Галина Дмитриевна Гончарова
Средневековая история. Изнанка королевского дворца


– Ваше величество, приехала моя невестка.

– Вот как? Лилиан Иртон в Лавери?

– Да, Ваше величество.

– Почему она до сих пор не здесь?

– Ваше величество, я прошу для нее отсрочки на три дня.

– Отсрочки?

– Лилиан только что с дороги, а она отвратительно переносит морские путешествия.

– Как и Август… понимаю.

– Ей надо чуть отдохнуть с дороги, привести себя в порядок и уже тогда явиться к Вашему величеству…

– Вы правы, графиня. Пожалуй, я пошлю ей приглашение на малый прием, который состоится через три дня. Этого времени будет довольно?

– Более чем, Ваше величество. Моя благодарность так же безмерна, как и ваше великодушие…

– Что вы, графиня. Вам ли льстить мне…

– Это не лесть, Ваше величество! Это чистая правда!

Эдоард улыбнулся. Может быть и лесть. Но приятно же…

– Графиня, расскажите мне о своей невестке. Полагаю, вы уже успели побеседовать и составить первое впечатление?

Алисия на миг задумалась. Но потом улыбнулась и опустилась в предложенное кресло.

– Ваше величество, моя невестка человек очень интересный. И неоднозначный. Вы еще расспросите ее сами… – осторожно, очень осторожно, чтобы усилить интерес и дать понять, что не стоит давить.

– И все же? Например, чего она боится?

– Полагаю, больше всего ее пугает возможность стать безвольной игрушкой в чьих-нибудь злых руках.

– Почему вдруг?

– Как я поняла из ее рассказа – даже слуги не уважали ее. Впрочем, она никого в этом не винит, понимая, что всегда, в любой семье, в любых разногласиях виноваты двое…

Эдоард кивнул. Это хорошо. Скандал и развод были ему не нужны.

– Лиля выразила надежду, что они с мужем найдут общий язык. Но в то же время – она боится.

– И для этого есть основания?

– Возможно. Ваше величество, я говорила с ней. Лилиан умна, воспитана, это яркая и незаурядная личность… такие качества единовременно не приобретешь. Почему же мой сын не разглядел их – и отправил жену в Иртон? Из-за внешности?

Эдоард задумался.

– Джесу вообще не слишком хотелось жениться.

– Он исполнял свой долг. Но как вышло, что он не разглядел в своей постели такой бриллиант?

Его величество только головой покачал.

– Не знаю. Лилиан это как-то объяснила?

– Она сказала, что была в шоке. Свадьба, брачная ночь, быстрый отъезд…

– И поэтому они с Джесом даже не попытались поговорить?

– Август упоминал, что Джес иногда поддается своему… самодурству.

Больше Алисия ничего не сказала. Но Эдоарду хватило. Действительно свадьба, Джес уже на свадьбе был разочарован – ибо жена оказалась на порядок хуже портрета, поэтому и брачная ночь могла пройти довольно резко, а там…

М-да…

– Я могу понять графиню. А вы можете объяснить ей, что жена должна следовать за мужем, но… – тут в глазах Эдоарда заиграли веселые огоньки. – Иногда возможны и исключения. Не так ли?

– Ваше величество, вы, как всегда, мудры. И справедливы.

– Надеюсь на это. Ведь король – первый на земле после Альдоная…

– О да, Ваше величество…

– А теперь расскажите мне, чего же желает ваша невестка, к чему она стремится, о чем мечтает, думает…

Алисия подбирала слова весьма осторожно. Но Эдоард все равно удивился.

– Производство?

– Лилиан показывала мне кое-что из своих изделий. Ваше величество в том, что касается стекла, кружева… я бы сказала, что такие вещи надо поощрять.

– Например?

Алисия достала из сумочки маленькую игрушку. Лиля сама делала. Да, сложно. Но при должном старании, умении, хорошем стекле, а главное – когда не в первый раз…

Стеклянная кошечка с бантом была выполнена не из самого лучшего стекла – на взгляд Лили. Не совсем тот оттенок, можно бы и получше, поизящнее, но Алисия восхитилась искренне. Кошечка вышла с розоватым отливом, большим бантом и изящно завернутым хвостиком.

– И это все?

– Остальное Лилиан хотела показать вам и только вам. Но это стоит внимания, Ваше величество.

Эдоард кивнул.

– Я посмотрю. Хотя и такие поделки весьма милы.