Василий Харлампиевич Ситников
Колыбельная для страны

И ноги, и руки…
И враг оскорбит,
И унизят пижоны,
И буду я битым.
Забытым, прожжённым.
Беду испытаю
И горечь осилю
И в этих скитаньях
Познаю Россию.

1984 г.

Старая песня

Насте.

Я вила кудёрышки
Да брала ведёрышки,
Мимо окон милого
Шла к колодцу дальнему
Будто к месту бальному —
Это тайна давняя.
Износились, выцвели
Платьица нарядные,
И хожу с ведёрками
Ныне неоглядно я.
Кружат, разлетаются
Листья под берёзками,
Кудри расплетаются,
Что-то стали жёсткими.

1986 г.

«Мой милый друг…»

Мой милый друг,
Чему ты веришь?
Куда ни глянь, повсюду ложь.
Толпа всегда просила зрелищ,
Ты от неё пощады ждёшь.
Плюнь в эти масляные морды,
Что о любви тебе трубят.
Стой на земле светло и твёрдо
И положись лишь на себя.

1989 г.

«У Мефоди гости вроде…»

У Мефоди гости вроде,
Сохнет бредень у реки.
Сам Мефодий ходит-бродит,
О два пуда кулаки.
Ранней ранью топит баню,
А завяжется парок,
Плесканёшь чуток на камни,
И с полка да под порог.
Глянешь в щель, за ширь лужкову —
Деревеньки в бась и в крась.
К Плёсу ближняя – Дружково —
Нетерпеловом звалась.
Уж давно из штольни вышел,
А крепок ещё шахтёр.
Лес шумит над самой крышей,
От крыльца – дорога в бор.
Поразмётана солома
Перед лазом на сенник.
Всё знакомо…
Угол дома
Подпирает боровик.

«Мне крупно повезло…»

Мне крупно повезло —
Я мог бы не родиться.
Потом мне повезло —
Я мог бы утонуть.
Спасло и вознесло
Пророчество провидца.
Создатель неземной
Благословил мой путь.
Потом, когда болел,
Не околел, а выжил,
В тот дифтерийный год
Ушла моя сестра.
На камень налетел,
Но устоял на лыжах,
По пьянке не сгорел,
Ночуя у костра.
Я знаю – скор наш бег,
Туманит и дурманит,
Так ветрено везенье,
Так хрупок человек.
В стакане кончит век,
Со чтивом на диване,
В роскошном «шарабане»
Под лязганье телег…
И если друг придёт,
Простивший и прощённый,
С улыбкою возьмёт
this