Текст книги

Никита Белугин
Притчи-5

Спешат преступниками слыть
И пропасть страха посетить.
Ума ведь нет, значит запрет
Ни что не значит в двадцать лет.

А кто боится их греха,
О том у них молва плоха.
Кто побоялся глупо пасть,
Кто пересилил свою страсть,
Над тем они глумятся всласть.

Но время смеха их недолго
И не найдя в разврате толка
Будут подобием ребёнка —
Неразвиты. И жизнь их только
Разбавит самогонка гОрька.

«Ты думаешь, что много жизни на Земле?..»

Ты думаешь, что много жизни на Земле?

А я так думаю, что не
И паразиты сплошь везде.
Живого места вобщем нет —
Везде проклятый человек.
Куда ни плюнь, везде ведь он
Установил уж свой закон,
Везде построил пирамиды,
Везде снуют личинки—гниды.

Ему всё время что-то мало.
Он смотрит – смотрит так устало,
И объявляет вновь войну,
Чтоб часть земли ушла к нему.
Ему не стыдно перед Богом
За то что он такой жестокий.
Ему не стыдно пред детьми
За то что вырастут они
И так же лягут во гробы.

Так же фальшиво и позорно,
Так же познав земное порно
И так же гордо, как отцы,
Которые в порно спецы…

«Все мы по-сути прекрасные люди…»

Все мы по-сути прекрасные люди,
Если без денег дружить вместе будем.
Только коснись нашего кошелька
И станет дружба отнюдь не легка.
Сразу о смехе весёлом забудем,
Будем делить, воровать тоже будем.

Деньги великое изобретенье,
Сеет нам в души о дружбе сомненья.
Нужен ли друг, когда есть много слуг,
Что за копейку себя продадут?

«Как объяснить эту истину людям?..»

Как объяснить эту истину людям?
Бриллиантов поверхности нет и не будет.
Но знают ведь люди наверно давно:
Лежит на поверхности только ….

Хоть люди сказали, святое мол место
Не будет во век пустовать неизвестным.
Но был человек, жил он очень давно,
Сказал между тем откровенье одно,
Что в Царстве небесном и нет никого…

Как много людей, что польстились халявой!
И левый у них предпочтительно правый.
И тот кто назвал себя самым высоким,
Тот будет у них даже чуть ли ни богом.

Толпа обезумила, кинулась в пропасть,
Забыв свою честь и забыв свою гордость.
Вожак им сказал, что лететь веселей,
Но сам он не прыгнул за паствой своей.
Прошло сорок дней и вожак траур снявши,
Побрёл отдыхать, впрочем и не уставши,

(И заработал на трауре даже.)

Как выйдут из моды эти уроды,
Собой соблазнив всех наивных в народе,
На смену приходят им новые люди
И в их пустоте тоже так много сути,
Так много решений проблем и лишений,
Что снова считать станут: «Вот новый гений!»

Не помня – забыв прошлых лет сожалений,
Опять ищут глупых удо`влетворений,
Опять станут плакать, что он самый лучший,
Опять прыгнут в пропасть, как-будто так нужно.
Как-будто не помнят погибших в забвеньи
Таких как они, в прошлом лишь поколеньи.