Ольга Михайловна Болдырева
Крадуш. Тёмные души

– Эй, ушастый, тут вообще-то очередь! – Меня попытались схватить за плечо, но я увернулся и, пронзив наглеца красноречивым взглядом, оттеснил пухлого юнца от стойки регистрации.

– Доброй ночи, – обворожительно улыбнулся высокой девушке, – мне требуется ваша помощь.

Девушка к моему обаянию осталась равнодушной. Она подняла сосредоточенный взгляд и вынесла вердикт:

– Острые уши, зеленые глаза… лорд Квэлле? – Голос у нее был низкий и тихий, и уважения, увы, я не заметил.

– Он самый, – улыбаться я перестал, – вам сообщили, что меня интересуют студенты, обращавшиеся вечером с жалобами на затрудненное дыхание и аллергию?

– Да, – теперь в голосе девушки прорезалось раздражение, – но я сразу предупредила, что не смогу быстро составить список тех, кто приходил за помощью. Вы не видите, что мы не справляемся с пострадавшими?

Не знаю, чего она ожидала. Наверное, моих извинений за назойливость и обещаний зайти попозже, но вместо этого я бросил в толпу сканирующее заклинание.

Почувствовав магию, девушка напряглась. И не зря.

– Я вижу, что половине собравшихся здесь студентов не требуется медицинская помощь. Если хотите, укажу вам симулянтов, и мы облегчим работу целителям. Однако при этом я нахожу странным, что вы, специалист с нашивкой магистратуры, не в состоянии самостоятельно провести быструю диагностику. Мне стоит беспокоить лорда Киара сообщением, что вы намеренно препятствуете следствию?

За спиной протяжно скрипнула входная дверь. Когда я обернулся, в коридоре остались сидеть всего пять человек, которым действительно требовалась помощь целителей.

– Так лучше? – Тон я удачно скопировал у Келебриэль.

Судя по тому, как выровнял осанку мой сопровождающий и побледнела девушка, получилось достойно.

– Я составлю список в течение десяти минут, лорд Квэлле, – пробормотала она, зашуршав регистрационной книгой.

– Не стоит. Назовите палату, где лежит студент, поступивший с отеком легких. Мне хватит его показаний.

– Палата двадцать восемь, милорд.

– Благодарю. Провожать не нужно, сами разберемся. Займитесь пострадавшими.

Двадцать восьмую палату мы нашли быстро, но вот в ней нас ожидало фиаско: окно было распахнуто настежь, а «больной» исчез, оставив на стуле возле койки форменную мантию.

– Ничего не понимаю… – пожаловался я гвардейцу.

– Не только вы, господин Квэлле, – поддержал меня тот, – как думаете, он сам сбежал? Или ему помогли?

– Боюсь, этого мы не узнаем, пока не найдем либо студента, либо его бездыханное тело. Давай попробуем проследить, куда отсюда можно бежать. – Я высунулся из окна и обнаружил ровно подстриженные зеленые кусты. Один из них аккурат под карнизом был примят.

– Следы, во всяком случае, только одного человека, – отметил я. – Пойдем.

Я перемахнул через окно, благо первый этаж медчасти был немного «утоплен». Кусты я пожалел, прыгнув чуть дальше. А вот гвардеец не рассчитал силы и сломал еще несколько веток.

К сожалению, других следов отыскать мне не удалось, потоптав газон, наш беглец достиг мощеной дорожки и, оставив на камнях немного грязи и пару нечетких отпечатков, ушел в сторону выхода.

– Кериэль, все в порядке? – Амулет связи на руке нагрелся. – Нашел что-нибудь?

Я поспешил ответить Карелу:

– Еще больше странностей. Попроси своих людей узнать имя и адрес госпитализированного студента и объяви его в розыск.

– Да, хорошо. Мы здесь в принципе закончили.

Кажется, Карел намекал на продолжение нашей беседы.

Я покосился на гвардейца.

– Тогда, может, я пойду к себе? Хотелось бы отдохнуть, а важные разговоры оставим на потом, если не возражаешь.

У меня сейчас не было настроя на новые откровения и продолжение посиделок. Хотелось вымыться, выспаться, поесть и хотя бы немного отвлечься от важных дел.

Карел помолчал, будто раздумывал, соглашаться или настаивать на своем, но все-таки уступил:

– Хорошо, отдыхай. До связи.

Амулет издал тихий щелчок и отключился.

– Вас проводить? – предложил гвардеец.

Конечно, до самого борделя, пожалуйста…

Я покачал головой:

– Благодарю, но мне недалеко. Можете вернуться к сослуживцам.

Напоследок козырнув, юноша быстрым шагом направился к месту происшествия. А я, поправив лямки ранца и сунув руки в карманы, побрел в сторону выхода.

Гарь, казалось, пропитала одежду насквозь, даже выбравшись на набережную, по которой гулял свежий утренний ветер, я продолжал ощущать горький дым с химическим привкусом. Только теперь к нему добавлялся едкий запах выброшенных на берег водорослей. Не удержавшись, я скинул ботинки, дошел до кромки прибоя и умылся холодной и соленой водой.

Стало легче.

К «Женскому дому» я подошел, когда рассвело, по небу протянулись тонкие полосы облаков, а воздух приятно нагрелся. Делать большой крюк по улице было лень, так что зашел я через главный вход.

В борделе только заканчивалась рабочая ночь. Музыканты убирали инструменты, за столиком у окна допивали темное пиво клиенты в компании Альды, Кеи и кудрявой девицы, имени которой я не помнил. Нар у барной стойки смотрел на них выжидательно, прикидывая, можно ли прогонять господ или получится выбить из них еще пару монет. Козма помогала Лизи убирать другие столики. В полутемном зале было душно и накурено.

Костанцо, рассчитавшись со скрипачом, приветливо махнула мне рукой.

– Новый стиль? Очень по-молодежному. Тебе идет, – улыбнулась она. – Все в порядке?

– Ты просто красавчик, Кериэль! – со смешком согласился Мартин, прошедший в сторону кухни.

Судя по легкомысленному розовому халату, который был на нем вместо прозрачного пеньюара, и полотенцу, закрученному тюрбаном на голове, своего клиента парень уже выпроводил и даже успел принять душ, а теперь собирался перекусить перед сном.

От Мартина я только отмахнулся, а вот перед Костанцо отчитался:

– Если говорить про меня, то все очень неплохо. – Прикинул, стоит ли хвастаться победой над погоней, и обтекаемо сформулировал: – Со старой жизнью и долгами покончено, можно наконец-то выдохнуть. А вот магическому университету не повезло. Если слышали громкий хлопок – это был взрыв в библиотеке.

Блудницы и господа тут же навострили уши.