Галина Дмитриевна Гончарова
Кольцо безумия

– А что – плохо? Теперь он ко мне и близко не подойдет.

– Вот и прекрасно. Побудешь рядом со мной пару дней в качестве прикрытия.

– ЧТО?!

Вот тут я и поняла, как меня подставил этот клыкомонстр. Еще бы. Он и сам может бегать от Рудика, но если я рядом – бегать уже не надо.

– Это что – мне два дня из себя такое уродище разыгрывать?

– Лучше четыре. До приезда Альфонсо. И после приезда тоже.

– Тьфу.

Больше сказать ничего не получилось. Я злилась.

Но и отказаться не получалось тоже. Почему?

Да по кочану.

Это – мой город. Мой дом. И в этом городе живет моя семья. Мои друзья. Оборотни, с которыми я подружилась, и которые сильно зависят от вампиров. Да и среди вампиров есть отдельные приятные личности. Мечислава можно называть как угодно. Гад. Сволочь. Редкий мерзавец. Но! При всем этом он совершенно не злой. И не делает людям больно только ради самого процесса. Мечислав – это ходячее олицетворение принципа меньшего зла. Потому что любой другой Князь на его месте будет намного хуже.

И если ради сохранения статус-кво мне надо немного построить из себя идиотку – я сделаю это. Только надо обговорить условия.

– Хорошо.

Мечислав улыбнулся, как сытый кот. Он и не сомневался в моем согласии.

– Но у меня есть условия.

– Слушаю?

– Я не буду проводить здесь всю ночь. Это раз.

– Я на это и не рассчитывал. А второе?

– Не лезь в мою настоящую жизнь. Ясно?

Брови вампира поползли вверх. И выглядело это так умилительно, что мне захотелось пригладить их кончиком пальца.

– Настоящую? Это какую?

– Это – где родные, друзья, институт – и так далее.

– А какое место тогда мы занимаем в твоей жизни? Очень хотелось бы гордо отрезать: «никакого». Но это уж вовсе несообразное вранье. Поэтому…

– Лично ты – пятнадцатое. Как раз после оливок с креветками и орешков со сгущенкой.

Вампир только улыбнулся.

– Попросить принести?

– Сейчас – перебьюсь.

– А чего тогда ты хочешь? Только скажи, – вампир потягивался на диване, как здоровенный хищный кот.

– Эти два условия ты принял?

– Да. Ты не будешь находиться рядом со мной всю ночь, и я не буду лезть в некоторые области твоей жизни. Это все?

– Практически. Еще в то время, когда я рядом с тобой – ты не распускаешь руки. Ясно? Ни обжиманий, ни поцелуев – одним словом Ни-Че-Го!!!

– Поторгуемся? – прищурился вампир. Я помотала головой.

– Никакого торга. Я нахожусь рядом с тобой, но ни на что более серьезное, чем поцелуй в щечку, ты меня не провоцируешь. Мне нужна ясная голова, а с тобой это и так невероятно сложно.

Мечислав расплылся в широкой улыбке.

– Я на тебя так действую, Кудряшка?

– Да ты на всех так действуешь! – огрызнулась я. – Если тебя в кошатник засунуть – у них у всех гон начнется. Или у кошек мартовский синдром? Один черт! Короче, если хочешь, чтобы я отшивала этого Рудика, изволь держать руки при себе. Ясно?

– Безусловно. Пока он здесь – я просто образец стыдливости, целомудрия и скромности.

– Образина, – огрызнулась я.

Вампир показал в улыбке острые клыки.

– Еще условия, прелесть моя?

– Не называй меня так, я себя чувствую кольцом всевластия.

– У вас много общего.

– В том смысле, что кусать нас – зубы обломаешь?

– В смысле привыкания. Я уже не представляю себе жизни без тебя…

– И я тоже. Я могу о ней только мечтать, – поддакнула я. – Договорились? Никаких приставаний. И второе. Пусть с твоими балерунами договаривается кто-нибудь другой.

– Тебе сложно?

– Мне – лень и неохота. И отдохнуть когда-то надо.

– Ладно, – вздохнул вампир. – Сойдемся на промежуточном варианте. Встречать и договариваться ты не будешь. Пошлю Леонида. А ты будешь представлена им как моя подруга. Идет?

– Зачем тебе это вообще понадобилось?

Вампир закатил глаза.