Галина Дмитриевна Гончарова
Средневековая история. Изнанка королевского дворца


– Я так понимаю – это не взятка. А подарок в расчете на мое доброе отношение, – усмехнулась Лиля. – Кто еще про эти письма знает?

– Никто. В королевских тюрьмах палачам специально уши воском залепляют, чтобы чего не надо не услышали. А не то…

Лиля кивнула.

– А почему вдруг? Лэйр Ганц, я все понимаю, вы человек умный, сильный…

– Да. И хочу жить долго и счастливо. Дом хочу, семью, детей… на королевской службе это невозможно. Да и уходят с нее только вперед ногами.

– А на моей – возможно?

– Ваше сиятельство, – Ганц был серьезен. – Я ведь ненамного старше вашего супруга. А повидал столько… у меня половина головы седая. Вы женщина щедрая и неглупая. Я хочу вам предложить вот что. Я десять лет на вас работать буду. Не за доброе слово, нет. Но знаю, своих вы не обидите. За эти годы я вам людей и подберу, и обучу всему, что сам умею. А когда срок пройдет – хочу уйти. Уехать в тот же Ханганат… жениться, детей растить… умереть в своей постели, а не от удара ножом в спину в подворотне.

Лиля кивнула.

И задумалась.

Ганц – профессионал. И ее бы устроил со всех сторон. Но…

– Как я могу доверять вам? Вы можете служить королю, а потом уже мне.

– А мы все служим сначала короне, а потом людям, Ваше сиятельство.

– И все же…

– Про эти письма король не знает.

Лиля вздохнула. Тяжелое решение. И опять на ее плечи. И не подскажут, и не помогут… что же делать? Что делать?

Впрочем, долго наша героиня не думала.

– Хорошо. Я познакомлюсь с людьми, которых нашел для меня отец. Это обязательно. Он старался – и я не хочу его обидеть. Если никто из них меня не устроит – я буду говорить с Его величеством. И если он одобрит ваше назначение…

Ганц Тримейн кивнул. Кажется, это было больше того, на что он рассчитывал.

– Ваше сиятельство, я надеюсь, письма…

– Какие письма? – сделала невинные глаза Лиля. – Лэйр Ганц, я никаких писем и в глаза не видела.

Мужчина и женщина переглянулись – и дружно рассмеялись.

– Лэйр Ганц, надеюсь, вы задержитесь у меня в гостях? Миранда будет рада вас видеть… да и я хотела бы пообщаться…

– Разумеется, Ваше сиятельство. Как я могу отказать такой очаровательной женщине.

Лиля сморщила нос.

– Комплимент принят. Вот и не отказывайте. Кушайте, а после завтрака будем разговаривать…

– Ваше сиятельство, я могу…

– Нет-нет, говорить о ваших придворных на голодный желудок? Никогда! Я же пищеварение себе испорчу!

– Двор будет от вас без ума.

– Судя по рассказам Алисии – они там от рождения без ума. Половина. А вот о второй половине и хотелось бы поговорить…

– Алисии?

– Моя свекровь.

– Старая гадюка вас признала? Это дорогого стоит…

Лиля покачала головой. Она не обольщалась насчет своего искусства интриги.

– Нет. Она не то, чтобы признала… она мне не друг. Но и не враг. Я могу принести пользу – и поэтому пока она будет меня поддерживать. Но если я буду творить что-то, что поставит под удар моего мужа… ну или вообще семью Иртон…

– Вы же не будете, Ваше сиятельство?

Лиля пожала плечами.

– Своего мужа я люблю. Но если он опять намерен обращаться со мной, как с бессловесной куклой… Вам бы такое понравилось?

Лэйр Ганц качнул головой.

– Вот. Я понимаю, есть женщины, которые без посторонней помощи и хлеба не купят. Но я-то не такая. И надеюсь, что граф Иртон это поймет.

– Я тоже на это надеюсь…

Ганц Тримейн кивнул, скорее своим мыслям.

Граф Иртон должен понять, что не стоит мешать жене и ее планам. А не то ведь…

Нет, убивать его Ганц пока не собирался. Но – все в воле Альдоная, милостивого и всевидящего. И – точка.

Завтрак.

И надо действительно пройтись с графиней по списку придворных. Хотя бы по основным. Чего ждать, от кого ждать…

Примерно к полудню к активно болтающим Лиле и Ганцу присоединилась Алисия – и обсуждение придворных затянулось чуть ли не до четырех часов. Потом Лиля взвыла, требуя отдыха кипящему мозгу, у Ганца и Алисии нашлись неотложные дела – и все разошлись из кабинета.

* * *

Этот разговор состоялся вечером.

– Ваше величество…

– Госпожа графиня Иртон, я рад вас видеть. Что случилось, Алисия, вас не было вчера на приеме?