Галина Дмитриевна Гончарова
Кольцо безумия

В «обезьяннике» Даша познакомилась с Лолой. То есть Ларисой Ливинской, проституткой с большим стажем. За ночь девушки разговорились – и к утру последовало «предложение, от которого нельзя отказаться».

Даша и не отказалась. У нее было два пути. Либо поступать куда-нибудь, хоть в пятое штукатурно-малярное, и учиться, только вот знания не хотели задерживаться в симпатичной пергидрольной головке. Либо возвращаться с позором домой и выходить за соседа Витьку, который работал аж шофером у директора завода и считался в Сталинстале почти элитой.

Либо…

И симпатичная Дашенька, насмотревшись «Красоток» по телевизору и взяв псевдоним «Диана», стала ждать своего принца у дороги. Она бы согласилась и на олигарха, но олигархи (непонятливые люди!!!) совершенно не обращали внимания на милую девушку. И на крючок не ловились. Зато легко ловились гонорея и генитальный герпес.

Но несправедливо будет сказать, что Диана не училась. За год из ее речи пропал «сталинсталевский» акцент. Она отучилась вытирать нос рукавом и поливаться духами так, что пролетающие мимо птицы падали на землю. Зато научилась курить, как паровозное депо, пить не пьянея и виртуозно материться. А потом ей первый раз улыбнулась судьба. На сутенера Дианы вышел один из режиссеров порнофильмов. И выбрал сниматься нескольких девочек. В том числе и Диану.

Женщина (называть ее девушкой было бы уж слишком цинично) согласилась с восторгом. Полный список ее шедевров насчитывал больше пятидесяти фильмов и включал такие перлы, как «Красная шапочка» – по количеству одежды на главной героине, «Маша и три медведя» – режиссер придумал одеть героев в медвежьи шкурки, «Девочка с козленком» – американское общество защиты животных, к счастью, никогда не увидело этот фильм, и многое, многое другое.

Диана привлекла внимание режиссера несколькими ценными качествами. Она была очень фотогенична. Никогда не пила за два дня до съемки, если ее предупреждали заранее. И никогда не приходила пьяной на съемочную площадку. Она не употребляла наркотики, а таких фраз, как: «Не буду», «не могу» и «не хочу» в ее словаре просто не было. Их заменяла универсальная фраза: «Сколько?»

Одновременно со съемками Диана упорно ходила на кастинги прослушивания и просмотры. И однажды ей-таки повезло. Ее пригласили участвовать в одном из многочисленных ток-шоу. Просто в качестве зрителя. Но – лиха беда начало!

От зрителя девушка постепенно перешла к роли подставного актера. А потом, на модной тусовке Диана познакомилась со своим будущим продюсером. Познакомилась далеко уже не случайно. И постаралась произвести на него наилучшее впечатление.

Учитывая обширный опыт, это ей удалось на «отлично». Продюсер был настолько потрясен, что кое-как выбравшись из постели на подгибающихся ногах, решил раскручивать новую звезду.

Имя Диана не годилось. Кто-нибудь мог и вспомнить порнодиски. Не то чтобы это сильно компрометировало новую певицу, но скандалы должны быть в нужное время и в нужном месте. Когда решит продюсер, а не какой-нибудь журналюга. Поэтому родилась Дося. Понимая, что главное достоинство его подопечной вовсе не красивый голос, продюсер решил по максимуму украсить остальное – и на певческом Олимпе засияла еще одна звездулька.

Маленькая пластическая операция позволила милой девушке чуть изменить разрез глаз, обрести надутые губки и грудь шестого размера, которой не нужны были лифчики, ибо пластмасса не обвисает.

Реклама, несколько текстов и по максимуму блесток. И – готово.

При всем этом у Доси было поразительное качество. Она была религиозна до крайности. В духе Тартюфа[1 - «Тартюф, или Обманщик» – комедия Мольера. Главный герой исповедует примерно такие принципы: «Смущать соблазном мир – вот грех, и чрезвычайный. Но не грешно грешить, коль грех окутан тайной». В комедии высмеиваются те, кто использует религию для манипулирования людьми. – Здесь и далее прим. авт.]. Согреши – и покайся, дитя мое. Не нагрешишь – каяться будет не в чем, а такого Господь не любит. Поэтому каждое утро, когда она могла, она шла в церковь. Иногда прямо с работы. Выстаивала службу. Исповедалась. Ставила свечки. И даже хотела построить на свои деньги церковь. Продюсер уговорил ее ограничиться домашней церквушкой, но зато освящать ее пригласили целого архиепископа. Заплатили столько, что год хватило бы кормить всех церковных старушек – тех, кто милостыню у церкви просит. Но разве стоит истинно верующим думать о таких мелочах?

Нет, нищим Дося не подавала. Только ссыпала деньги в церковные копилки. И покупала целые иконостасы и шкафы священных книг.

Что ж, не будем осуждать девушку заочно. Может, это у нее хобби такое? Кто-то хомячков разводит, кто-то марки собирает… Религия ничем не хуже. Глядишь, девушка с тяжелой рабочей судьбой окажется вполне вменяемой.

А не она, так ее продюсер.

Такая вот женщина и ехала к нам в городок.

В самом низу досье была коротенькая строчка.

«Опасна. Страстно желает замуж!»

К досье Ленька (гад мохнатый) приложил еще и штук пять клипов. Я крутанула один…

Порнуха – она и есть. И названия соответствующие. «Резвые зайчики». «Белоснежка и семь гномов-шахтеров». «Волчица и семеро козлов»…

М-да. У продюсера порнухи была явная склонность к сказкам.

А это что?

Ну, Ленька!!! Хвост оторву!!! Уши обрежу!!! На воротник пущу!!!

В диск была вложена записка: «Советую смотреть вместе с вампиром. Очень познавательное зрелище».

Но я твердо знала – если я решусь это посмотреть с Мечиславом… Так, не надо о страшном. Интересно, неужели не нашлось никого поинтереснее этой экс-проститутки, чтобы петь на открытии?

Да и вообще – идиотская идея. Но – увы.

Я схлопнула папку. Сходила, налила себе еще чашку чая, обновила запас вкусностей, изрядно убавившийся за время чтения – и открыла вторую.

Лаврик Звездно-Прогульский.

В миру – Лаврентий Ленинович Гулькин. Понятно. Предки были слегка того. На идеях коммунизма. Хотя… ничего плохого про коммунизм я не скажу. Идея была что надо. Воплощение – не через то место. Коммунизм надо было строить при не ворующем правительстве. Хотя бы в самом верху. Вот как при Сталине. Прожил бы Иосиф Виссарионович лет на двадцать дольше, не впав в маразм, – глядишь, и коммунизм бы уже наступил. Или если бы Берию не шлепнули…

Ладно. Не будем о грустном.

Важно то, что Лаврик родился не только типичным московским мальчиком, но еще и в семье потомственного партийного работника.

Дедушка – секретарь парткома, папа – успел поработать в месткоме, а потом, когда началась перестройка, стал бизнесменить. В итоге Лаврик получился типичным представителем «золотой молодежи» – с серебряной ложкой во рту, голливудскими зубами, трамвайно-хамским поведением и твердым убеждением, что солнце светит миру из его… рук.

Спору нет, и среди детей бизнесменов встречаются нормальные. То есть такие, кто тоже учится, работает и собирается работать. Но их мало. А девяносто процентов «золотых деток» твердо убеждены, что «папа купит». Или «мама оплатит».

Самостоятельно эти кадры неспособны даже забить гвоздь. Просто не поймут, каким концом его надо приставлять к стене и где у молотка джойстик. Зато они прекрасно разбираются в марках машин и одежды, дифференцируя их по принципу «круто» и «отстой». Знают все недавно выпущенные компьютерные игрушки и активно потребляют их. И прекрасно отличают кокаин от «звездной пыли», являясь активными потребителями.

Такие дети очень хорошо знают слово «хочу». А вот со словом «нет» – у них большие проблемы.

Таким же ребенком явился и Лаврик. К сожалению своего отца, мальчик обладал сильным сходством с Филей Киркоровым, чьим активным поклонником являлся. Песни, клипы, куклы, плакаты, подержанные шмотки своего кумира – Лаврик был неоригинален.

Его отец волком выть был готов. А потом мальчик решил петь.

Что ж. Дешевле было оплатить, чем вразумить. И папа договорился со старым другом, который в девяностые пошел из секретарей комсомола в продюсеры и активно раскручивал «звездулек».

Дальше все было стандартно. Программа «Звездный дождь». Шоу «Под стеклом». Куча всяких «граммофонов» и «дисков». Чёс по провинции – то есть когда звезда за неделю сменяет восемь городов и везде дает концерты. Участие то там, то тут. То в одном, то в другом конкурсе. Хотя первых мест у Лаврика нигде не было. То ли папа не проплачивал, то ли не хотели давать, даже невзирая на деньги – репутация, она дороже.

Возможно, что и то – и другое.

Ничего не скажешь, Лаврик выглядел симпатично. Молодой Филя был обаятельнее. Лаврику мешал рязанский нос «картошкой» – симпатичный, но… ой, то есть уже не мешал. Мальчик сделал себе операцию и стал еще больше походить на своего кумира.

На кой черт это сокровище сдалось Мечиславу?

Не знаю. Но шоу-бизнес и ресторанный бизнес для меня – потемки. Пусть вампир решает сам, кого и когда можно продать зрителям. А я – мне достается роль хозяйки приема. Буду следить за количеством салфеток и расстановкой блюд. И хватит с меня.

Я отложила досье, даже не поинтересовавшись творчеством Лаврика. Зачем? Дося была намного любопытнее.

Почитать про медведиц?

А, к черту! Спать хочу! Завтра полистаю, если время останется. А если и нет – переживем. Главное – не хамить в лицо, а дальше разберемся.

* * *

Кошмары мне этой ночью не снились. Пустячок, а приятно. Поэтому я проснулась готовая на подвиги.