, рассказывающий что-то весёлое и увлекательное. Девушка тихо-тихо, стараясь не производить никакого шума, спустилась с перил на пол и подкралась к алтарю.

– А я ему и говорю: ты перед битвой ушки свои острые срезал бы, а то грозу обещают, вдруг молния попадёт, – рассказывал Антон.