Моник Ти
Люби меня. Другое измерение


– Только задние клыки,? объяснил Алим. У первых людей два клыка вылезали из нёба, а два из самого основания языка. И людям казалось, что задними зубами они не особо пользуются.

– Ужас, ? протянула Лейла, но сама встала и зашагала в его сторону. Заглянула в открытый рот пациентки и нахмурила брови. Алим взял её за руку и нежно погладил.

– Да ладно тебе, это красиво.

– Бедная девушка, ? сказала Лейла.

– Зато теперь у них будет полноценный секс.

– Наверняка это какая-нибудь проститутка, ? предположила Лейла.

– Ну, зачем же сразу так? А может быть она очень кого-то любит и хочет доставить ему удовольствие? ? сказал Алим. В этот момент он разглядывал Лейлу в профиль, мечтательно представлял, что на самом деле всё так, как он предположил. И, конечно же, он воображал, что и Лейла даст согласие поточить её зубы.

– Не думаю, что это так, ? сказала Лейла, продолжая хмуриться. Выглядела она так, будто увидела что-то омерзительное.

– Я никогда не думаю о своих пациентках плохо. Это неэтично.

– Но все они приходят точить зубы, чтобы потом… фу, даже думать об этом противно, ? сказала Лейла. В этот момент она смотрела на его пациентку, которая всё ещё была без сознания. Алим смотрел на Лейлу.

– А если бы у нас не было этих клыков от природы, ты бы согласилась доставить мне удовольствие? ? спросил Алим. Лейла не хотела отвечать на этот вопрос, потому что сразу же захотела сказать «нет». Но разве ей позволительно так отвечать, если сама она с удовольствием принимает его оральные ласки?

– У нас есть эти клыки, и я не могу воображать, что их нет, ? быстро ответила Лейла.

– Я хотел спросить, ты бы стала меня противиться? ? сказал Алим. И он внимательно смотрел на Лейлу в ожидании ответа.

– Ты же знаешь, что да, ? ответила Лейла и стыдливо от него отвернулась. Алим нежно обнял её за талию обеими руками и притянул к себе.

– Почему так? ? спросил Алим. ? Я же ведь не противился, доставлял тебе удовольствие своим язычком.

Алим начал нежно тереться лицом о её спинку и пытался разглядеть её лицо. Он сидел за своим рабочим стулом, а она стояла перед ним.

– Ты можешь больше этого не делать, ? сказала Лейла.

– Но я хочу это делать, ? ответил Алим, ? и хочу, чтобы ты тоже самое делала мне.

– Так не получится, у меня клыки. И даже если их не будет, я не смогу…

– Почему не сможешь? ? спросил Алим.

– Ты знаешь почему.

– Потому что тебе будет противно?

– Да, так, ? ответила Лейла, ? и пожалуйста, не нужно повторять, что тебе не было противно это делать мне.

– Но я хочу это повторять, ? сказал Алим.

– Ты будешь течь прямо мне в рот, это будет ужасно, ? сказала Лейла. Из-за того, что первые люди получали сильное удовольствие на протяжении всего полового акта, они постоянно текли. У мужчин течка проявлялась сильнее, чем у женщин. По всей длине мужской член имел маленькие сосочки, которые представляли собой незначительную выпуклость кожи, будто небольшой прыщ. Сосочков было более 150, и каждый из них выпускал семя и соки на протяжении всего полового акта. Эти соки служили основной смазкой, и они имели специфический и не самый приятный запах.

– Ты привыкнешь, ? сказал Алим, прижимаясь к ней сзади.

– Это ещё что за ответ? ? возмутилась Лейла, с заигрывающей интонацией.

– Ты же ещё не попробовала мои соки. Так что не можешь утверждать, что они противные.

– Нет, могу, ? возразила Лейла.

– Не можешь, ? весело сказал Алим. В этот момент одной рукой он крепче обхватил её за талию, а Лейла вдруг почувствовала, что её попу что-то кольнуло.

– Ау, что это? ? закричала Лейла, и попыталась уйти. Но Алим крепко её держал и не позволял отстраниться. А боль в её попе стала ещё сильнее. Лейла поняла, что он делает ей какой-то укол. Холодок пробежался по всему её телу, а в глазах возник дикий страх.

– Прости, ? тихо сказал Алим.

– Нет, ты не можешь… ты хочешь поточить мои зубы? ? спросила Лейла. Она начала вырываться, и Алим отпустил её. Лейла встала лицом к нему и поняла, что в одной руке Алим держит шприц и он уже пустой.

– Я сделаю это, ? ответил Алим.

– Нет, не смей, ? сказала Лейла, вытягивая указательный палец в сторону Алима. Она понимала, что ей надо бежать. И её ноги уже машинально шагали назад.

– Не нервничай, ? попросил Алим. Он встал со своего места и схватил Лейлу за обе руки, но она мигом вырвалась и отпрянула назад.

– Я возненавижу тебя, если ты это сделаешь, ? пригрозила Лейла, ? навсегда возненавижу.

– Ну, хватит, милая. С тобой ничего не случится, ? сказал Алим и попытался её обнять. Лейла резко отвернулась и подбежала к двери. Она уже чувствовала, как её мышцы слабеют, в глазах появляется туман. И ей до жути хотелось опустить веки.

– Что? Что с дверью? ?спросила Лейла, изо всех сил дёргая ручку.

– Ты не выйдешь отсюда, ? сказал Алим, ? ты скоро уснёшь.

Он сразу же прижался к ней сзади и насильно начал обнимать.

– Не смей трогать мои клыки. Если ты это сделаешь…

– Я помню, ты меня возненавидишь, ? с ехидной улыбкой повторил Алим её недавние слова. Он смотрел на неё и нежно тёрся щекой о её плечи и шею. И Лейла осознала, что теперь уже не главная в этой ситуацию. Она ощутила себя в его власти. И испугалась даже сильнее чем тогда, когда он чуть её не изнасиловал.

– Отпусти меня, пожалуйста, ? слезливо попросила Лейла. Она поняла, что Алим не шутит. Он на самом деле намерен поточить её зубы. Но для неё это представлялось ужасным… на людей без задних клыков она смотрела, как на ущербных, как на инвалидов. Она всегда боялась стать такой. Но самым ужасным было то, что все знают, для чего женщины точат зубы. В их мире это становилось неким клеймом проституции.

– Ты полгода наслаждалась моими ласками, теперь я хочу насладиться твоими, ? прошептал Алим в её ухо.

– Ты не говорил, что заставишь меня это делать, ? пожаловалась Лейла.

– Я не хотел заставлять, но ты вынуждаешь, ? ответил Алим.

– Нет, прошу, ? запищала Лейла и снова дёрнула ручку.

– Ты не выйдешь отсюда, ? повторил Алим, схватил её за запястье и заставил убрать руку от дверной ручки.

– Не смей, не смей меня трогать! ? закричала Лейла. ? Я не согласна.