Текст книги

Василий Львович Попов
Власть аномалии


–Понимаю, – заспешил Вьюн. – Мне такие неожиданности самому ни к чему. На моей практике это первый подобный случай. – Вьюн оглядел лесные массивы, темнеющие со всех сторон. – Ну что ж, тогда надо начинать! Да и давненько не стреляли?

Вьюн толкнул в плечо Густава, и рыжая борода разомкнулась, показав ровные зубы и выпустив заразительный хохот наружу.

–Что есть, то есть…

Его люди, услышав смех начальника, переложили вес тел, сменив опорные ноги, но выражения лиц не поменялись.

"Воины!"– подумал Вьюн.

–Это хорошо, что у ребят личная мотивация: не дрогнет рука! – Густав кивнул, а Вьюн продолжил:

– Только ведь и это не сафари – тяжелая и серьезная работа. Предстоит короткий инструктаж, выбор тактики и полное подчинение.

–Для этого мы здесь и есть! – без тени сомнения заявил Густав.

Выслушав работников "объекта 57"– сборную солянку, объективного вывода Вьюн сделать не смог: преувеличение обстоятельств и паника их вторых половин брали верх над действительностью. Трезво поразмыслив, он предложил план операции, определив по услышанному точки возможного появления "клыкастых хищников". К некоторым из домов, которые не окружал плотный лес – так, перелески, – волки могли подойти, только находясь в диком отчаянии или уходя от преследования. Несколько хозяйств находились в непосредственной близости к лесу. Туда Вьюн и намеревался отправиться в последнюю очередь, изрядно потаскав "экспедицию" по сугробам. Парни Густава "съели" его план с таким видом, словно эта стая для них сто первая. Но обойдя половину намеченного, не найдя и следа от бешеной собаки, Густав и команда выглядели изрядно измочаленными в свете галогеновых фар. На очередном привале пар валил от них, как от загнанных лошадей, пот струился по лицам, исчезла безжалостность во взглядах. Только Густав, вторя движениям егеря, держался, но уже утратив веселость.

Вьюн, раскурив трубку, пытался вспомнить фамилию Ивана, заведшего врага в лес, чем, соответственно, и погубив. Султанин… Суданин… Сусанин!

Активность проявил Густав, предложил план: "Всем отдохнуть, перекусить, восстановить силы и ближе к ночи, разделившись на группы, отправиться к оставшимся домам, тем более, что в одном живет жена хорошего знакомого, чей муж волнуется не меньше всех нас".

"Ого! Кто этот мистер Х? Не муж ли симпатичной девчонки, что владеет конюшней, оставшейся после смерти первого мужа – жокея, чья смерть показалась Вьюну ребусом из-за потерявшегося следа, со слов газетчиков. Что ж, девочка и так пострадала, просто необходимо помочь!"

–Перед бедой все равны, – сказал он вслух. – А восстановление нам не помешает, это факт!

–Ребята поедут и поищут еще что-нибудь из снаряжения, а мы с вами…– Густав лишь секунду смотрел в глаза Вьюну, – заедем ко мне: жена ждет на ужин.

–Почему нет? – пожал плечами егерь.

На машине Густава с эмблемой, символизирующей безопасность, они двигались, выхватывая светом фар из темноты причудливые снежные торосы, "растущие" по краям дороги и бросающие уродливые тени. Мимо снежных опушек, прорисовывающихся в лесных массивах.

–Еще год назад списали старые снежные мотоциклы, – услышал Вьюн голос Густава, – а новые должны вот-вот привезти… – В голосе слышалось недовольство, высказываемое руководству. – Как только забили тревогу, только тогда…– И тут же, словно оправдывая и начальство, и себя: – На объекте видеонаблюдение, а вокруг территории дорога идеальна…

Егерь понимающе молчал, не прерывая монолога: " ЧП – волки, живущие неподалеку от людей, они никогда не переходили границ, как, впрочем, и люди не покушались на их свободу и жизнь… Разве что в момент превышения популяции, но когда это было… Что случилось? Может, все-таки Лютый?"

–Вот и мои апартаменты.

Вьюн увидел резной забор. Низкий и не слишком прочный, скорее, декоративный. "Такой забор Лютый перескочит прыжком с места, теперь понятно волнение людей!"

–Только по дорожке!

И хозяин повел егеря по тропе, отмеченной карликовыми голубыми елками, освещаемой фонариками, к крыльцу большого дома.

–Капканы. – Густав открыл дверь, из-за которой пахнуло ароматом мяса и приправ. – Моя хозяйка не теряла времени зря. Моя опора. Как ее не охранять от волков?!

–Это точно! – Вьюн вошел в натопленный дом.

Через час они прибыли на место, согретые ужином и кофе с коньяком. Ребята выглядели посвежевшими и готовыми к работе. У двоих – термоса, привязанные к ремням униформы. Еще один парень вытащил из машины удивительные вещи – снегоходы. В прямом смысле слова пластиковые пластины с отверстиями в виде ромбов и ремнями креплений.

–Артур, что это? – удивился Густав.

–Нашел на чердаке, – улыбнулся в ответ парень с веснушчатым лицом. – Остались от отца.

–Молодец! – похвалил его начальник. – А?

Вьюн, взглянув на раритет, подергал ремень.

–Один-ноль в нашу пользу!

На коротком "брифинге" распределили роли: восемь человек, разбитые на две группы, держась на связи, обойдут возможные места появления зверей. При обнаружении следов устроят засады, при обнаружении волков – стрельба на поражение.

Два последних частных участка в пяти километрах друг от друга. Владения углублялись в лесной массив на несколько километров. Единственные пути сообщения – лесные дороги. На одном из поворотов Густав, притормозив, указал на владения, силуэт которых в черной мгле казался макетом, выставленным на белом снегу. Территория в виде подковы заполнена постройками. Сама подкова была освещена точками света, закругленная часть ее вплотную примыкала к темному, дикому лесу, который щетинистым горбом уходил вдаль за горизонты. Чуть левее поместья – силуэт Горы, от которой веяло мистикой. Над всем этим висела огромная и не дающая света блекло-желтая с серыми пятнами луна.

–Загадочное место, что ни говори, – Вьюн по-своему понял кивок Густава.

–Да, – вздохнул Густав. – Здесь и живет молодая леди, о которой беспокоится ее мужчина. Кстати, многому в плане финансирования в районе мы обязаны именно ему.

–Тогда мы обязаны ему помочь, чего бы нам это ни стоило. Да и район здесь непростой, насколько я помню, подъем этот скалистый, – и взглянув в глаза Густаву, продолжил: – Возьмем это местечко себе – мы и еще двое ребят. Второй дом – там низина, парни справятся.

Густав, согласившись, крякнул и отдал распоряжение по рации. Одна из машин, мелькая огнями, ушла вправо.

–Ребята с Артуром будут там, при необходимости придут к нам на помощь. – Густав повернул в сторону владений.

Через четверть часа они стояли возле высокого забора, фонари давали достаточно света. Расчищенная площадка возле ворот позволяла разместиться еще десятку автомобилей. Повсюду хищно торчали камеры наблюдений.

–Мы будем работать…

–Здесь предупреждены обо всем! – опередил его Густав.

Опробовав с ребятами снегоступы, он весело крикнул осматривающему местность Вьюну:

–А они держат!

–Ну и славно…– усмехнулся егерь и, закидывая карабин на плечо, направился к ним.

Проверив фонарь, Вьюн надел чудо-средство. Амуниция, которую помнил из детства: такие надевал ему отец, не доверяющий бесконтрольным перепадам сыновьей силы. До подножья лесного подъема метров триста. Пробуя на эффективность снегоступы, Вьюн прошел вперед и остановился, дожидаясь остальных. Вся группа выстроилась с решительными лицами. Вьюн хотел произнести что-то напутственное, но Густав его опередил:

–Да поможет нам бог!

И, словно в ответ ему, раздалось сверху, разносясь гулким эхом:

–Кар, кар! – И еще более протяжно: – Ка-а -а -р…

Вьюн вздрогнул, и мурашки скользнули по телу в районе шеи. Он взметнул вверх фонарь, включая его в движении, но не смог поймать лучом света источник звука.

–Тьфу ты! – выругался кто-то из парней Густава за его спиной.

–Плохой знак?