Геннадий Постовалов
К 60-летию УрЮИ МВД РФ


Стал огрызаться постепенно,

Колючки выпустил как ёж.

И намекнул, – капец вам, люди,

Коль будете меня гнобить,

Придёт «писец» вам, всем на блюде,

Стихия может всех сгубить.

И не помогут чьи-то схроны,

Ни катакомбы, бункера.

Земля вас там и похоронит,

Пусть пятизвёздна, та нора.

Одумайтесь, пока возможно.

Оставьте замыслы войны.

И техногенность применяйте осторожно,

Мы на одну планету сведены

2020 г.

Божий суд

На Божий суд, душа предстанет голой.

Ни украшений, ни одежд, ни тела.

И вероятно, в образе бесполом,

Хотела ли того, иль не хотела.

Лишь стыдно за дела, поступки станет,

За то, что Бога, в жизни той презрела,

И адвокат, судью здесь не обманет,

Пускай при жизни в этом преуспела.

Да, не поможет тут искусство речи,

Политиканство, воровской закон.

И тот, кто бисер, перед сильным, мечет,

Ещё в пути на суд изобличён.

Не сладко будет, слабым духом,

Кто трудностей боялся, пасовал.

Самоубийцам плохо там, по слухам.

Я не был там, но так слыхал.

1996 г.

День «УГЛА»

Опять «заява» – и заданье,

И поквартирный вновь обход.

В слезах девичьи показанья,

Дать делу срочно надо ход.

Вот снова опер на диване

Ночует прямо у компа.

Не лишку денежек в кармане,

А в коридоре ждёт толпа.

Ждут дома, там жена, детишки.

В засаде он кого-то ждёт.

И выручают лишь картишки,

И мысль о доме тоже жжёт.

Печётся о делах благих

Он весь в работе и заботах.

Заметьте, чаще о других,

О детях брошенных – тех крохах.