Текст книги

Дмитрий Захаров
Уикенд с демонами


– Идиот! – взвизгнул мужчина, отдернул руку. Фаланга посинела и опухла, кайма ногтя побагровела. Он инстинктивно сунул палец в рот. Дурная птица едва не оттяпала пол руки! Он с удивлением обнаружил, что кровь остановилась, в месте проникновения булавки под кожу чернеет крохотная точка. Словно занозу посадил. Чернота быстро расползалась, подтек под обкусанный ноготь. Так быстро гангрена начаться не может! Рука слегка онемела.

– Что ты сделал, ублюдок… – прошептал Сашка.

Птица летела следом, золотая цепь елозила по могучему загривку.

– Не горюй, шмардюк! – каркал сэр Гальба. – Ты мне потом еще спасибо скажешь!

Чудны дела твои, Господи, но кроме него никто не обратил внимания на удивительное животное! Полицейские машины стремительно приближались. Он вдавил педаль газа, «БМВ» послушно набирала скорость.

Действительно, в проеме между бетонными стыками объявилась узкая брешь, за ней следовала разбитая дорога, усыпанная мелким щебнем. Подвеска немецкой тачки и здесь оказалась на высоте, машина мягко сглатывала многочисленные ямки. Следом устремился черный вертолет, завис над серой пустошью в сотне метров от дороги. Сашка высунул голову в ветровое окно.

– Что дальше делать?!

– Ты молодец, шмардюк! – миролюбиво вещала птица. – «Вертушку» видишь? Дуй туда!

– Развод! – отчаянно прошептал человек. – Это все – развод!

Он свернул на распаханное поле, мощный мотор надсадно заурчал, из-под колес вырвались ошметки сырой глины. За спиной взвыли полицейские сирены. Коренастый газик уверенно карабкался по вдоль трассы, расстояние неумолимо сокращалось.

– Давай живее! – рявкнул сэр Гальба.

– Даю!

Сашка стиснул зубы, выдавил педаль газа, колеса захлебывались в жидком месиве, но машина уверенно продвигалась вперед. Из недр вертолета выкинули лестницу. До газика оставалось не более двух сотен метров. Мужчина выскочил из салона, и побежал по глинистой земле. От рева заложило уши, ветер рвал легкую куртку. Сашка вцепился пальцами в болтающуюся лестницу, и вертолет мгновенно взмыл в воздух. Он подтянулся, и упал грудью на острый бордюр. Чьи-то сильные руки втянули его в кабину, захлопнули дверцу. И тогда он услышал сухие щелчки доносящиеся с земли, словно железные пальцы ломают твердые ветки. Он догадался, что это стрельба, и улыбка раздвинула бледные губы.

– Как в кино… – прошептал он севшим голосом.

Химера

Журналисты плотным кольцом окружали подъезды к зданию. Аккуратный домик, выстроенный в стиле модерн, прятался в густой листве цветущей жимолости. Такие растения редко приживаются в суровом северном климате, наличие южных цветов не имело здравого объяснения. Терпкий запах кориандра и базилика принес слабый порыв ветра, словно во дворе обосновалось кафе, специализирующееся на индийской кухне. Охранники в фирменных комбинезонах неприязненно косились на репортеров. Журналисты расположились на газоне, курили, жевали бутерброды. Осада загадочного офиса длилась треть сутки.

Место для парковки пришлось искать долго. Роман Сергеевич аккуратно выруливал промеж микроавтобусов, искоса поглядывая в сторону машин ДПС. Надеясь заглушить спиртовые выхлопы, перед выходом из офиса он съел кусок пиццы внушительных размеров. Пицца была вчерашняя, застывшие подтеки томатной пасты горчили, от кружочков колбасы подозрительно попахивало. Когда добродетельная Нина Ефимовна уходила в садоводческий загул, питание превращалось в пытку, но требовалось зажевать выпитый виски.

Появление говорящей птицы, а затем мультяшного жулика на экране смартфона не повлияло на качество сна. Мужчина проспал добрых сорок минут, его разбудил телефонный звонок. Тревожился поставщик. Он перевел на счет фирмы круглую сумму, и требовал отчета. После звонка клиента, Авдеев открыл базу данных, но упомянутых денег не значилось. Неприятности начинаются с утра! В поисках пропавшего без вести счета прошел день, бизнесмен начисто позабыл про цаплю из виртуального мира. Требовалась помощь бухгалтера, но тревожить Нину Ефимовну во время орошения посева, значило навлечь на себя праведный гнев. Он спохватился, когда часы показывали двадцать минут четвертого. От выкуренных сигарет мутило, во рту застыл сивушный привкус. Стоя в дверях, он ощутил спиной тяжелый взгляд, круто обернулся. Цезарь выполз на свой камень, немигающие глаза рептилии смотрели на человека в упор. Чувствуя неприятный холодок промеж лопаток, Авдеев захлопнул дверь, и выбежал на улицу.

Втиснуть громоздкий «Ниссан патрол» оказалось непосильной задачей. Роман Сергеевич потел, проклиная последними словами журналистскую шайку, недоумевая, что им могло понадобиться в фешенебельном районе города. На него давно посматривал инспектор ДПС, тучный и неповоротливый, как отъевшийся за зиму барсук.

Спасение пришло неожиданно. Будто из-под земли вырос охранник, стукнул костяшками пальцев в стекло.

– Ваша фамилия Авдеев?

– Угадал…

Охранник лениво листал страницы планшета.

– Вам было назначено на шестнадцать часов. Сейчас четверть пятого.

– Леший вас раздери! – вспылил мужчина. – Ты можешь найти место для парковки, солдат?!

– Журналисты… – понимающе кивнул охранник. – Они круглосуточно торчат. Езжай за мной!

Он уверенно шагал вперед, расталкивая сгрудившихся людей. Роман Сергеевич медленно ехал следом, стараясь не раздавить могучими колесами внедорожника разбросанную аппаратуру. Журналисты всех мастей смотрели на счастливчика недоброжелательно.

– Этот на крутого не похож! – заметил некто небритый, джинсовый, длинноволосый.

Ему ответили, в толпе послышались дружные смешки. Зеваки неохотно расступались, охранник буркнул в рацию, бесшумно распахнулись кованые ворота. Авдеев оставил машину у входа в особняк, с удивлением отметив отсутствие других автомобилей на парковке. Едва ли шоумены ездят на метро!

Охранник скрылся в своей будке, и не подавал признаком жизни. Смутная тревога теснила грудь, но бизнесмен приписал волнение набитому животу, и злосчастным аритмиям. К дверям вели искусно отлитые ступени, дверной козырек украшал необычный герб – коза, с физиономией ухмыляющегося льва. Царь зверей открыл пасть, извергая золотистые лепестки, которые по замыслу архитектора должны были означать языки пламени. Сказочная химера. Похожая фигура была изображена на сургучной печати. Авдеев сломал печать, открывая конверт, и сейчас пожалел о своей опрометчивости. Поздно пилить опилки! От сладкого запаха цветов мутило. Он смял в кармане полупустую пачку сигарет. На перекур времени нет. Он и так опоздал на полчаса. Звонок откликнулся веселой трелью. Потекли томительные секунды ожидания, он подавил желание немедленно уехать отсюда. Свалить ко всем чертям! Наконец послышались грузные шаги, скрипнул засов, распахнулась тяжелая дверь. На пороге стоял высоченный мужчина. Мощные предплечья обтягивал тесный камзол, расшитый золотом, вроде тех, что носили щеголи в восемнадцатом веке. Мускулистую шею опоясывает голубой бант, не вяжущийся со звероподобным обликом служащего. На лацкане приколот бейдж, красноречиво свидетельствующий, что громила является консультантом фирмы «Химера», и кличут его Асмодей. Ни отчества, ни фамилии на пластиковой табличке не значились.

Консультант молча стоял в проходе, изучая посетителя.

– Я договаривался о встрече! – нетерпеливо сказал Роман Сергеевич. Метким взглядом, он оценил отменную координацию служителя. Тот едва шевельнулся, заслоняя массивным корпусом вход в помещение, в движении угадывалась сила и гибкость дикого зверя.

– Вы опоздали!

– Позови шефа! – нагло глядя в лицо консультанта ответил Авдеев. – Или девчонку, которая мне звонила.

– Девочки – не по нашей части! – усмехнулся громила. – Продажная любовь безнравственна!

Слушать проповеди на тему морали от урода с внешностью Франкенштейна было отвратительно!

– Мне звонила женщина. – терпеливо твердил бизнесмен. – Я перся к вам через пробки почти час!

– Опоздал… – уныло повторял консультант.

– Придурок ряженый!

Роман Сергеевич повернулся, и направился к автомобилю, мысленно проклиная идиотскую фирму, муляж химеры, девчонку с сексуальным голосом, и тупого качка, взявшего псевдоним стриптизера. Грудь теснила необъяснимая тревога. Он будто прикоснулся к тайне, но та ускользнула, выпорхнула из рук, как трепетная бабочка. Он нажал кнопку на брелоке сигнализации, отголоска не последовало. Испытывая самые недобрые предчувствия, дернул ручку автомобиля – тщетно. Пелена гнева захлестнула здравый смысл. Асмодей возвышался на прежнем месте, как истукан. Косые лучи заходящего солнца отражались от бейджа.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу