Виктория Владимировна Дорофеева
Странные люди, порой великие. Свечение


– А мне нет – опустив голову Ланартис на кровать, сказал Вистан, и вновь принялся её целовать.

***

Буря стихла лишь к утру. Посмотрев на компас, Вистан печально вздохнул. Корабль прилично сбился с курса. Несколько дней пропали зря.

Сзади подошла девушка, и молча, обняла, прижавшись к спине. Печальные мысли моментально, испарились, и на душе стало тепло и спокойно. Вистан подумал, что они справятся. Обязательно справятся. И со штурвалом, и с войсками королевы, и с Паланиратием, кем бы тот не оказался. Только бы Ланартис была рядом. Обнимала и разговаривала, пусть даже стихами. Какая разница?

Резким движением, Вистан схватил Ланартис, и поставил перед собой, прижав её руки к штурвалу.

– Держим курс немного направо, капитан! – улыбнулся он, и уткнулся носом в волосы девушки.

– Ты что творишь? Любимый, правда, я не умею управлять! – засмеялась Ланартис.

Сейчас, она почувствовала себя счастливой. Впервые за долгое время, позволила расслабиться не только своему телу, но и душе. Вдыхая холодный воздух полной грудью, Ланартис на секунду поверила, что у них получится. Лучик надежды зажёгся внутри. Пусть, только сейчас, на минуту или день, но светлая мысль согревала.

Глава 5

Возле пристани, откуда чуть больше года назад, отправились Вистан и Палиус «покорять» чужие земли, стояло множество разбитых кораблей. Стихия не щадила и Летролийские земли. Мороз, по-прежнему давил на лёгкие, но уже нежнее. Воздух суше в разы. А вот сугробы, превышающие человеческий рост, оптимизма не добавляли. Поочерёдно добравшись до суши на маленьких лодочках, «путешественники» обсуждали, как пробраться через, успевший улежаться, снег. Прейдя к единогласному решению, что копать, придется неизбежно, Крок принялся за работу первым. За ним присоединились и остальные.

– И всё же, хотелось бы знать, в какую сторону направляемся – протяжным голосом спросила Шикра. – Дитя, вскоре попроситься на этот свет, и нужно будет тёплую воду и покой – поглаживая свой живот, добавила она.

– Мадам, мы докопаем до первой попавшейся постройки, и развернём лагерь – доброжелательно улыбнулся Вистан, и продолжил копать.

Первой попавшейся постройкой, оказался, теперь пустующая торговая лавка. Внутри находилась печь, и мужчины отправились в поисках дров или палок, а Ланартис осталась с Шикрой, дабы успокаивать и подбадривать.

– Я чувствую, уже скоро – по-прежнему протяжным голосом, сказала Шикра, и начала тяжело дышать.

– И это очень хорошо – попыталась скрыть испуг за улыбкой Ланартис. – Тут сухо, станет и тепло. Дитя родится, возвещая, что жизни не помеха зло.

– Ты скрываешь от него – улеглась Шикра на подстилку из кожи животного, и немного улыбнулась. – Но, вскоре он узнает.

– Прошу тебя я скрыть тот факт, который знаешь. Ведь, не время – присела Ланартис рядом, и положила руку на живот Шикре.

– Нет! – убрала руку девушки Шикра. – Я сама. Не смей!

– Тут холодно. Позволь помочь. Дитя ни в чём не виновато – потянула Ланартис вновь руку к животу беременной.

– К холоду мне не привыкать! А ты силы побереги – ударила Шикра девушку по руке.

Вернувшись первым, Вистан быстро разжёг печь, и тепло медленно наполнило комнату. Большим усилием воли, он заставлял себя остаться внутри помещения. От стонов Шикры, по телу побежали мурашки.

– Нужна вода. Прошу, сейчас же! – выкрикнула Ланартис, заставив Вистана вздрогнуть.

Увидев в углу большой, железный таз, Вистан схватил его, и побежал на улицу. Морозный воздух ударил в лицо, и он подумал, что Паланиратий не кажется таким уж страшным сейчас. Поёжившись, он вновь собрался с силами, и быстро прошагал к печи, поставив растапливаться снег, изо всех сил, старался не смотреть в сторону роженицы.

Через несколько минут, вернулся и Крок, с новой порцией сухих веток.

– Не позволяй ей! – выкрикнула Шикра, услышав голос вождя. – Ты слышишь меня? Пусть не смеет!

Крок быстро подошёл к Шикре, и стал гладить её руку, тихо шепча что-то на ухо.

– Я прошу! – кричала роженица. – Умоляю, не позволяй! Того, что она сделала для нас, достаточно. У меня хватит сил. Вода, тепло, есть всё, что нужно. Крок, прошу тебя!

Вождь племени Защитников уставился на Ланартис, и та убрала руку с живота Шикры. Роженица, тут же, взвыла от боли.

– Принять дитя позволишь, Шикра? – спросила Ланартис, совсем тихим голосом.

– Почту за честь – превозмогая боль, вымолвила роженица, и продолжила кричать.

Вистан, округлив глаза от, раздирающих душу, воплей, стоял возле печи, и на всякий случай, лишний раз не дышал. Увидев пузырьки в воде, он опомнился.

– Насколько горячую? – выкрикнул он.

– Нам нужно окунуть ребёнка. Теплее, чем купался б сам – подняла глаза Ланартис, и попыталась улыбнуться.

Вистан засунул палец в воду, и, поняв, что переборщил, побежал на улицу. Теперь, он не ощутил холода. Только стучащая по венам мысль – быстрее! Только бы успеть! Как можно напортачить в таком простом поручении? Подогреть воду, а не вскипятить! А ещё промелькнула мысль, что шаман не возвращается уже долго. Его помощь, возможно, сейчас пригодилась бы. Чаи, настойки разные…. Интересно, где носит Палиуса?

Вспомнив, что дело сейчас срочное и важное, Вистан отбросил лишние мысли, и поспешил добавить снега, в закипающую воду на мечи.

Крики роженицы, сменились тоненьким писком появившегося на свет дитя. Стараясь смотреть в пол, Вистан поднёс воду, и все тряпки, что удалось найти.

Писк сменился счастливым сопением, и Вистан облегчённо выдохнул.

– Мать уснула. Спит дитя – подошла Ланартис с увесистым кулёчком на руках, и улыбнулась.

– Справились – улыбнулся в ответ Вистан. – Но, когда ты будешь рожать, я пожалуй, буду ждать за дверью.

– Какие мысли посещают, с испугу, голову твою – засмеялась девушка.

– А что? – в голосе Вистана появилось напряжение. – Это так невероятно?

– Ты время выбрал неудачно, для разговоров. Подержи! – сунула Ланартис завёрнутое дитя в руки Вистану. – Война. Ты помнишь, Вистан Нарви? Паланиратий? Стужу ту?

– Жизнь то продолжается – уставился пронзительным взглядом Вистан на девушку. – А если война будет всегда? Дилеонадрий, Кастияна, теперь и Паланиратий. Однако дети рождаются. Почему бы и не у нас с тобой?

– Вопрос, довольно справедливый – прищурила глаза Ланартис. – Не буду лгать, не думала. И разговор не заходил наш, об этом. Нужно размышлять.

– Я думал – передал дитя Вистан подошедшему Кроку в руки. – Ещё думал, как ловко ты всегда избегаешь этой темы. Стоит мне заговорить о будущем, так появляется срочная новость! Цветок красивый распустился, или бабочка необычная пролетела. А, любовь моя! – схватил он Ланартис за руку. – И любая мелочь, становится важнее нашего разговора. Так, ты говоришь не заходила об этом речь никогда?

– Куда шаман наш подевался? Давно не видела его – спросила девушка невозмутимым голосом.

– Шаман – тяжело вздохнул Вистан. – Ты вообще слушаешь меня? – выкрикнул он.

– Тебя я слышу, что кричать-то? Ответить вновь, не знаю, что – вздрогнула Ланартис.

– Не знаешь – прошипел Вистан. – Или не хочешь? По крайней мере, ответь честно, как думаешь. Я заслуживаю этого, надеюсь.

– Ведь, Палиус не пропадал так. Случилось с ним худое что? С тех пор, как начали копать мы, уже не видела его – тихо сказала Ланартис, задумавшись.