Галина Дмитриевна Гончарова
Средневековая история. Изнанка королевского дворца


– Точнее нам придется ехать в Ативерну.

– Нам?

– Или мне – или тебе. Наверное, поеду я. А ты останешься здесь. Я дам тебе полномочия регента на случай моего отсутствия, подтянешь войска… справишься.

– А ее величество?

– Куда ее тягать с детьми? Старших возьму, все равно девки…

– Тоже ведь… Гард, давай их к Милии пристроим, что ли? Не годится это – принцесс в такой глуши растить. Мы с тобой это как-то упустили…

– Их надо замуж выдавать. И лучше за границу. Подумай. Может, имеет смысл переговорить с Ханганом…

– Имеет смысл взять с собой соплюшек – и представить их наследнику Ханганата.

– Наследнику?

– Раньше я не знал всей подноготной. Но теперь могу и доложить. Гард, в Иртоне гостил один из самых знаменитых докторусов нашего времени. Тахир Джиаман дин Дашшар.

– Ханган.

– Ну да. А теперь представь – Великий Ханган отправил среди зимы своего наследника, на трех кораблях, через проклятый пролив, к Тахиру, чтобы тот вылечил принца.

– И как?

– Лечение прошло более-менее успешно. Оказалось, что парня травят…

– Чем же?

– Мой человек так и не понял… писал что-то про кровь Кобылицы…

Это верно. Лиля не особо распространялась о болезни наследника, но шила в мешке не утаишь. Сплетни, слухи… а вирмане, которые ходили в Альтвер и зимой, и ранней весной, позволяли себе расслабиться в трактирах. Где их и ловил Ройс.

Ставил выпивку, расспрашивал…

А потом отправлял отчеты. Лиля, кстати, была немного в курсе, но не препятствовала. Если информации мало – это плохо. Если ее много – это тоже плохо. Так что будем делиться кусочками сведений.

– Ладно, не это важно. Мальчишку вылечили?

– Не до конца. И сейчас они всей командой направляются в Лавери.

– Зачем?

– Я понял так, что Лилиан Иртон – любимая ученица Тахира и расстаться с ней он не может ни под каким видом.

– Даже так?

– А Эдоард ее призывает ко двору.

– Ага. То есть девчонка ко двору, за ней лекарь, за лекарем принц… Эдоард не боится мальчишку угробить?

– Он хотел, чтобы ее сиятельство еще ранней весной приехала. Не получилось. Принц как раз еще недостаточно окреп, вот сейчас…

Гардвейг кивнул.

– Говоришь, хороший докторус…

– А это вот… – Альтрес достал свиток, на котором были переписаны вопросы Лилиан. – Я могу послать им ответы, но сам понимаешь. Лучше…

– Вызвать их не получится?

– Нет.

– Тогда посмотрим, что дальше будет. Если все будет хорошо – увидимся на свадьбе. Но ты подумай пока, чем можно заинтересовать этого докторуса… мало ли что.

Гардвейг неосознанным жестом потер ногу – и у Альтреса сердце защемило.

Смерть близкого человека страшна.

Еще страшнее смерть единственного близкого человека. С которым вы даже дышите одним дыханием.

А самое страшное – это когда он медленно умирает у тебя на глазах, ты все видишь, все понимаешь, но помочь ничем не можешь… свою бы жизнь отдать, так ведь не возьмут! Хоть криком кричи…

Гардвейг перехватил взгляд своего брата.

– Так, Альт, хватит киснуть. Будешь сопли распускать – женю.

– Иди ты, – беззлобно ругнулся шут. – Угрожать он еще будет… твое величество.

Гардвейг даже и не подумал обидеться.

– А то ж… вот кстати – на этой любимой ученице и женю. Обеспечу докторусов своим детям. Элитной ханганской выучки.

– А ничего, что графиня немного замужем? – уточнил Альтрес.

– А ты на то и глава тайной службы. Сегодня муж был, а завтра…

– Тьфу. Издеваться изволишь, твое величество?

– А то ж. Выпьем?

– Тебе вино нельзя.

– А что – у тебя уже и эля нету?

Альтрес фыркнул – и достал из-под стола кувшин.

– Эля нету. А вот…