Андрей Басов
Планета царя Соломона

Часа в три ночи Мишель легонько ткнул меня в плечо и указал на экран прибора. А через окно видно как из улицы Брю появились две тени и замерли, словно прислушиваясь.

– Джонни, будите!

Все зашевелились и замерли перед окнами. Теней на площади уже три. Третья вынырнула словно из-под земли и присоединилась к двум. Вместе свернули к магазину и почти тотчас же опять разделились. Тень, идущая последней остановилась и слилась с одним из деревьев, окружающих площадь, а две другие продолжили путь и растворились в тёмном пятне у магазина. На экране прибора отчётливо видно как они ковыряются в магазинных дверях. Минуты через три две фигуры проскользнули в магазин и прикрыли за собой дверь. Внутри замелькали узкие лучи фонарей.

– Сэм, через заднюю дверь! – скомандовал Мишель и девушка выскочила в коридор.

Через полминуты Сэмми вывернула из улочки, ведущей к Министерству порядка, и быстрой, суетливой походкой спешащей домой грешницы пересекла площадь. Пробегая мимо интересного дерева, вдруг бросилась к нему плечом и взмахнула рукой. От дерева отделилось тело и, придерживаемое девушкой, медленно опустилось на мостовую.

– Идём! – скомандовал Мишель, и мы высыпались из «Помплоны».

Через окно магазина, не прикрытое шторой видно не только мелькание фонарей. Злоумышленники вытащили откуда-то из внутренних помещений складную лесенку, и вот один из них уже взбирается по ней к люстре над столом. Мишель дал знак Жерару и Джонни. Те встали друг за другом напротив двери. Мишель взялся за ручку, взмахнул рукой и рванул дверь на себя. Жерар и Джонни влетели внутрь паровозом и через секунду, как кеглю сшибли с ног мужчину, замершего от неожиданности у лесенки. Лесенка упала и вместе с ней рухнула на пол и фигура, стоящая на ней. Мишель мигом оказался верхом на упавшей фигуре и сковал наручниками. Ребята подтащили второго.

– Хоть бы помог кто, – пожаловалась Сэмми, заволакивая тело третьего в дверь.

– В чём помогать? – хохотнул Жерар. – Ты уже доставила арестованного до места.

– Лодыри! – отпарировала Сэмми. – Всё самое тяжёлое и опасное я за вас делаю.

Так, один лежит без сознания. Другой взломщик вертится с ошеломлённым видом, крутя наручники. Наверное, ещё никак не может поверить в произошедшее. Третий, вернее, третья, свалившаяся с лесенки, трясёт головой, пытаясь прийти в себя. Все трое в похожих, чёрных, тесноватых, но немного разных по покрою одеяниях. Только масок и не хватает. Чуть ли не униформа почти всех убийц с незапамятных времён.

– Здесь будем допрашивать или отправим в Министерство и там? – поинтересовался Мишель.

Я дал ему знак молчать, поднял лесенку и вскарабкался к люстре. Электронный шпион в наличии. Не запущен. Отцепил и спустился вниз.

– Можно говорить. Она не успела включить устройство.

– А, может быть, оно не одно?

– Такие штуки не нуждаются в дублировании. Они слышат и через стены, избирательно различая звуки в любом направлении и отдалении. Управляются радиосигналами. Дорогая вещь.

Женщина, похоже, пришла в себя и теперь, сидя на полу, злобно сверлит нас глазами. Знакомый взгляд. Подхожу к ней, ощупываю спину и вытаскиваю из-за ворота вибронож. Вспарываю ткань у неё на левом плече и рву до локтя. На коже предплечья маленький синий значок в виде оскаленной змеиной головы.

– Наёмники из клана Железной змеи. У тех двоих должно быть то же самое. Опасные звери. Если бы не неожиданность, то нам было бы трудно с ними справиться, несмотря на численное превосходство. Принципиально не носят никакого оружия, кроме ножей. Смотри-ка, третий вроде бы, наконец, просыпается. Ну и удар же у вашей слабенькой, женской ручки, Сэмми! Мишель, отправьте их в камеры. Там стены всё же попрочнее. Днём допросим.

Через полчаса подкатил фургон с внушительным конным сопровождением. Наёмников увезли. Выходим на площадь. Светает. Очень хочется спать.

– Всем отдыхать, – распоряжаюсь я. – В полдень начнём допросы. Хотя надежды на них немного. В клане Железной змеи не принято откровенничать против нанимателя. Мозг заблокирован против предательства. Есть, конечно, особые средства вызвать разговорчивость, но в нашем с вами распоряжении их нет. Вот женщин из этого клана мне встречать не приходилось. Может, она будет поболтливее. Неважная зацепка нам досталась.

Конечно же, не в двенадцать, а почти двумя часами позже мы с Мишелем спустились в подвалы полиции. Дежурный, гремя ключами, отпёр дверь в камеру женщины. Она лежит на кровати спиной к нам. Даже не шелохнулась, когда мы вошли.

– Смотрите-ка, Анри, – спит. Ну и нервы у этих негодяев.

Мишель тронул лежащую женщину за плечо и потряс. Тело перевернулось на спину. На нас уставились широко и удивлённо раскрытые глаза мертвеца. Нижняя губа страдальчески закушена. На лице пятна. Я потрогал руку.

– Она мертва уже не меньше двух часов. Давайте скорее к другим!

Мы как ошпаренные вылетели из камеры, напугав дежурного, стоящего в коридоре у камеры.

– Быстро других, – скомандовал ему Мишель, рванув к соседней двери.

Спешить оказалось некуда. Везде та же картина или почти та же. Один упал на пол рядом с умывальником, а другой обвис, сидя на стуле. На лицах синие пятна признака отравления. Такие же, как у женщины. Делать здесь больше нечего. В молчании поднялись наверх.

– Что-нибудь говорят? – встретила нас Сэмми вопросом, а Жерар с Джонни вопросительными взглядами.

– Нет, и не будут, – хмуро ответил Мишель. – Все мертвы.

– Как мертвы!? – поразилась хором вся троица.

– У нас-то! – добавила Сэмми. – Не может быть!

– А вот случилось, – вздохнул Мишель. – Отравление. Судя по пятнам какой-то цианид.

– Сами что ли?

– Вряд ли, – ответил я. – Похоже на самоубийство, но странно синхронное и при этом ещё до допроса. Не характерно для таких типов. Нужно срочное вскрытие.

– Дежурного арестовать? Вот уж не было печали. Люди-то у нас надёжные. Невероятно!

– Дежурный тут ни при чём, скорее всего. Распорядитесь, Мишель, о срочном вскрытии и пусть просветят тела.

– Что думаете, Анри? Как можно добраться до арестантов и напичкать их ядом в запертых и охраняемых камерах, если не подкупить дежурного и караул?

– Был у меня в практике один такой случай, но очень давно. О нескольких слышал от других. Но все те случаи с кланом Железной змеи не были связаны. Если бы такое пришло мне раньше в голову, то, возможно, мы и смогли бы помешать убить арестантов. Не пришло и это досадно. Опять мы на пустом месте.

– Что за случаи, Анри?

– Потом скажу. Подождём результатов экспертизы.

Результаты подоспели не скоро. Пространно написанная бумага и прозрачный пакетик. В пакетике три блестящие тупоконечные капсулы длиной сантиметра три и диаметром миллиметра четыре.

– Были вшиты у каждого в бедро, – сказал я вслух, читая бумагу. – Знакомая вещь – стимуляторы активности. Должны срабатывать при сильном нажиме на место вживления. Впрыскивают в организм сильный активатор, делающий человека на какое-то недолгое время неудержимо сильным и неуловимо быстрым. Также при ранении нейтрализует болевой шок. Полезная вещь. Для наших злодеев активатор заменили ядом и капсулы не нажимного действия, а управляемые радиосигналом.

– Понятно, – прокомментировал Джонни, – наниматель не дождался своих людей обратно и понял, что они попали в лапы полиции. Нажал на кнопку и опасности, что пойманные проговорятся – нет.

– Как-то так. Опля, а капсулы-то меченые! – узрел я, рассматривая их в электронную лупу. – С серийными номерами. Такие мне ещё не попадались. Нужно списать номера. Сэмми, бумагу. Ага, попались покойнички! Метки не бывают бесследными. Вот тут наниматель банды что-то прошляпил. И я, похоже, догадываюсь, где искать концы.

– Где? Очень далеко?

– Порядочно. У полиции есть межпланетные базы обучения и стажировки агентов. Вы вот прошли курс профессиональной подготовки на Сибелиусе. У преступников тоже есть что-то похожее. Нелегальные учебные заведения, но, к сожалению, должен признать, что довольно эффективные. Время от времени удаётся прикрыть такие курсы обучения, но возникают новые. Спрос на подобные услуги немалый.

– Это вы, наверное, про Церебру говорите, – скорее утвердительно, чем вопросительно произнёс Мишель.

– Именно про неё. Она издавна оживлённый торговый перекрёсток со статусом нейтральности. Из-за этого статуса на ней полно притонов, бандитов и нелегальной работорговли. Операции против криминала приходится проводить тихо и неофициально. Полиция не подкупленная, но инертная. Старается ни в какие разборки не вмешиваться. Лишь бы невидимые войны не выплёскивались на улицы и не затрагивали граждан Церебры и торговлю. Если же такое всё же случается, то полиция скора и безжалостна. Своеобразное местечко. Как раз там криминальным курсантам и вживляют в тело капсулы с активатором после обучения или по отдельной просьбе делают это кому угодно. В нашем случае наниматель, похоже, захотел, чтобы вшили ядовитые. Вряд ли наёмники об этом знали. Нам это может помочь. Клан Железной змеи своих членов в обиду не даёт. Мишель, нам с собой нужно взять снимки мертвецов и вот этот акт вскрытия. Жерар, Джонни, и у вас, что есть по делу – захватите с собой. Отправляемся прямо сейчас.

– Как, прямо сейчас? – поразилась Сэмми. – А домой зайти?

– Зайдём, зайдём, конечно, но чтобы мигом. Произошло прямое столкновение и при нашей неосведомлённости нам лучше поскорее двинуться туда, где мы хоть что-то можем добыть полезного. Иначе не разберёмся в этом деле. Мишель, уведомьте о ситуации сэра Сэнди. Пусть примет меры предосторожности. А нам с Сэмми нужно попользоваться аппаратом связи. Сэмми, пойдёмте в аппаратную.