Текст книги

Купава Огинская
Ловец солнца


– Ладно. – Ева устроилась удобнее и задумалась, покусывая ноготь на большом пальце. Она не сразу решила, с чего следует начать. – В детстве я очень хотела собаку, но понимала, что мне не разрешат ее завести, поэтому подкармливала бездомных…

Кайден оказался хорошим слушателем. Он не перебивал, изредка кивал и выглядел заинтересованным. Посмеивался, когда Ева рассказывала что-то забавное из своего достаточно светлого детства, нахмурился, когда веселые истории закончились. Ева рассказала обо всем. Ей нечего было скрывать или стыдиться.

Отвлеклась она от рассказа, когда за окном завыл ветер.

– Снежный буран начался, – тихо сказала Ева. Сердце ее застучало быстрее.

– У нас есть несколько часов, – отозвался Кайден. – Ты еще успеешь рассказать, как часто нарушала закон своего мира. Интересно, Яхве знает, что призвал для меня преступницу?

– Я не преступница! – возмутилась Ева не очень уверенно. Она понимала, что, если бы во время своего саморазрушения была взрослой или полицейские не ленились возиться с бумажками, ее непременно посадили бы. Но Еве повезло. – Просто немного запуталась. В любом случае я перестала нарушать закон…

За дверью в узком проходе послышался шум.

– Разве сейчас не время ужина? – спросила Ева. Она проспала завтрак и обед и уже начинала чувствовать голод. – Нам не стоит подкрепиться?

– Стоит. Кто знает, куда нас забросит дальше.

***

Пассажиры были спокойны и расслаблены. Ева тоже старалась справиться с волнением. Напоминала себе, что умерла уже трижды и ничего страшного в этом нет, но понимала, что врет.

Нестрашно становилось после, когда смерть оставалась позади, а она находилась в безопасности в купе и переводила дыхание. Но сейчас сидеть в удобном кресле, ждать свой заказ и не нервничать, понимая, что это буквально ее «последняя трапеза»*, не выходило.

_______________

Последняя трапеза (последний ужин) – особая еда, которую получает приговоренный к смертной казни незадолго до приведения приговора в исполнение.

_______________

Ева прикрыла глаза и постаралась выровнять дыхание. Она из всего меню выбрала какое-то невообразимо дорогое блюдо и не хотела, чтобы тревога помешала ей им насладиться.

Снежный буран усиливался. К тому времени, как принесли ужин, окно, в которое смотрела Ева, следя за огоньками небесных островов вдалеке, окончательно засыпало снегом.

Официант поставил перед ней тарелку, и Ева ненадолго забыла о том, что скоро умрет. Заказанное ею блюдо оказалось скромной кучкой какого-то гарнира, тремя ломтиками мяса и живописным росчерком соуса. За весь день она не съела ни крошки, а теперь должна была как-то насытиться… этим.

Заметив, как застыло ее лицо, Кайден вздохнул.

– Просто закажи что-нибудь еще. У тебя есть на это время.

К моменту, как состав дернулся и со страшным скрежетом затормозил, заваливаясь набок, Ева успела съесть три вторых блюда и два десерта. Доедая третий – воздушный шоколадный мусс, она лишь страдальчески простонала.

– Уже? Почему так быстро? Мне нужна еще пара минут, – проворчала она с набитым ртом и осеклась, услышав тихий смех.

Смеялся Кайден. Не ехидно и не издевательски. Это был искренний и добрый смех, неузнаваемо преобразивший его. Ева пришла в ужас, осознав, что вот такой, дружелюбный Кайден выглядит даже милым. И малодушно порадовалась, что обычно он мрачный и колючий.

Милых людей Ева боялась.

– Впервые вижу, чтобы кого-то расстраивала смерть из-за такой незначительной причины.

– Ты просто не пробовал этот мусс, он изумительный.

– Ты не поделилась.

– Мог бы заказать, – проворчала Ева.

Их вагон накренился, но пока еще опасно балансировал. Стол медленно пополз к стене, стулья завалились набок. Люди голосили и в ужасе пытались удержаться за все, что попадалось под руку.

Ева держалась за вазочку с муссом.

Кайден одним глотком допил свой кофе и уронил чашку на пол. Та покатилась по ковровому покрытию в угол.

Вагон резко дернуло вперед.

– Началось, – выдохнул он.

Вагон еще раз дернуло. Машинист, слишком поздно заметивший пролом в железнодорожном мосте, все же успел притормозить, из-за чего поезд рухнул в пропасть не на полной скорости.

Сначала сорвался тепловоз, потом один за другим начали соскальзывать вагоны.

Кайден оттащил Еву к стене и велел держаться.

Когда сорвался их вагон и люди заскользили по полу, наползая друг на друга, они остались висеть.

Снизу слышались стоны, кто-то рыдал и молил о спасении. Кто-то ругался. Сквозь рыдания и брань можно было расслышать негромкие отчаянные взывания к богам.

Вагон дернулся еще раз, утягивая в пропасть следующий. Ева чуть не сорвалась, она с трудом цеплялась за выступ в стене. Рядом висел Кайден и задумчиво смотрел вниз.

Они пробыли в воздухе еще с четверть минуты, после чего земное притяжение на несколько мгновений будто перестало существовать.

Поезд сорвался в пропасть.

Ева зажмурилась.

Кайден ругнулся.

Сначала был оглушительный грохот. Их тряхнуло и рвануло вниз.

Ева умерла сразу. Ей повезло при падении свернуть шею.

Кайден еще несколько минут лежал на телах умерших и еще умирающих – тех, кому не повезло так же, как ему. Тела он уже не чувствовал, раздавленное тоннами железа сверху, оно превратилось в кровавое месиво.

Лицо припекало от разгоревшегося огня. Спутанные рыжие волосы Евы в отсветах пламени казались медными. Они скрыли почти все ее лицо, кроме одного глаза. Открытый и остекленевший, он невидяще смотрел на Кайдена.

ГЛАВА 6. ПРОКЛЯТЫЙ ОСОБНЯК

Ева пришла в себя на полу. Она медленно села и огляделась. На столе у заколоченного окна горел канделябр на пять свечей. В камине потрескивал огонь, и на первый взгляд создавалось впечатление, что в этой комнате кто-то живет.

Но когда Ева поднялась на ноги и взяла в руки канделябр, она смогла разглядеть пыль на застеленной постели и балдахине, паутину в углах комнаты и над камином. Кресла у стола также укрывала пыль.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск