Василий Харлампиевич Ситников
Колыбельная для страны

Что никогда не сумею
Ответить на этот
Простой вопрос…
А ты – забыла,
Да, да, я знаю,
Кого не любишь,
Легко забыть.
Я сам-то, милая,
Вспоминаю тебя…
Да впрочем,
Что говорить…
Но не могу
Сам себе признаться,
Что в жизни вышел
Вдруг поворот.
Что всё смогло
Так случиться, статься,
А впрочем, приходит
Всему черёд…
Всё принимаю:
И вопли вьюги,
И лютый холод
Суровых зим.
Я жду с нетерпением
В гости друга.
Лишь только с ним я
Исповедим…
Лишь только с ним я
Под суматоху
Шальных ветров
Растревожу май…
Тебя любить
До последнего вздоха
Мне не под силу,
Прости, прощай…
И не суди меня
Слишком строго,
Не вечен свет
Восковой свечи…
Людей хороших
На свете много,
К ним только надо
Найти ключи…

1974 г.

В кафе

Ну как тебе бытуется с другим?
Нет-нет, постой, тебя я не ревную,
Доволен я и тем, что был любим
И сам изведал радость неземную.
Не проклинаю скромный свой удел
И никогда не плачу по удаче.
Пусть вышло всё не так, как я хотел,
Но разве может как-то быть иначе.
Не знаю, наяву или во сне
Явилась ты помимо всякой воли,
Чтобы напомнить о былой весне,
Коротким счастьем павшей мне на долю.
Ну что же, я, признаться, буду рад
Спешить к тебе навстречу без оглядки,
Чтобы однажды поймать твой взгляд
И распознать в нём лисие повадки.
Сказать тебе те самые слова,
Увы, ещё не сказанные мною,
Чтобы опять вскружилась голова
И захлебнулась трепетной волною.
Стремленье чувств – наивная игра.
Уже давно прошла бесповоротно
Та, самая счастливая, пора,
Когда бы я на всё пошёл охотно.
Лишь только бы того желала ты,
Лишь только бы тебе отрадно было,
Но ты любила не мои цветы,
И не его, а лишь свои любила.
Так стоит ли жалеть нам о былом,
Когда его и не было, известно,
Я очень рад, что за одним столом
С тобою мне ни чуточки не тесно.
Что ты по мне скользишь лукавым взглядом,
Что существует между нами связь,
Что ты со мной, мне никого не надо,
И что судьба с судьбой пересеклась.

1975 г.

Я искал тебя в каждой прохожей

«У прясел, заросших бурьяном…»

У прясел, заросших бурьяном,
Давно уж ирга отцвела.
Опять ты уехала рано,
Как будто вовек не была.
Ни дома не вижу, ни в поле,
Ни в клубе в четвёртом ряду.
В недоле один, как в неволе,
На что-то надеюсь и жду.
А вдруг ты в коричневой блузке,
this