Василий Харлампиевич Ситников
Колыбельная для страны

Что когда-то умели
Любить и прощать.
Мы сегодня играем
По крупному счёту
И друг другу пощады
Не вольны обещать…
Ну, добро бы – на танки,
Ну, добро бы – на доты,
Когда бьют пулемёты
И с овчинку бел свет.
Мы сегодня играем
По крупному счёту,
И путей поворотных
К отступлению нет…

1982 г.

«Тихой песнею день окончен…»

Тихой песнею день окончен,
Веет влажностью спелых трав.
Пожелания: «Доброй ночи!»
Разнесли по лугам ветра.
Спят гурты в голубых загонах,
Застилает туман лога.
На прокосины, на прогоны
Августовская мгла легла.
Мрак крадётся матёрым зверем,
Зацепив над избой звезду.
И надеюсь опять, и верю,
И с тревогой чего-то жду.

1984 г.

Год красной ягоды

Ветры ласкали дали,
Зрела в лесах малина,
Жал я на все педали,
Ты родила мне сына.
Солнце плескало в спицы
Брызги небесной сини.
И подпевали птицы —
Ты родила мне сына.
Шире раздвинул плечи,
Разом удвоил силы.
Быть мне отныне вечным —
Ты родила мне сына.

1985 г.

«Слепила ласточка гнездо…»

Слепила ласточка гнездо
Под самой крышей.
И наш осевший, старый дом
Стал сразу выше…
Цвели под окнами цветы,
Взрастали дети.
И дождь подтёком завитым
Расщелье метил…
Сорвали с крыши дряблый тёс,
Покрыли жестью,
Гнездо сшибили под откос
С доскою вместе…
И вот стоит тот старый дом,
Сутуло дышит.
Ни гомона, ни песен в нём,
И тишь под крышей…

1987 г.

Ты, хорошая музыка, подбодри нас, пожалуйста

«Берёзка в пушистом инее…»

Берёзка в пушистом инее
У моего крыльца.
А небо – такое синее,
И нет у него конца.
А лица такие светлые
Под скатами белых крыш.
И никакими ветрами
Не выветрить эту тишь.
Легко и свободно дышится,
К щекам приливает жар.
И только слегка колышется
Над сёлами белый пар…

1973 г.

«Вот и минуло лето…»

Вот и минуло лето,
Мимолётное, быстрое,
Листья сыплются с веток
Перемётными искрами.
По-над заводью сонной
В терпеливом молчании
Смотрит в омут бездонный
this