Андрей Басов
Планета царя Соломона

– Что за история с планеростатом? – поинтересовался я, поднимаясь с Сэмми по лестнице и останавливаясь на площадке второго этажа.

– По приказу сэра Сэнди мы с Жераром и Джонни обучались не здесь, а на Сибелиусе. У нас полицейских учебных заведений нет. Честно говоря, тогда на планеростате я здорово перетрусила, но вида не подала. А падение-то оказалось учебным.

– Вот оно что. Сибелиус, стало быть. Отличную подготовку вы получили. Теперь, когда мы познакомились поближе, может быть, вы всё же раскроете и неприятное, которое вы во мне открыли при первой встрече? Впрочем, не надо. Я догадываюсь, о чём вы тогда подумали. Из моей фамильярности к вам вытекает пренебрежение к окружающим и эгоизм с самомнением. Наверное, я и в самом деле распустился сверх меры. Что ещё вы заметили?

– Ой, Анри, – рассмеялась жизнерадостная и, вместе с тем, очень собранная, когда надо дочь моей хозяйки, – вы меня раскусили. Мне и добавить почти ничего не осталось. Рациональный склад ума, а бескорыстие и свобода от стереотипов вытекает из того, как вы распорядились с драгоценностями. Судя по тому, какое у вас было выражение лица сразу после покушения на вас, страха вы не испытали, а только досаду.

– Вы мне льстите Сэмми. А ведь в вас привлекает то же самое. Рациональность, наблюдательность, логичность мышления и бескорыстие, в силу которого так легко, без малейших колебаний вы раздали вещи уборщицам, даже не примеряя их на себя. Наверное, не зря сэр Сэнди и Мишель в один голос порекомендовали вас в качестве аналитика.

На втором этаже мы с Сэмми расстались вполне довольные друг другом и я поднялся в свой номер.

Похоже, что спектакль удался. Весь следующий день вокруг магазина чувствовалось неназойливое, но внимательному глазу заметное оживление. Чтобы всё это не выглядело наигранным и спровоцированным специально для привлечения внимания, к вечеру начали вешать на окна шторы от досужих глаз. Все повесить, как бы не успели.

– Поиск подслушивающих устройств в Министерстве принёс результат, – доложил Мишель, когда я днём вернулся в магазин с прогулки по городу. – Нашли.

– И много?

– Восемнадцать. По числу столов в пищеблоке. В том числе и под тем столом, за которым мы с сэром Сэнди обсуждаем за трапезой дела. Классический случай. Все устройства одинаковые, понятно инопланетного происхождения и весьма дальнобойные. Так что радиус распространения сигнала нам ничего не даёт.

– А?…

– Да, я подумал об этом. За последние полгода поступил на работу в столовую только один человек. Чуть больше месяца назад. Ушёл через неделю, поссорившись с шеф-поваром. Повод для ссоры ничтожный. Явно разыграно. Жерар и Джонни проверяют. Скоро должны быть здесь.

– Убрали жучков?

– Конечно, нам же нужно, чтобы противник потерял источник информации и понял, что из Министерства он уже ничего не получит. Это подтолкнёт его к действиям в магазине.

– Не обязательно. Вероятно, но не на сто процентов. Умный может и понять, куда его подталкивают. Так что будем надеяться лишь на то, что нужда в осведомлённости пересилит осторожность. Не очень обнадёживающая для нас ситуация, но одновременно и весьма перспективная. Сэмми, что случилось с уличным фонарём напротив магазина, пока меня не было? Почему он разбит?

– Какая-нибудь проезжавшая большая повозка могла задеть. Кучер, наверное, даже и не заметил, потому как никто и не останавливался. Да и я увидела только когда бегала домой.

– Очень мило. Какая-то повозка лишает ночного освещения место, на котором мы ожидаем именно ночных событий, и это никого не обеспокоило – не заметили. Что мы ещё не заметим?

Сэм виновато закусила губу, а Мишель укоризненно покачал головой, и попытался выручить своего агента.

– Ничего ужасного, Анри. Зато наши шансы заполучить ночных визитёров, похоже, повышаются. Если, и в самом деле, сломанный фонарь не случайность.

– Может быть, и повышаются. Только вот слежка за повозкой, если та была при наших делах, могла бы тихо и без слов привести нас к чему-то полезному. Тогда как захват всегда чреват молчанием задержанных. Ладно, ничего страшного. Лет десять-пятнадцать назад я и сам многого не замечал. Наблюдательность – дело наживное.

Сэм немного приободрилась и повеселела. Зашелестела, распахиваясь, входная дверь, запустив по магазину солнечный блик.

– Пусто, – прямо с порога сообщил Жерар. – Такого человека по данному им при поступлении на работу адресу никогда не было. Но у нас есть его лицо из личного дела. Да и мы все сами не раз видели его на раздаче блюд. Узнаем, если встретим.

– Если встретим. Что ж, на сегодня у нас здесь вроде бы всё. Конец рабочего дня в полиции и у нас формально тоже. Расходимся. К ночи все должны быть в «Помплоне». Хотя, что это я говорю – к ночи. К вечеру. Нужно подумать, что будем делать завтра, если ночь окажется неудачной. Тут уж я виноват, не задумавшись о том, как для слежки за нами будет выглядеть наше проживание под одной крышей. Ладно, теперь уж не исправить. Сэмми, я хочу взглянуть на ваш аппарат галактической связи в Министерстве порядка.

Аппарат-то, когда Сэм его запустила, оказался вполне работоспособным, хотя и далеко не новым. Впрочем, для сбора информации и мгновенных переговоров достаточно подходящим. Большего нам и не требуется. Две большие комнаты сплошь по стенам и до самого потолка заставлены шуршащими и мигающими приборами приёма, передачи и обработки сведений. Лишь в середине одной из комнат осталась небольшая площадка с парой кресел перед пультом управления. Тесновато.

– Сэм, говорят, что вы много времени тут проводите.

– У нас нет специального оператора связи. Аппарат-то на аварийный случай. Постоянно передавать и принимать нам нечего. Всё нужное приходит и уходит с транспортными кораблями. А мне интересно, что делается в космосе и на других планетах. Сижу здесь часами, слушаю и смотрю, что попадётся. Управляться с такой техникой нас учили на Сибелиусе. Интересно и сэр Сэнди не против, что я тут обретаюсь в свободные часы.

– Замечательно, эта штука понадобится нам в самое ближайшее время. Так что убедиться в её готовности мне было не лишне. Пойдём домой что ли?

В «Помплоне» мадам Дежу угостила всех превосходным ужином собственного приготовления и просто извелась от любопытства, для чего тут в её владениях собралась такая серьёзная компания. Жерар с Джонни пересмеиваются, а Мишель молитвенно вздымает глаза к небу.

– Мама, перестань, пожалуйста! – не вытерпела Сэмми. – Мы с тобой уже не раз говорили по поводу сования чужих носов в полицейские дела.

– Вот, видите, как она с матерью обращается! – с обидой в голосе попыталась апеллировать к окружающим гостиничная матрона. – И я вынуждена такое терпеть.

Тем не менее, мадам смирилась с неизвестностью и затихла, а мы все, поблагодарив её за доставленное наслаждение, поднялись в мои апартаменты, по пути включив свет в комнатах Мишеля, ребят и Сэмми.

– Уже и фонари зажглись, – заметил Мишель, краем глаза глянув в окно. – Так какие у нас планы?

– Небогатые. Нам понятно, что нечто, просто так, побочно генерирующее очень крупные объекты, в работе, для которой оно предназначено, может создавать, наверное, и ещё более масштабные или разом многочисленные вещи. Здесь на Пармезане они не наблюдаются.

– Вывозят.

– Именно вывозят. Это едва ли не первое, что нам нужно постараться определить. Что вывозят, как и сколько. Планета обжита и исследована едва ли на одну двадцатую часть. Пустые пространства огромны и на этих пространствах можно скрыть, что угодно. Вывозить же удастся лишь космолётами. И вместе с тем, как я понимаю, из космопорта не поступало сведений о приземлении и уходе неизвестных судов. Это возможно в одном случае. Когда подход к Пармезану скрыт от сканеров космопорта горизонтом планеты. А это означает, что подход к Пармезану и уход от него довольно сложны из-за вращения планеты. Возможно, на той стороне Пармезана есть станция наведения.

– Пожалуй, – подтвердил Мишель, – чтобы в этом убедиться, нужно взглянуть на обратную сторону Пармезана из космоса. Мы это можем сделать на королевской яхте.

– Можем, но не будем. Второй яхты у нас нет и дублёров самих себя тоже. Скорее всего, там окажется защита от любопытных. Мне что-то не хочется разлететься на молекулы. Нужны автоматические спутники-шпионы. Я попробую достать, а пока в пустынные области ни ногой. А вот из вывоза могут вытекать очень интересные последствия. Где-то это может проявиться. Вот тут как раз работа для Сэмми.

– Какая работа? – мигом оживилась прелестный агент полиции.

– По сбору сведений о необычных явлениях, ситуациях в технических, экономических и политических отношениях в последнее время на просторах космоса. Нужно искать всё, что угодно странное, отличающееся от обычного. От попыток свержения власти до смены моды на одежду.

– Кстати про моду, – вставил своё слово Джонни. – Мы бы с Жераром с удовольствием выпили бы ещё по чашечке чая со сказочно модным всегда вареньем мадам Дежу.

Сэмми мигом улетучилась и вернулась с подносом, заставленным чашками.

Часа через два начали поочерёдно расходиться.

– Жерар, придёте к себе и погасите свет. Мишель, Сэмми, то же самое с интервалами минут десять-пятнадцать и спускаетесь к ребятам. Оружие не забудьте. Я вслед за вами.

Через полчаса и я спустился вниз, оставив свет в своей комнате включённым. Прибор ночного наблюдения в апартаментах Жерара и Джонни работает. Окно закрыто, но площадь, как на ладони. Фонари горят и в их свете различаются стены домов. Только на месте ювелирного магазина почти непроницаемое чёрное пятно. В комнате тоже темнота, хоть глаз выколи. Откуда-то из дальнего угла слышится хруст перемалываемых зубами то ли сухариков, то ли печенья.

– Кто где? – интересуюсь я.

– Я тут, – донёсся из хрустящего угла голос Сэмми.

– И я тоже, – добавил Джонни.

– Ага, значит силуэты у окна понятно кто. Я к вам присоединюсь.

Началось томительное ожидание. Через некоторое время хруст в углу прекратился, и послышалось лёгкое, ровное сопение спящего человека.

– Джонни, – шепчу я в ту сторону, – пусть пока подремлет. Не тормошите её.