Моник Ти
Люби меня. Другое измерение


– Потом сможешь, ? тихо сказал Алим.

– Не обижайся, но я не разрешу тебе поточить свои зубы, ? сказала Лейла. Её слова звучали упрямо и уверенно, но у Алима были свои мысли на этот счёт. Он не собирался спорить с ней и ругаться, просто решил подождать. Прежде чем реализовать свои замыслы, он хотел удовлетворить её в постели как следует. Хотел доказать, что он не противится ласкать её языком, а стало быть, и она тоже должна ответить взаимностью, тоже не должна противиться. Алим надеялся, что убедит её в этом.

Они ещё какое-то время обсуждали мораль и создателя. Алим, как обычно, выражал свою злобу и недовольство несправедливой физиологией.

– Даже животным больше повезло, ? жаловался Алим. И он был уверен, что большинство животных спаривают тогда, когда им удобно. Во всяком случае, так ему казалось.

Лейла приходила в гости к Алиму. Они не живут вместе, и ему очень нравится, когда приходит она к нему, а не наоборот.

– Так я чувствую твою любовь, ? объяснял Алим. Но на самом деле всё было куда проще. Алим ленился ездить к Лейле, а после секса ленился уезжать к себе. Конечно, ему было легче выпроводить Лейлу и не приходилось терять время. А если она не хотела уходить, он всегда был рад разрешить ей переночевать. Но Лейла редко оставалась у него. Толи ей секс не нравился с ним, толи она расстраивалась, но Лейла после шалостей всегда уходила.

– Ладно, я пойду… ? лениво протянула Лейла, когда они уже вдоволь поговорили. Она полностью простила его за вспыльчивость и пощечины, и больше об этом не напоминала. Алим с улыбкой на неё посмотрел, а потом сказал:

– Всегда хотел спросить, а почему ты не остаёшься у меня на ночь?

Лейла улыбнулась и села, свесив ноги с кровати. На Алима не смотрела.

– Считаю, что это неправильно. И думаю, создатель этого не одобрил бы.

– А этот кретин тут причём? ? сразу же возмутился Алим. Лейла не одобряла подобные высказывания в отношении создателя, но слова Алима рассмешили её.

– Не говори так о создателе, ? попросила Лейла, мило улыбаясь. В этот момент она повернула голову в сторону Алима и начала внимательно его разглядывать.

– Ты же знаешь, я прав. И все знают, что он кретин, иначе не сделал бы нас такими.

– Откуда ему было знать, что нам не понравится быть такими? ? сказала Лейла. ? Он даровал нам лучшие качества, и мы не вправе упрекать…

Алим внезапно стукнул кулаком по матрацу, и Лейла чуток подпрыгнула. Заволновалась. Лейла подумала, что с ним вообще не следует обсуждать создателя.

– Знал бы, если бы не был кретином, ? сказал Алим, ? даже животным он позволил нормально трахаться, а нас сделал изгоями.

– Вот именно, он не хотел, чтобы мы вели себя, как животные, ? объяснила Лейла, ? он хотел, чтобы мы научились любить друг друга.

– Не пересказывай его идиотские законы.

– Они не идиотские, ? возразила Лейла, ? ведь некоторым удаётся находить свою половинку. Когда люди узнают друг друга, они могут открываться друг другу. И это у них происходит без проблем.

– Сказки, ? нервно сказал Алим. Он резко присел и схватил Лейлу за оба предплечья.

– Что ты делаешь? Опять злишься? ? заволновалась Лейла. Она посмотрела ему в глаза, но не могла понять эмоции Алима. Не знала, что означает его взгляд: разочарование, злобу или недовольство? И это говорило о том, что они совсем ещё друг друга не знают. Только вот Алим явно был убеждён в обратном.

– Разве мы плохо знаем друг друга? Разве мы не любим друг друга? ? спросил Алим, глядя в её глаза.

– Я люблю тебя, ? взволнованно проговорила Лейла. Она всегда говорила так, когда старалась его успокоить. И, конечно же, она никогда не была уверена в том, что сказанное истина. Только вот организм её всегда кричал, что это ложь, ведь её влагалище никогда не хотело открываться Алиму. И он часто злился, когда понимал это. То, что её влагалище не открывается ему, говорило о том, что её признания в любви лживые. Алим так думал, но не хотел в это верить. Он убедил себя в том, что очень сильно любит Лейлу. И он всегда возбуждался с ней. И, конечно же, он хотел верить её признаниям в любви…

– Я тебя тоже люблю, ? сказал Алим и поцеловал её в губы. Его язычок уже отдохнул и поэтому он целовался так, как обычно. Проник кончиком языка в её ротовую полость, а потом игриво поглаживал её в разных местах. Тёрся о её язычок, о небо, не боялся гладить её десну, а временами он даже касался её клыков.

– Ты милый, ? сказала Лейла, как только их губы разъединились.

– И тебе нравится, когда я тебя так целую, ? уверенно сказал Алим.

– Да, нравится, ? согласилась Лейла, ? но ведь это вовсе не значит, что мы подходим друг другу.

– Значит, ? грубовато возразил Алим, ? и больше никогда этого не говори.

Алим сильно любил Лейлу, но его любовь была скорее животной страстью, вожделением, нежели чем-то приятным и нежным. Лейла эта чувствовала. Её тело боялось его, но её разум нескончаемо тяготил к нему. Лейла убедила себя в том, что она уже нашла себе парня, что другого быть не может и не должно быть в её жизни. Конечно, она понимала, раз её тело никогда не открывается ему, значит, что-то не так. Но сама Лейла не хотела этого признавать. Убеждала себя в том, что они с ним ещё мало встречаются. Но другие её знакомые, которым удалось найти любовь, говорили, что симпатия возникает почти сразу, а за пару лет отношений они уже учатся полностью понимать партнёра. Но между Лейлой и Алимом всё не так. Лейла всё время ждёт какого-то просветления в отношениях, но оно не возникает. Алим часто бывает грубым. Возможно, именно это всё портит.

– Извини, я просто расстраиваюсь, когда не получается, ? сказала Лейла и встала с кровати, начала одеваться, чтобы поехать домой. Первые люди прикрывали только интимные места, то есть носили трусики, которые немного напоминали короткие юбочки. Иногда они ещё пользовались шарфиком. В области шеи и между грудями у них был более короткий мех, но бюстгальтер тогда ещё не придумали. Нагота в области груди не считалась постыдным.

– У нас всё получится, и ты научишься открываться мне, ? сказал Алим. Он тоже встал и подошёл к ней, чтобы продолжать обнимать. Он всегда делал вид, что не желает её отпускать. Лейле это казалось забавным.

– Да, я тоже на это надеюсь, ? ответила Лейла и зашагала в сторону двери. Алим шёл за ней с целью проводить.

– Придёшь ко мне завтра? ? спросил Алим.

– Нет, давай послезавтра, ? ответила Лейла. Она обернулась и ещё раз взглянула на Алима, чтобы понять его реакцию. Но обычно он не злится, когда она не соглашается прийти к нему в назначенный день. Алим любит претворяться понимающим.

– Хорошо, приходи послезавтра, ? ответил Алим. Он обнял её за талию обеими руками и притянул к себе, потом игриво потёрся своим носиком о её нос.

– До встречи, ? весело сказала Лейла. Ей всегда было щекотно, когда он так делает. Но в такие минуты Алим казался особенно милым. И она обожала то, как он обнимает её за талию. Этим он будто доказывал свою любовь. На пороге Алим всегда обнимал её за талию, а оптом долго не отпускал.

– Люблю тебя, нам же так хорошо вместе, ? сказал Алим. Лейла нечаянно подумала, что это спорный вопрос. Но в целом ей казалось, что она тоже его любит. Разве может быть иначе? Казалось бы, в их мире и не может. Ведь пары, которые не умеют друг другу открываться, обычно быстро расходятся. Но вот такое «обычно» на этот раз не сработало. Лейла слишком сильно понравилась Алиму. Хоть он и злился из-за того, что она не открывается ему, уйти от неё никогда не хотел. А Лейле он тоже понравился, во всяком случае, внешне.

– Нам хорошо вместе, только отпусти меня, ? весело сказала Лейла, пытаясь вырваться от его крепких объятий. В этот момент Алим неохотно отпустил её и начал отворять дверь.

– Пока, ? немного печально протянул Алим. Он всегда устраивал долгие прощания, хотя они были далеко не обязательными.

Глава 3. Укол предательства

Когда Алим остался один, он пошёл в ванную комнату и встал перед зеркалом. Их мир уже был цивилизованным. Люди многое изобрели, правда, многоэтажек не строили. Они считали высокие дома непрактичными и ограничивались тремя этажами. Но вот их здания всегда были длинные, растягивались на километры, а на их крышах организовывалось движение общественного транспорта.

Алим жил в однокомнатной квартире, с кухней и личным душевым, которая включает в себя туалет. Ему нравилось жить одному, так он чувствовал себя главным, ? хозяином своей жизни и своего дома. Он частенько мечтал жить с Лейлой, но думал, что она будет ограничивать его свободу. Из-за своих странных страхов он не предлагал ей оставаться на ночь. А когда узнал, что она и сама не хочет оставаться, начал возмущаться и проявлять недовольство. Алим и сейчас думал об этом, глядя на своё отражение в зеркале.

Алим высунул язык, вытягивая на полную длину. Потом обхватил язык руками и чуток подёргал.

– Коротковат, ? подумал Алим, ? вот бы ещё удлинить тебя. Он где-то читал, что язык можно удлинить регулярными тренировками, включающие силовые упражнения. Кончик их языка был тонкий и длинный, как человеческий пальчик. Языком люди могли захватывать различные предметы. Он у них был шершавый и длинный. И люди могли управлять движением языка настолько точно, будто это их дополнительная рука.

Алим втянул язык обратно, а потом вернулся в гостиную и начал одеваться. Он был воодушевлён тем, что сегодня произошло. Конечно, сам он не получил удовольствия, но зато смог доставить его Лейле. И ему это очень нравилось.

Алим решил, что сходит в магазин спорт товаров и купит специальные гантельки для языка. Ловкие охотники в первую очередь тренируют язык. Они могут захватить добычу и быстро обездвижить, прокусив задними клыками. У охотников всегда самые длинные языки, и они у них даже не устают. Алим не собирался становиться охотником, но загорелся желанием увеличить язык, чтобы доставить Лейле больше удовольствия. Мысли об этом воодушевляли его весь день.

Алим, как и планировал, сходил в магазин и купил набор гантелей. Естественно, выслушал «важнейшие» рекомендации продавцов, как правильно ими пользоваться, чтобы не навредить себе. И с этого дня Алим качал не только мышцы тела, но и языка.

Теперь всякий раз, когда Лейла приходила к нему, он удовлетворял её, лаская язычком. Лейла считала это неправильным, но отказываться от удовольствия ей было слишком сложно. Алим всё надеялся, что она ответит ему взаимностью, но Лейла упрямилась.

– Я не позволю поточить свои зубы, ? отвечала Лейла и всегда представляла это с ужасом.

– Да чего ты так боишься? ? возмущался Алим.