Ольга Михайловна Болдырева
Крадуш. Тёмные души

– Дитя – твой билет в нормальную жизнь. Бюджет города не сильно пострадает, если тебе купят дом на побережье в десятке лиг отсюда, в какой-нибудь маленькой и спокойной деревне, где никто не будет знать твоей истории. Добавим к этому годовое содержание, на которое наймешь служанку. Всего-то нужно потерпеть девять месяцев. И у тебя сможет появиться нормальная семья и другие, желанные, дети от человека, которого ты полюбишь. Честно, Дафна, я не понимаю твоего категоричного и негативного настроя.

Девушка скосила на меня опухшие от слез глаза и качнула головой.

– Что поделать, Кериэль, женскую натуру не изменить.

Я было собрался проворчать, что знавал женщин, которые в здравомыслии обставят сотню мужчин, но не стал углубляться в вопросы сексизма.

– Наверное, мне просто страшно, – продолжила Дафна, и я мысленно погладил себя по голове за то, что промолчал.

– Тогда обдумай все хорошенько. На одной чаше весов нормальная жизнь с чистого листа всего за девять месяцев, которые нужно провести так же, как это делают многие женщины с начала времен. На другой – невинная душа, за ее убийство тебе еще придется ответить перед Триединым, и старый-добрый «Женский дом», который ты покинешь в следующий раз вперед ногами.

– Тебе бы занять должность соблазнителя при Триаде – ни один святой не устоит, – слабо улыбнулась Дафна. – Я услышала тебя, Кериэль. Мне нужно время подумать.

– Не затягивай, пожалуйста, – я поднялся с мягкой перины, – твой образ жизни и потоки слез вредят ребенку. Не хочу заниматься его исцелением еще в утробе.

Закрывал за собой дверь я в полной уверенности, что не пройдет и пары дней, как Дафну можно будет знакомить с Карелом и проводить официальную экспертизу крови плода, чтобы подтвердить прямое родство с Ачилем Дебро.

Пройдя вверх по улице, я задержался у небольшой уличной кахвейни, расположенной на пересечении Лазурного переулка и бульвара Императора Стефана Пятого. Сегодня я остановил свой выбор на классическом черном кахве без сахара, украшенном парой листиков мяты. А в качестве сладкого дополнения к горячему и горькому напитку я взял три огромных шарика сливочного мороженого, опасно возвысившихся над хрустящим рожком и обсыпанных шоколадной крошкой.

Заодно, пока расплачивался, узнал дорогу до больницы. Идти было прилично, оказалось, что та располагается на другом конце города.

Впрочем, даже прогулка по солнцепеку не испортила мне настроения. Пытаясь съесть мороженое до того, как оно окончательно растает и закапает мне ботинки, я бодро шагал вверх по бульвару.

– Доброго дня, Кериэль!

Признаться, я пропустил момент, когда справа появилась леди Лавена Шепсит, и меня окутал теплый запах сандала. Я как раз пытался облизать пальцы, запачканные мороженым, и заметно смутился.

– Приветствую… – Я заозирался в поисках какого-нибудь фонтана, где можно сполоснуть руки.

Мне повезло, через сотню метров бульвар раздался вширь, обтекая бронзовую статую императора Стефана Пятого с сидящим на согнутом локте соколом. И стояла она на постаменте как раз посреди низкого фонтана с закругленными бортиками. В выложенной мозаикой чаше плавали карпы с интересным окрасом: по жемчужно-белой чешуе причудливо растекались оранжевые и черные пятна.

Сполоснув ладони под насмешливым взглядом леди и заодно умывшись, – коварное мороженое оставило следы на щеках и подбородке, – я предложил Лавене руку, чем она и воспользовалась, с готовностью подхватив меня под локоть.

– Дальше по пути старая кондитерская «Сестры Монфор», купи миндального печенья – Мерджим его очень уважает, – посоветовала леди.

Я даже не удивился, насколько очевидной для журналистки была моя цель, только украдкой залюбовался женщиной. Леди выглядела, как всегда, безупречно. Туго завитые кудряшки украшал обруч с несколькими каплями бирюзы – она удивительно шла голубым глазам Лавены. Смуглую кожу оттеняли бронзовые румяна и тени. Им в цвет было подобрано платье из струящегося шифона, не портящее пышную фигуру. Еще несколько капель бирюзы украшали ее открытую шею и руки.

– Ночью я не смогла присутствовать на месте взрыва. Поделишься впечатлениями?

– Карел не нашел времени пересказать случившееся? – не поверил я.

– Обижаешь, первым же делом с утра я нанесла визит лорду Киару. – Лавена совершенно неблагородно закатила глаза и скривила пухлые губы.

– Предположу, утро было ранним и Карел тебе не обрадовался? У нас выдалась сложная ночь.

– Про четыре эльфийских тела и срочную уборку в гостинице «Светлый путь» мне известно. – Леди Шепсит предупредительно понизила голос. И заметив, как я напрягся, сразу же уточнила: – Не переживай, ребята Карела все сделали чисто. Я следила за уборкой и контролировала весь процесс от и до. Кстати, мы нашли три флакона со странным содержимым и, как ты сказал, разбили их.

Я посмотрел на Лавену новым взглядом. Ее роль в происходящем и степень доверия, оказывается, были на совершенно ином уровне, чем представлялось мне ранее. Одно дело – поддерживать лорда Киара информационно, что тоже важно. И совершенно другое – руководить такими делами.

– Спасибо, – только и смог сказать.

Мы остановились у кондитерской. Перед стеклянными дверями собралась небольшая очередь из любителей сладостей «Сестер Монфор».

– Тебе что-нибудь взять? – уточнил я у Лавены, предложив ей посидеть в тени инжирового дерева, пока я стою в очереди.

– Засахаренный имбирь, пожалуйста, и большой стакан травяного чая, – с готовностью согласилась она.

Обслуживание клиентов в кондитерской было на высшем уровне, несмотря на толчею, я быстро вышел из стеклянных дверей с несколькими бумажными пакетами и высоким стаканом. Миндального печенья я даже с запасом взял – самому захотелось попробовать.

Присел рядом с Лавеной и, пока она неспешно наслаждалась чаем и сладостями, быстро пересказал ей все, что видел вчера на месте взрыва и в медицинском корпусе, и даже поделился кое-какими соображениями.

Говорить с леди Шепсит было приятно, хотя меня не оставляло ощущение, что Лавена ко всему относится как к очередному раунду увлекательной игры.

– Да, – она кивнула, и крупные сережки-кольца качнулись в такт движению, – нам всем нужно быть осторожными. Хотя бы пока не поймем, с чем столкнулись. Надеюсь, Мерджим уже провел призыв, а его ребята – вскрытие найденных жертв и результаты прояснят нам картину.

– Можно отвлеченный вопрос? – Я вдруг сообразил, что леди может знать историю дома, в котором расположился бордель. – Ты не в курсе, что было раньше на месте «Женского дома»? Я начал разбирать подвал, и некоторые находки озадачили меня, даже насторожили.

Лавена укусила имбирный ломтик и задумалась.

– Что-то такое было… темное и неприятное, да. Сразу и не припомню, увы, но могу поискать информацию, если это важно для тебя.

– Буду обязан. – Не то чтобы уж сильно, есть и поважнее вопросы, но найденные в коробках окровавленные детские вещи не давали мне покоя.

– Договорились! Передавай привет фею и спасибо за рассказ и угощения, Кериэль!

Лавена ободряюще дотронулась ладонью до моего предплечья и поспешила по своим делам. Я же, проводив леди долгим взглядом и убрав пакет с печеньем в ранец, ускорился, чтобы добраться до больницы хотя бы к двум часам дня.

Больница Святого Николаса потрясла меня. Увидев ее издали, я даже решил, что заплутал и пришел к какому-то роскошному частному особняку. Светлое здание, построенное в классическом стиле, было огромным и словно обнимало всех страждущих двумя длинными рукавами-крыльями, украшенными шестиколонными портиками. Их объединял главный корпус с высокой куполообразной крышей, на которой ярко сиял знак Триединого, и основным входом с полукруглой колоннадой.

Несколько минут я с удовольствием любовался архитектурой и только потом окликнул охранников, лениво следящих через амулет-проявитель, кто проходит в главные ворота.

– Не подскажете, как пройти в судебно-медицинский морг?

Сначала на меня внимательно посмотрели через амулет, будто заподозрили в подделке острых ушей, а затем так же внимательно – уже своими глазами.

– Вам нужно обойти больницу с левой стороны, господин, – вежливо сообщил один из охранников, – вот эта дорожка…

Поблагодарив, я свернул на аллею, по краям которой цвели персиковые деревья. Морг нашелся аккурат за левым крылом. Двухэтажное здание, чтобы не выделяться из ансамбля больницы, построили в таком же классическом стиле, но, увы, поскупились на украшения, только перед входом две колонны подпирали небольшой треугольный фронтон.

На перилах, закинув ногу на ногу, курил Мерджим в наброшенном на плечи белом халате. Завидев меня, фей подскочил и, затушив сигарету, отправил ее точно в центр стоящей неподалеку мусорки.

– Где тебя носило, остроухий?! – возмущенно возопил некромант и со стрекотом перелетел мне на плечо.

От «теплого» приема я опешил.

– Не знал, что ты меня ждешь.

– А образцы ты где собирался смотреть? У Киара в спальне или в твоем борделе? Карел сразу же, как отправил ко мне тела, сказал, что тебе понадобится лаборатория!