Виктория Владимировна Дорофеева
Странные люди, порой великие. Свечение


– Ну – нахмурил брови Палиус. – Она просила обратиться к стихиям. Ещё, сказала, что боится, а ты упрям, как тысяча баранов – едва заметно улыбнулся он. – Птицы улетели, река замёрзла.

– Почему мы опять?– подскочил Вистан. – Какого, прости, его самого, я должен снова в героя играть? Схватить меч и в лес? Я не хочу больше, Палиус!

– Никто не хочет – похлопал по плечу Вистана, поднявшийся на ноги шаман.

– И вскоре день сольётся с ночью. Отец, поднимет меч на дочь. Зима погубит всё живое. Не сможет уж никто помочь. Врата откроет он для армий. И превратится в тлен земля. Готовьтесь, смертные создания! Паланиратий мчит сюда! – широко открыв глаза, выкрикнула Ланартис.

Повисло минутное молчание. Вистан еле сглотнул слюну, пытаясь осознать сказанное Ланартис. Последняя надежда на спокойную, тихую жизнь, улетучилась.

– Кто такой? – еле промолвил шаман, немного прейдя в себя.

Ланартис побледнела ещё больше. Зрачки расширились от страха. Она помнила самого старшего брата очень смутно. В детстве, он казался ей воплощением суровости. Паланиратий был молчалив, и даже не смотрел в её сторону, в тот день, когда взрослые обсуждали что-то очень важное. Много времени прошло с тех пор, и каждый старался не упоминать имени Паланиратия, ведь покидать семью – очень большой проступок.

– Он старший сын – уставилась Ланартис в землю. – Ему по крови положено хранить семью. И убивать, того, кто смеет, перечить имени отца.

– Сколько же вас там всего? – глубоко вздохнул Вистан.

– Нас более чем звёзд на небе – не поднимая глаза, ответила Ланартис. – Но, старший сын покинул дом. Отец тогда, ходил не весел. Затем простил, забыв о нём.

Вытерев лицо ладонью, Вистан присел рядом с Ланартис, и обнял её за плечи.

– Справимся – тихо прошептал он, пытаясь улыбнуться.

– Он уничтожит, тебя, меня, планету всю – взглянула девушка в глаза Вистану. – И даже в мыслях, не предложу, иной конец. Меня прости….

– Значит, пришло время возвращаться на родные земли и просить людей у королевы. Или попытаемся собрать единомышленников. В любом случае, на чужой земле мы бессильны. А у Защитников жизнь наладилась тут вроде. Станут ли помогать на этот раз не известно. Найдём Граила, а дальше видно будет… – посмотрел Вистан на шамана.

– Что ты придумал, мальчик? Думаешь, все забыли, и побегут вприпрыжку, вняв твоим речам? Да и к тому же, море разбушевалось. Как прикажешь плыть? И на чём?

Вистан грустно улыбнулся. Он не знал ответа. Ланартис дрожала в объятьях, толи от холода, толи от страха, давая понять, что положение безвыходное.

Глава 4

Крок встряхнул головой, и влага разлетелась на большое расстояние. Снег таял на его густой гриве, смешиваясь с горячими струйками пота. Он торопился. Торопились и его подчинённые, иногда пропуская обед. Неподалёку готовила ужин, Шикра. Она поглаживала увеличивающийся с каждым днём живот, и изредка, бросала нежные взгляды на Крока.

– Эту куда? – запыхавшись, спросил Вистан вождя племени Защитников.

Крок махнул головой в сторону, уже почти построенного корабля, и человек послушно потащил огромное бревно туда. Вождь едва заметно улыбнулся. Этот мужчина вызывал к себе уважение. Было видно, как под вечер, Вистан еле шевелил ногами, а по его жестам заметно, что спина и плечи сильно болят от нагрузки. Но, каждое утро этот человек вставал, и наравне с ними, намного превосходящими по физической силе, продолжал работать.

Шаман заваривал новую порцию бодрящего напитка, чтобы хоть как-то согреть рабочих. Зима сильнее сковывала ледяным ветром, и даже, когда шёл снег, теплее не становилось.

Ланартис теперь, почти всегда молчала, погружаясь всё дальше в свои печальные мысли. Образ старшего брата, угрюмый и строгий, заставлял леденеть от ужаса. Она была благодарна Вистану, да и всем присутствующим, за то, что не опускают руки, хотя сама не видела и единого шанса на благополучное разрешение ситуации. Паланиратий идёт мстить за смерть брата и сестры. За то, что она сама лично убила Кастияну. За то, что ослушалась, и покинула семью. Ланартис точно знала, спрятаться не удастся даже в самом укромном уголке вселенной, и надеялась лишь, что убив её, Паланиратий пощадит планету.

***

Ледяная вода хлестала стоящих на палубе троих человек. Волны раскачивали корабль всё сильнее, и трудно устоять на ногах.

– Прекрати! – кричал шаман, пытаясь затащить мужчину внутрь. – Глупый мальчишка! На корм рыбам собрался?

– Прошу, услышь слова шамана. Сейчас, не в силах помешать. Уляжется стихия, после, направь корабль ты опять – почти плача, просила Ланартис.

Вистан отпустил штурвал, и с недовольным выражением лица, пошагал внутрь. Руки онемели от холода, а в голове стучало отчаяние. Шторм теперь обычное дело. Природа с каждым днём всё больше сходит с ума. Штурвал – то единственное, чем Вистан сейчас мог управлять. Ланартис отказывалась разговаривать, уткнувшись взглядом в одну точку, проводя часы в своих мыслях, и пропасть между ними, стала очевидной. Различия присутствовали и раньше, Вистан прекрасно это понимал, но старался не замечать. Он просто человек. Всего лишь, хотел быть с любимой. За всё время, Вистан ни разу не спросил, кем же на самом деле является Ланартис, и точно знал почему. Он не хотел знать ответа. Это и послужило основным поводом, чтобы Палиус был подальше. Шаман, бывало, заводил разговоры о сущности бытия, хотя Вистан просил, и не раз, оставить, забыть эту тему. А теперь…. Он сам пытался завести разговор, но Ланартис просто игнорировала, и бессилие овладевало разумом всё чаще.

– Что с тобой? – присел Палиус рядом на пол возле печи, и немного толкнул плечом.

– Даже руль не удержал – тихим и печальным голосом, ответил Вистан, продолжая разглядывать свои пальцы, теперь уже отогревшиеся в тепле.

– Ещё бы! В такую-то бурю – искусственно весёлым голосом, сказал шаман. – Однако ты очень опечален. И на Ланартис лица нет. Поругались?

– Ты прав был, пытаясь выяснить, кто она такая – вздохнул Вистан.

– С какой стати тебя сейчас это беспокоит, мальчик? – строгим голосом спросил Палиус. – Ну, выяснили бы мы, что обладает большой силой, или злодейкой оказалась, так что с того? Любить бы перестал?

– Нет. Конечно, нет, но…. – пожал плечами Вистан. – Хоть знал бы, как вести себя с ней сейчас.

– А чем это она отличаться стала? Изменилась, или что? Я не понимаю – развёл руки в стороны шаман.

– Со мной не говорит. Даже не смотрит в мою сторону – опустил глаза в пол Вистан.

– Мальчишка ты! – покачал головой шаман. – А как бы ты себя чувствовал, если братик хочет всё живое уничтожить? В ладоши хлопать ей? Печальная, понятно. А ты на что? Поддержи девчонку. Эх, молодёжь! – стукнул он по шее Вистану, и, поднявшись, удалился.

Нахмурив брови, Вистан потёр место удара, и задумался. Поддержать…. Знать бы ещё, как! Говорить не хочет, видеть тоже. Чем поддержать? Всё, что в человеческих силах, делается. В человеческих…. Точно!

Вистан подскочил, и направился к комнате, где обычно сидела, днями напролёт Ланартис.

– Давай-ка, поговорим, любовь моя – распахнув дверь, и повернув девушку за плечи к себе, почти выкрикнул он. – Какой именно силой твой брат обладает? Ты ведь знаешь, не молчи! – немного встряхнув Ланартис, спросил Вистан командным голосом.

– Планету уничтожит, взмахнув рукой едва – испуганно округлив глаза, еле вымолвила девушка.

– Допустим – кивнул Вистан. – Армия, зачем тогда? Холод этот, зачем? Чтоб сами передохли, или что? Не логично, однако! – немного ехидно улыбнулся он. – Скрываешь ты что-то, любовь моя.

– Возможно, в мысли брата закралась та деталь, что силой обладала не меньшей я тогда. Но, мачеха просила, забрать её, совсем. Осталась там лишь капля, прошу тебя, поверь – протараторила Ланартис.

– Угу – отпустил девушку Вистан, и присел на кровать. – Силу забрали, а брат не в курсе. И как так получилось?

– Мой старший брат оставил семью уже давно. Мне было лет двенадцать, не помню я его. С тех пор мы не видались, возможно, он не знал, что в день двадцатилетья отец меня позвал. Просил прощенья папа, сказал, что ей нужней. И, я не возражала, не знав судьбы своей – уже спокойным голосом, ответила Ланартис.

– Ты не рассказывала про это – сглотнул слюну Вистан, почувствовав приступ вины.

– Послушай, Вистан Нарви, тебе я не врала. Коль знала б путь к спасенью, то не молчала я – присела Ланартис рядом на кровать.

– Я дурак – обнял девушку Вистан, и крепко прижал к себе.

– Однако же, любимый, в твоих словах есть смысл. Зачем вести подмогу? – посмотрела вопросительно Ланартис в глаза Вистану. – Коль помыслы чисты….

– Вот этого не знаю – улыбнулся Вистан и поцеловал Ланартис. – У меня в рифму не получится.

– Как же противно слушать, мне речь свою, поверь! – печально вздохнула девушка.